Каргопольская игрушка что это

Обновлено: 25.06.2022

Впервые Каргополь упомянут в год Куликовской битвы, 600 лет назад. Знаменит он шедевром древнерусского зодчества — Христорождественским собором XVI века. Места здесь дивные, незабываемые: река Онега, простор земли, ширь неба. Одним словом — Русский Север!

Издавна селились тут люди неторопливые, работающие споро и ладно. Пустого и лишнего они не терпят. Меткое слово, доброе дело ценят и помнят.

В повседневной жизни среди этой обильной, но суровой природы в обиход человеческий входило самое полезное и нужное.

Так родилась здесь глиняная игрушка, завелась она по избам окрестных деревень, по городским домам, глубоко выразив народный характер, став настоящим художественным явлением.

Лепят игрушку руками, как пирожок, сушат, обжигают в русской печи, раскрашивают немудреными красками. Делают основательно и умело, как и всякую другую работу.


Обжиг игрушек в русской печи | С.Е. Дружинин. По грибы. 1970

И вот появляется на белый свет не то птаха, не то девица. Ничего подобного в небе не летает, в воде не плавает, по земле не ходит. Но узнать это существо можно. Перед нами птица Сирин — образ, дошедший к нам из древнерусской языческой мифологии. Он символизировал радость, был своего рода эмблемой счастья, поэтому из века в век украшал прялки и туеса, величаво парил над изображениями бытовых сцен, будь то поездка в санях, посиделки или чаепитие. Так долетела до нас мечта наших далеких пращуров о солнце и воле.

Кому не известны кентавры из древнегреческих мифов! На Руси они прижились под именем китоврасов. Полюбился народу образ доброго, удалого человека, скачущего конем. И перед нами — целое племя веселых и задорных деревенских славянских кентавров. Постукивают бородатенькие китоврасы копытцами, трясут головами в заломленных шапках, а во всю грудь у каждого — солнце с яркими лучами. Создать такое может только талантливый и душевный человек, многое повидавший на веку, знающий и горе и радость.

Авторы каргопольских игрушек — люди в основном пожилые, но не стареющие сердцем.

Замечательную память о себе оставила Ульяна Ивановна Бабкина — чудо-мастерица. Ее игрушки показывались на выставке в Москве.


Ульяна Ивановна Бабкина | Каргопольская изба

Герои каргопольской игрушки — и коровушка-буренушка, и гармонисты, и грибники.

После напряженного трудового дня в темную зимнюю пору или в гнилую осень посмотришь на эти рукотворные чудеса — и словно побеседуешь с хорошим и отзывчивым другом. Станет на душе и легче, и радостнее, в самом пробудится художник, и мир расцветится радугой.

Вот почему возник и укоренился на каргопольской земле этот народный промысел.


А.П. Шевелёв. Коровушка. 1975 | Мастер каргопольской игрушки А.П. Шевелёв

↑ История

КАРГОПОЛЬСКАЯ ИГРУШКА — русский художественный промысел, распространенный в районе города Каргополя Архангельской области. Возникновение промысла Издавна в Торопове, Гриневе, Печникове — деревнях Панфиловской волости Каргопольского уезда, сложился сезонный гончарный промысел на местных красных глинах.

Искусство изготовления керамики зародилось на Каргопольской земле ещё в эпоху каменного века. На стоянках Каргопольской неолитической культуры (4 — 3 тыс. до н.э.) найдены обломки глиняной посуды, украшенные ямочно-гребенчатым орнаментом, а также примитивные фигурки, изображающие людей, птиц и животных.


Мастера каргопольской игрушки Д.В. и К.П. Шевелёвы | С. Н. Яковлева. Гармонист. 1976

Истоки традиционного гончарного промысла Каргополья уходят в 11 — 13 века, ко временам славянской колонизации края из Новгородских и Ростово-Суздальских земель. Именно в это время здесь впервые появляется посуда, изготовленная на ручном гончарном круге, и те характерные формы сосудов, которые практически без особых изменений дошли до 19 века. Сведения о гончарстве этого многовекового периода немногочисленны. При археологических раскопках на соборной площади г. Каргополя найдено большое количество обломков средневековой глиняной посуды, свидетельствующих о значительных масштабах и высоком уровне керамического производства.


Крестьянка с птицей | Баба
И.В. и Е. А. Дружинины. 1942 | 1947

Конкретные сведения о развитии гончарства на Каргополье относятся лишь к 19 — началу 20 в.в. Историко-краеведческие публикации и статистические отчеты по кустарной промышленности упоминают о существовании этого промысла в 8 волостях Каргопольского уезда. Наибольшее развитие он получил в деревнях Панфиловской волости, в окрестностях села Печниково. В 1902 году здесь работало на дому 43 гончара, из них 30 человек в деревнях Гринево, Олеховская, Огнево и Ананьино.

Как и все крестьяне, каргопольские гончары пахали землю, растили на ней хлеб, держали скот. И лишь в свободное от сельскохозяйственных работ время садились за гончарный круг. Изготовление посуды давало дополнительные средства к жизни. За зиму гончар производил от 200 до 800 горшков, а его годовой заработок составлял 14 — 15 рублей (цена 1 горшка до 12 копеек). В промысле работали и мужчины, и женщины, им помогали дети лет с 8 — 9. Делали посуду разных размеров, форм и названий: горшки, кринки, корчаги, латки, квашни, роговики, рукомои. Из остатков глины «стряпали» величавых баб, домашнюю живность, лесное зверье, звонкоголосых уточек-свистулек, особо любимых детворой. Свои изделия панфиловские горшечники продавали на местных ярмарках, развозили по ближайшим деревням, продавали их и в Каргополе.

Передаваемые из поколения в поколение традиционные приемы изготовления глиняной посуды донесли до нас древнюю технологию. Мастера выделывали посуду на ручном деревянном гончарном круге, наращивая стенки сосудов из нескольких жгутов — «тетерок». Высохшие изделия помещали в обжигальню — закаляли огнем. Вынутое из печи раскаленное изделие окунали в мучную «болтушку» из овсяной или гороховой муки, которая вскипала на нем темными фантастическими разводами. Такую посуду называли обварной.

В конце 19 века широкое распространение получила поливная керамика. Готовое изделие обмазывали дегтем и посыпали его толченой свинцовой «мучкой». Во время обжига окись свинца плавилась и посуда покрывалась красивой зеленоватой глазурью.

Изготовление глиняных игрушек изначально сопутствовало гончарному ремеслу. О том, как выглядели средневековые каргопольские игрушки, известно мало. Единственную игрушку этого времени, найденную в Каргополе, археологи датируют 15 — серединой 16 в.в. Это обломок пустотелой фигурки коня, вылепленного из отдельных комочков глины и покрытого ангобом — раствором жидкой глины с примесью извести.

В течение веков многими поколениями гончаров выверялись навыки и приемы лепки, а с ними рождались наиболее выразительные и обобщенные формы игрушки. Так возникло изображение женской фигуры на устойчивом полом конусе — юбке, обтекаемая компактная форма птички-свистульки, более сложные по силуэту изображения коня и всадника. Изменялась со временем и техника обработки поверхности (ангоб, обварка, полива), которая повторяет по сути дела технологию изготовления глиняной посуды. Имеются сведения, что в конце 19 века для увеличения спроса начинают делать и расписную игрушку. Для росписи использовали натуральные природные красители.

Самые ранние сведения о каргопольской глиняной игрушке относятся к 70 годам 19 века. В каталогах предметов, поступивших в Олонецкий музей с 1871 по 1884 г.г., упомянуты детские глиняные игрушки из деревни Шалга: мужик, женщина, лошадь, корова, бараны и олень. В настоящее время в музейных собраниях сохранились лишь единичные экземпляры старой каргопольской игрушки.

После революции 1917г. с изменением социальных и хозяйственно-бытовых условий жизни спрос на гончарные изделия заметно упал и промысел постепенно угасал. В 30-е годы 20 века изготовлением посуды и игрушек занимались лишь немногие мастера.

↑ Возрождение


Каргопольская глиняная игрушка как художественное явление сегодня по праву занимает одно из первых мест среди российских народных промыслов игрушки. Большая заслуга в этом принадлежит известным мастерам из д. Гринево: Ивану Васильевичу Дружинину (1887 — 1949г.г.) — талантливому мастеру — классику каргопольской игрушки и Ульяне Ивановне Бабкиной ( 1889 — 1977г.г.) — самой знаменитой мастерице.

Изделиям этих мастеров свойственны лучшие черты старых каргопольских игрушек. В прошлом они отличались архаичностью образов, наивной условностью лепки и примитивной, но живописной раскраской в 2 — 3 цвета. Фигурки монументальны, неподвижны. В большинстве своем это одиночные фигурки, которые лепились из одного куска глины, налепных деталей было немного. Формы предельно упрощены. Именно в лепке лежит секрет выразительности каргопольских игрушек.

В пластике и орнаменте «глиняных баб» Ивана Дружинина сохранилась ощутимая связь с древнейшей традицией земледельческого культа, с образом языческой богини Матери — покровительницы плодородия, защитницы урожая, дома, семьи.

Основная тема творчества Ульяны Бабкиной — образы окружающей её повседневной жизни, образ человека северной деревни. Меткие по пластическому решению, радостные по росписи, игрушки воплощают естественную радость жизни.

Уже у Бабкиной появляются несвойственные ранее для каргопольской игрушки характеристики: движение, усложненность пластического решения, расширение тематики и сюжетные игрушки.

Своим художественным наследием она являет живую преемственную связь времён. В 50-60 г.г. 20 века она одна во всей округе продолжала заниматься лепкой игрушки.

Ульяна Ивановна Бабкина жила в покинутой всеми деревне Гринево, расположенной в 17 километрах от Каргополя. Восемьдесят девять лет — всю жизнь делала мастерица свои «бобки» (местное название игрушки), то под протяжно распеваемую сказку, то под задорную частушку, то под напев старинной песни, перекликавшейся с образами глиняных фигурок. Она часто дарила игрушки детям или несла на ярмарку в Каргополь.

Огромный интерес к её творчеству в 60-е годы способствовал возрождению промысла. В 1967 г. по инициативе Союза художников РСФСР в Каргополе создали гончарный цех, который в 1968 г. стал филиалом предприятия народных художественных промыслов «Беломорские узоры» (г.Архангельск).

Возглавил предприятие потомственный гончар из д. Токарёво Шевелёв Александр Петрович (1910 г.- 1980 г.). Он наладил настоящее гончарное производство, а также изготовление глиняной игрушки.

Сохранив традиционные сюжеты, Шевелёв начал разрабатывать новые. В новой игрушке появились усложненность, многофигурность, движение, натурализм, разнообразие цвета, тщательная лепка, заглаженная поверхность.

Деревенская тема в игрушке осталась главной. Крестьянки, которых изображают каргопольские мастера, очень деятельны: они несут корзину, нянчат детей, прядут. Мужские фигуры тоже изображены в повседневном труде: здесь и пахарь, и сеятель, и кузнец. Не забыты и праздничные темы: бражники в лодке, возок, всадники, старик с балалайкой, танцующая пара и гармонист.

↑ Символы и каргопольская роспись

Появление игрушки в языческие дохристианские времена дает основание видеть в ней отголоски древних представлений и практически ныне не сохранившейся рунической культуры, существовашей еще за 6-7 тысяч лет до Кирилла и Мефодия.

В росписи современной игрушки сохранилась традиционная символика: круг и крест в различных сочетаниях как солярные знаки (символы солнца), знаки земли, огня, воды, засеянного поля, урожая, плодородия.

Образы традиционной Каргопольской игрушки наполнены скрытым смыслом:

↑ «Берегиня» — знак Земли


Образ женщины с обнажённой грудью связан с важнейшей обрядовой темой, слитой с образами животворящих сил «матери-сырой земли» и солнца.

Земля для крестьянина была словно живое существо. Она «засыпала» на зиму и «присыпалась» от горячих лучей солнца.

Пила воду и родила урожай, нежно, по-матерински заботилась о людях: кормила, поила и одевала их, сохраняла от бед. И в глазах народа была она чистой и светлой. Поэтому фигурки глиняных каргопольских баб закрашивались белой краской.

Белый цвет в древности понимался как «сияющий белизной» и сравнивался со светом, но не отражённым, а излучаемым изнутри.

Слепленная из глины баба с головой, увенчанной «солнцем», воздетыми к небу руками и сидящими в них птицами, которые символизируют моление «матери сырой земли» о вешних лучах солнца, о свете и тепле, так необходимых для её плодородия. Птицы издавна считались в народе предвестницами тепла и весны. Своим громким щебетом они «прогоняли» с земли силы тьмы, несли свет, радость и счастье.

Роспись по подолу глиняных «баб» словно борозды вспаханной нивы. В центре орнамента знак солнца или знак проращенного зерна. Также в росписи используются растительные знаки, знаки дождя.

Белоснежная женская фигурка будто вырастает из земли, являя собой образ космический: она-и само распаханное поле, засеянное семенами, и свет, разливающийся над ним.

Стоит отметить, что Берегиня — это одна из старославянских рун, впоследствии выродившаяся в букву «Буки» алфавита. Руна Берегини — это руна Богини-Матери, ведающей и земным плодородием, и судьбами всего живого. Богиня-Мать дает жизнь душам, приходящим, чтобы воплотиться на Земле, и она отнимает жизнь, когда приходит время. Поэтому руну Берегини можно назвать и руной Жизни, и руной Смерти. Эта же руна является руной Судьбы.

↑ «Медведь» — знак Плодородия

У славянских народов «медведко» считается подателем плодородия земли, существовало поверье о связи медвежьего культа с плодородием женщины. После венца молодых встречали в медвежьей шкуре и желали им счастья, богатства и деторождения.

Медведь у большинства гончаров — добрый «хозяюшко леса». Он выходит на встречу к людям полным пирогов. Балагур, весело играет на гармошке:

Поляночкой,
Идет медведь с тальяночкой,
Он идет, гармошку рвет,
Баскую песенку поет
— пела про него У.И. Бабкина

Иногда изображали медведя с птицей в лапах, и украшали большим крестом. Этот образ был, возможно, отголоском каких — то далеких воспоминаний о связи медведя с культом огня и солнца. Медведи нередко задирали кормилиц-коров, вытаптывали крестьянские посевы — все это не могло не отразиться на деревенской игрушке, питавшейся особенно в последнее время, впечатлениями современной мастеру деревенской жизни. Так нашли здесь место и сцены борьбы мужика с медведем.

↑ «Олень. Лось. Баран» — знаки Неба

Об олене сложены былины, песни и предания, где рассказывалось, что копыта у него серебряные, а рога «красна-золота» и освещал он ими все вокруг. Шерсть оленя бурая (коричнево-красная), почему, в частности, он и был одним из древних образов солнца. И, возможно, в память об этом каргопольским глиняным оленям, лосям и баранам ставили на боках большие буро-красные круги, (либо золотили), которые символизировали бесконечный бег солнца. С ними было связано представление о довольстве и благе, а само слово «рогато» значило на Севере жить в изобилии и богатстве. То же сулил людям и образ барана-солнца, потому-то, верно, и сложенный в снопы урожай овса — одной из плодородных в Каргополе культур — называли «бараном».

↑ «Полкан» — знак Солнца


Полкан, огромный и добрый богатырь, защитник людей от сил зла. Он наполовину бравый генерал: грудь у него крепкая, лицо круглое с большой окладистой бородой, а туловище — как у коня, и на ногах копыта. На груди Полкана — лучистое солнышко.

Жило в народе представление о солнце в виде красного юноши, оттого и в русских сказках всадник на белом или рыжем коне символизировал день и солнце. Бородатый Полкан с лучистым солнцем на груди яркий образ Ярилы — бога Солнца.

В те далёкие времена любого рослого мужика могли назвать Полканом. Для того чтобы земля дала обильный урожай, перед посевной выбирали в деревне «богатыря-Полкана», тормошили и «роняли» его на землю, пели обрядовые песни.

Таким же крепким, полным сил и здоровья выбирали и засевальщика. За день до посева он парился в бане, ведь потом мыться ему уже нельзя, иначе в колосьях будет «бель» — пустота.

В ночь перед севом и в продолжении всей работы он не должен был спать с женой. Проснувшись, надевал на себя всё чистое, чтобы и всходы были чисты, скидывал штаны и в одной длинной, до колен, рубахе приступал к работе.

Человек здесь-образ большого мира, и его поведение или действия оказывают прямое воздействие на природу, на плодородие земли.

Полкан в каргопольской игрушке — это образ неодолимо могучего богатыря. Очень редко лепили Полкана удалым и молодцеватым, обычно он статный «стар матёр человек».

↑ «Тяни-толкай»


Фигурка тяни-толкая сосотоит из двух коней — черного и белого. Конь (комонь, клюся, тарпан) — одно из самых почитаемых у славян животных. Белые и рыжие кони считались посланниками тепла, солнечного света и всякого блага. Если светлый конь олицетворяет собой радость солнечного света, то конь черный несет саму Смерть. Всадник на коне — символ сам по себе многогранный, а тем более всадник на тяни-толкае, олицетворяющий собой постоянную борьбу между светлой и темной сторонами человеческой души. Сидящего между черным и белым конем всадника стараются перетянуть на свою сторону светлые и темные силы. Интересно положение всадника — на одних фигурках он еще держится руками за обоих коней, как -бы не определившись в своей судьбе — а на других он уже прильнул к светлому коню.

↑ Каргопольские игрушки — сувениры


В современной Каргопольской игрушке, кроме традиционных фигур, широко используются многофигурные композиции, появляется характер и движение, стремление к тому, чтобы «всё было как в жизни».

Мастерами установлены темы и сюжеты, чаще всего это крестьянская жизнь, будни и праздники.

Разрабатываются и новые сюжеты, связанные с календарными праздниками, с различными мероприятиям и выставками, проходящими в городе.

В 1993 году в Каргополе был образован Центр народных ремесел «Берегиня».Сейчас он является филиалом Областной школы народных ремесел. Наряду с другими ремёслами, лепкой игрушки занимаются 5 мастеров. Здесь получают навыки мастерства каргопольские школьники, проводятся мастер-классы по лепке для туристов. В Центре ремёсел оформлен небольшой музей глиняной игрушки.

В 2003 году в с. Печниково, родине известных мастеров глиняной игрушки, создан музейно-образовательный комплекс «Живая традиция» совместными усилиями Каргопольского музея и сельской школы. По сути — это музей-мастерская традиционной каргопольской игрушки. Работы старых мастеров представлены на музейной выставке «Глиняная сказка». А рядом, в мастерской, их потомки, печниковские ребятишки, постигают секреты гончарного ремесла.

Традиции лучших мастеров продолжает Валентин Дмитриевич Шевелев- известный Каргопольский гончар и игрушечник, член Союза художников России. В Каргополе открыт частный «Музей семьи Шевелевых». В нем показано творчество представителей этой семьи ведущих свои родовые корни от токаревских гончаров.

Также Каргопольская глиняная игрушка выставляется и в Русском музее.

Каргопольская игрушка

Каргопольская игрушка появилась в районе города Каргополя в Архангельской области. А если точнее, то в деревнях Печникова, Гринева и Токарева. Истоки промысла идут еще с 13 века, где найдены первые гончарные изделия, а характерные особенности ремесла сохранились до нашего времени.

Содержание:

История промысла

Мужчины и женщины создавали различную посуду (горшки, миски, кувшины и т.д.), а в свободное время лепили незатейливые фигурки для детей, прибегавших на производство к родителям. Изделия никогда не пользовались большим спросом, поэтому их редко вывозили на продажу и выставляли на ярмарках. Каргопольскую игрушку делали для ребятишек, да чтобы использовать излишки материала, который не пригодился для других изделий.

Традиции ремесла сохранились практически без изменений до наших дней, однако каргопольская игрушка перестала пользоваться спросом уже в середине 20-ых годов, а через десятилетие производство и вовсе сошло на нет.

история каргопольской игрушки

В 1930-ом году созданием незатейливых глиняных фигурок занималось несколько мастеров в деревне, которые считали это не работой, а хобби. К 1950-ому году осталась всего одна мастерица, создающая игрушки. Она обжигала их по-домашнему, в собственной печке, а для придания прочности засыпала углями, ожидая, когда фигурки прокалятся. Для росписи ремесленница использовала старые краски. Изменился внешний вид изделий позже, когда мастерица стала известна за пределами своей области и добрые люди начали присылать ей новые материалы. Тогда каргопольские фигурки стали красочнее, хотя стилистика не изменилась.

Сейчас ее работы выставлены во многих музеях народного промысла, а в Каргополе создан музей каргопольской глиняной игрушки, где собраны лучшие экспонаты гончарного ремесла из этой области.

Виды каргопольских игрушек

разные каргопольские игрушки

В каргопольских игрушках преобладает деревенская тематика. Местные мастера с большей охотой изображали простых русских людей – крестьян, которые работают в поле; пахарей и сеятелей, отдыхающих во время обеденного перерыва; женщин, стирающих белье и нянчащих детей. Обычно люди в этих глиняных изделиях очень трудолюбивы: они сеют поле, кормят скот, готовят еду, собирают урожай или выполняют домашние обязанности. Но было место и праздничной тематике, здесь ремесленники изображали танцующие пары, веселящихся музыкантов с гармошками и резвую детвору, радующуюся гуляниям.

о каргопольской игрушке

Создавали и животных, как настоящих, так и вымышленных. Самый известный персонаж - полуконь-получеловек Полкан, изображенный в военной форме с орденами. Были и другие герои древнерусских легенд, например, двухголовой конь или птица Сирин.

Некоторые настоящие животные также получали некое очеловечивание, им прорисовывали одежду, обустраивали быт, даже давали музыкальные инструменты. В фигурках участвовала все фауна, знакомая русскому человеку – медведи, лоси, бараны, кошки, собаки, птицы, лошади.


Каргопольские игрушки не прорабатывались детально, многие элементы одежды или аксессуары были изображены схематично. Наряды были яркими, заметными. Женщин часто наряжали в длинные сарафаны, заплетали волосы в косу, на шею вешали бусы, а в руки давали или сверток с младенцем или блюда с едой. Мужские образы обладали густой бородой, шапкой или шляпой для защиты от солнца, расписной рубахой, свободными шароварами и высокими сапогами на небольшом каблуке.


Образы традиционного каргопольского ремесла наполнены скрытым смыслом. Например, фигурка обычной женщины была символом Земли, плодородия, кормилицей-матушкой. Именно она пробуждала природу от зимней спячки, давала богатый урожай осенью и спасала в голодные времена. А медведь считался хозяином леса, который мог, как разорвать неугодного путника на части, так и щедро одарить лесными дарами и привести к выходу из чащи. Рогатые животные, как олень или баран, символизировали небо и солнце. Согласно многим преданиям, оказавшим влияние на гончарное дело, рога освещают людям путь, приводят к истине. Полкан же, являющийся скрещением человека и коня, был защитником людского народа от всех бед и напастей. При любой опасности он закрывал широкой грудью народ, отражая нападки судьбы.

Технология изготовления

изготовление игрушки

Первоначальный этап – подготовка материала. Каждый мастер сам выбирает способ: кто-то изначально подсушивает глину, а потом превращает в порошок и смешивает с водой; кто-то сперва замешивает до состояния теста и подсушивает; кто-то и вовсе обходится без сушки.

Фигурки лепятся из цельного куска, иногда с добавлением дополнительных элементов. Каргопольским игрушкам свойственна простота в исполнении, поэтому глине придают самые незатейливые формы в виде силуэта человека или животного. Образ героя передается обобщенно, несколько примитивно.

обжиг игрушки в домашней печи

После придания формы следует обжиг, которые многие мастерицы производили в домашних печах. После тепловой обработки изделие необходимо было поместить в густой раствор из муки. Пригоревшая мука создавала на поверхности причудливые темные узоры, которые в дальнейшем покрывались красками. Подобная технология давала фигурке рельефность и объем.

Завершающий этап – покраска изделия. Раньше ремесленники смешивали красящий пигмент с мелом, что придавало игрушке светлый оттенок.

Роспись каргопольской игрушки


Изделия из Архангельской области не могут похвастаться наличием богатой цветовой палитры. Чаще всего использовали оттенки красного, зеленого, желтого и синего. Предпочтение отдавали ярким и насыщенным цветам.

На фигурки всегда имелся узор - люди получали его в качестве декора к одежде, а животным орнамент наносился на рога или конечности. Сам узор был незатейливым и примитивным: простые и волнистые линии, круги, треугольники, цветочный орнамент. Присутствовала и символика из древней Руси: символичное изображение солнца, неба и луны. Были и стихийные знаки, как огонь, земля и вода.

Полкан — Полехан

— Глину я беру в моей родной деревне Ананьино — это километрах в трех отсюда. Она там вязкая, чистая, без каменьев, выносит большую жару. Из нее хоть посуду, хоть игрушки делать можно.— Семен Иванович Рябов рассказывает, а пальцы его разминают комок темно-коричневой глины. — Заготавливаю ее летом: зимой замерзнет — ломом не пробьешь. Набью кусочков глины — она у меня в сенях лежит,— в ведро положу и ставлю его к печи. Когда оттает, кипятком залью — глина вся разбухнет. Руками ее разминаешь, пока не сделается мягкой, вязкой.

Слово за слово — а на столе уже барышни в кокошниках, гармонист, медведь, тоже с гармошкой, птица счастья Сирин, сказочный получеловек-полуконь — Кентавр, а по-местному — Полкан. Кажется, медленно, не торопясь лепит Семен Иванович. Отщипнет от глиняного теста кусочек, мнет его, мнет пальцами, придает форму. Где уберет лишнее, где вотрет еще кусочек глины, пальцы смочит водой и гладит мокрыми пальцами почти готовую фигурку, выравнивает.

— Раньше, когда еще посуду глиняную делали, глину клали в особое корыто и деревянной дощечкой ее месили. Делали ручной круг деревянный. На скамью гвоздь — а на него круг, вертишь его. Посуда дня два сохла на полатях, потом еще дня три на печи. Деготь, половинщиком его называли, пополам с водой разводили, наносили на поверхность тонким слоем. Каждую посудину этим дегтем обмазывали лапкой или крылышком, чтобы облив был ровный. А сверху еще мучкой свинцовой обсыпали, для блеску, и крылышком опахивали. Обжигали в специальной печи — называли ее «красильня». Дрова готовили сосновые, сушили их заранее. Поначалу чурочки жгли, чтоб глина в жаре пообвыклась, закалилась, а потом уже прибавляли жару.

Отец мой, Иван Яковлевич, знатный гончар был и меня выучил, мог я еще мальчонкой любую посуду вылепить. Гончарное дело в нашу деревню от моей сродственницы, Ульяны Бабкиной, перенялось. Жила она в деревне Гринево. У них, да в Печникове многие посуду лепили, а потом уж и у нас, в Ананьино. Но баба Уля одна только, почитай, и не перестала игрушки делать, она это искусство пронесла: и форму и узоры старинные. Благодаря ей игрушка каргопольская потом возродилась.

Ананьино давно уже снесли,— продолжает свой рассказ Семен Иванович,— и гончарством из тех мастеров никто теперь не занимается. А игрушки я один делаю. Отец мой игрушки почти не делал — только что нам, ребятам, к празднику. Он от своей матери, Прасковьи Ивановны, научился, а она из одной семьи с Ульяной Бабкиной происходит, там все умели.

Я вместе с отцом крестьянским делом до войны занимался, а гончарным — когда время выпадало. С войны вернулся в свой колхоз и шестнадцать лет водил комбайн. Так что большой перерыв вышел у меня по глиняной части: надо было восстанавливать сельское хозяйство — что же я, комбайн брошу и пойду игрушки лепить? Что люди-то скажут? Курам на смех. А после работы уставал так, что не до игрушек было.

Раньше в каждом селе занимались каким-то ремеслом: у нас, в Ананьине,— гончарным, здесь, в Погосте, куда мы переехали, корзины плели. В соседней деревне бондарничали — бочонки, ушаты делали, и не было такой деревни, чтобы кто-нибудь чем-то не занимался. Вот мы делали посуду, а ее всем надо. Мы ее на рынок везли, а бочонки, телеги, сани покупали. Такой взаимный обмен был. А сейчас скажи кому-нибудь сделать бочонок — мастера не найдешь во всем Каргополе. Или корзину сплести — вывелись мастера. Посуду-то два человека и могут показать, как делать. А туес сплести — в лес ходить за ягодами? Ведь до чего дошло: дровни некому связать, лошадь запрячь нечем, хомута нигде нет. А лошадь в селе еще долго нужна будет, негоже за вязанкой хвороста трактор гонять. Надо бы мастеров, которые еще остались, собрать да поучиться у них.

С игрушкой каргопольской так и поступили. Не дали ей умереть. Создано было у нас в 1967 году отделение архангельских «Беломорских узоров». Старый мастер Александр Петрович Шевелев стал учить молодежь игрушки делать. Очень хорошо, по-моему, только вот что мне не очень по душе: мастер одну игрушку сделает, а другие по ней уже лепят и так же точно расписывают.


Семен Иванович конвейера в художественном деле не признает, для него каждая фигурка — это всегда что-то новое, оригинальное, он ревностный продолжатель традиций старых, ушедших мастеров.

Каргопольскую глиняную игрушку «открыл» заново в конце пятидесятых годов писатель Юрий Арбат. Он рассказал о работах Ивана Васильевича Дружинина и Ульяны Ивановны Бабкиной. Дружинина тогда уж не было, он умер в 1949 году, осталась только Бабкина из всех мастеров, владевших искусством лепки игрушки. Она прожила почти девяносто лет, успев передать ремесло в несколько рук.


Когда и как зародилось это ремесло в дремучих, затерянных и глухих северных лесах? В такую отдаленную древность уводит этот вопрос, в такую полусказку-полубыль, что и говорить бы об этом не стоило, не докажи нам русский Север уже стократно, как глубоки тут корни народные, сколь бережно хранят древний дух утопленные в землю черные срубы крестьянских домов, какая немыслимая старина хоронится под серебряным лемехом потаенных в лесной глуши часовенок.


Смуту внес Юрий Арбат. До него все было ясно: была на земле заглохшая ныне каргопольская глиняная игрушка, похожая на дымковскую, те же образы — барышни, лоси, олени, кони, утушки, коровы, — но, между прочим, отмечалось, что «на фигурках животных всегда имеется изображение круга». Какого круга? Об этом почему-то не задумывались, хотя еще в 1913 году историк и краевед Ф. К. Докучаев-Басков писал в очерке «Каргополь»:


«. Лепятся различного рода игрушки, неизменно бывающие на базаре: лошадки на воле, в упряжи и с верховым; солдатики, куры, фигуры баб (эти последние фигуры скорее напоминают изделия людей каменного века), утушки для свистания и наигрывания (эта детская свистулька имеет за собой порядочную давность, черепки ее находятся даже при разработке давным-давно нетронутой почвы). В последнее время сбыт на эти игрушки пал, и производство их уменьшается».

Археологи давно уже определили, что далекие наши предки, придя с Волги, Оки и Камы, обосновались здесь, на Севере, на возвышенностях, по берегам рек, уже четыре тысячи лет назад. В ближайших окрестностях Каргополя ученые открыли следы почти ста стоянок эпохи неолита — времени зарождения керамического искусства. Дошли до нас и многочисленные образцы глиняной посуды тех времен. Причем их орнамент столь своеобразен, что он дал жизнь даже термину «каргопольская культура». Вот что писал по этому поводу в 1952 году археолог М. Фосс:

«Наряду с круглыми и ромбическими ямками встречаются овальные (часть с острыми концами), приближающиеся к квадратной или прямоугольной форме, а также прямоугольные и неправильной формы, в виде овала, как бы обрезанного с одной стороны. Присутствие их в орнаменте придает такой своеобразный облик каргопольской керамике, что ее без труда можно узнать.

Наряду с керамикой, в орнаментах которой господствуют ямки, есть керамика с преобладанием гребенчатых орнаментов. в виде зигзага, треугольников, пересекающихся полос, образующих узор в виде сети и т. д.».

Так вот, если внимательно познакомиться с нынешней каргопольской игрушкой, то окажется, что все эти слова, сказанные применительно к черепкам четырехтысячелетней давности, можно в известной мере отнести к изделиям Дружинина, Бабкиной и их последователей! Связать в узел концы нити с таким разрывом до Юрия Арбата никто не решался, а он взял и связал. И хотя происхождение каргопольской игрушки все еще спорно, но год от года становится яснее, что чем глубже копаем мы свой культурный слой, тем больше нитей тянется оттуда, из глубин истории, к нам, в сегодняшний день.

Взять хотя бы любопытную историю, как попал в любимые образы каргопольской игрушки полуконь-получеловек, нареченный на Руси Полканом. Принято считать, что свою родословную он ведет от древне-греческого Кентавра, или Китовраса, перекочевавшего на русские лубочные картинки.

Однако сегодня некоторые исследователи образов русского народного искусства, в том числе Г. Дурасов, считают, что Полкан гораздо роднее божеству древних славян Плихану, или Полехану, близкому Яриле-Солнцу, нежели Китоврасу, или Кентавру. В 1838 году известный знаток русской старины М. Н. Макаров писал о Плихане в книге «Русские предания»:

«В Александровском уезде (Владимирская губерния) на левом берегу Дубны, в смежных дачах деревень Дубны, Потапихи и других есть одна лужайка, на которой в июне месяце ежегодно собирается крестьянский торжок. Это остаток пированья древнему суздальскому божеству Плихану, или Полехану, и потому торжок этот все еще называется Плихановою ярманкой. В версте отсюда есть и роща Плишиха, или Плиханиха. По рассказам помнят, что тут некогда бывали какие-то игрища, борьба, кулачный бой, верховой оскок. »

А вот в той же книге о Полкане:

«У нас каждый крестьянин, не запинаясь, назовет вам рослого и здорового человека богатырем Полканом; древний Полкан весьма короткий знакомец всякому из наших простолюдинов, и всякий из них вам расскажет, что богатырь Полкан не человек и не конь, но какая-то смесь и того и другого. »

Все это пока лишь гипотеза. Но сейчас, видя, как Семен Иванович Рябов, продолжая дело Ульяны Ивановны Бабкиной, лепит коренастого, широкогрудого богатыря Полкана — непременно подбоченившегося левой рукой, в шляпе,— веришь, что таким и был Полехан в представлении наших далеких предков в стародавние времена.

В числе любимых образов Семена Ивановича — барышни. Рябов готов лепить их день и ночь. Вроде бы и похожи они между собой, а двух одинаковых не найдешь.

— Игрушку я по-своему каждый раз делаю,— рассказывает он,— на свой вкус, и крашу тоже по-разному. Когда барышню делаю, хочу, чтобы представляли, какими они раньше были. Я знаю, что барышни ходили в кокошниках, в перевязках, в старинных платьях, длинных сарафанах. Современную одежду мы и так видим, а вот в старину-то как одевались, не все знают. У каждой игрушки свое что-то. Мишку с гармошкой делаю так, чтобы видно было, что веселый он, не загорюнился. Раскраске я у бабки Ули учился. Она свои игрушки мелом да тушью раскрашивала, линяли они иногда. А когда краски появились,— продолжает Семен Иванович,— то ловко же она с ними управлялась!


Когда ее спрашивали: «Почему ты, бабка Уля, медведя синего сделала?», она отвечала: «Я за ягодами ходила — в аккурат такого в малиннике повстречала».

Баба Ульяна очень хорошо чувствовала, какой краской покрасить ту или иную игрушку, как лучше юбку у барышни раскрасить. Это ведь очень важно — уметь не только сделать игрушку, но и уметь «одеть» ее: я еще не дошел до всех ее премудростей в этом. Узоры она старинные тоже хорошо очень знала, думаю, ведом был ей скрытый теперь смысл этих узоров. Ведь не просто это крестики, кружочки, ромбики. Крест в круге — так это солнце, например.


Краски теперь какие хочешь бери — темперу или гуашь. Цвета я выбираю, какие нравятся, какие глаз подскажет. Для коня — охру красную, для зайца — белила цинковые, для кофты — кадмий оранжевый, а то — охру золотистую или кобальт.

Узоры или из головы выдумываешь, или на вышивки старинные посмотришь.

Да что я языком-то молочу, мы сейчас все в натуре посмотрим, только те игрушки, что сегодня слеплены, раскрашивать рано, их еще высушить, а потом обжечь надо. Мы покрасим вот эти.— Рябов достает из-под кровати фанерный ящичек и из-под тряпок вытаскивает обожженные фигурки: барышень, Полкана, зайца, козла, свистульку-утушку. На столе разложены тюбики с темперой, баночки для разведения краски.

И вот уверенно произведена первая линия — по окружности юбки одной из барышень чуть ниже талии. Затем еще две вертикальные линии очерчивают передник, затем возникают линии блузки. Мастер закрашивает передник светлой, песочного цвета краской, юбку — терракотовой, блузку — светло-коричневой, кокошник — малиновой. Черные бусины — глаза, ротик, пуговки — вот и готова барышня. Невольно сравниваю ее с работами Дружинина, Бабкиной. Различия есть. Игрушка Рябова более пластична, изящна, но при этом частично потеряна архаичность, «грубоватость» форм, непосредственность, присущая работам старых мастеров. И все же преемственность традиций несомненна. Это настоящая каргопольская игрушка, спутать ее ни с какой другой невозможно. Это настоящее народное искусство.

Теперь Рябов берет тонкую кисть, и вот они, на переднике,— знаменитые «усеченные овалы, кресты, ромбики» — таинственные знаки.

Непременный магический знак появляется на боках козла, оленя, утушек, и наконец бордовый крест, вписанный в другой крест, с овальными сторонами, украсил белую грудь Полкана. Что он означает? Немигающий взор не выдает тайны. Блестящие еще не просохшей краской черные точки глаз с удивлением и укоризной смотрят на открывшийся им мир. Они словно вопрошают: «Что было со мной эти четыре тысячи лет?»

В последние 15 лет жизни её «бобки» (так Ульяна Ивановна называла свои игрушки) показывались на всех выставках произведений народного искусства. Они хранятся во многих музеях и частных коллекциях. Игрушка «Полкан».


Классиком народного промысла каргопольской игрушки по праву считается замечательный мастер, односельчанин Бабкиной, Иван Васильевич Дружинин (1887 – 1949 гг.). Иван Васильевич Дружинин род. в 1887 г. в семье гончаров. Игрушки начал лепить ещё в детстве, посудой же почти не занимался. В 1930-е гг. Дружинин был хорошо известен в среде собирателей народного искусства. Ему заказывали игрушки многие музеи страны, о нём писали в газетах. Долгое время считалось, что все работы, хранящиеся в музеях, сделаны одним только И.В. Дружининым. Но в 1976 г. вдова мастера, Екатерина Андреевна Дружинина, рассказала, как работала вместе с мужем. Иван Васильевич трудился в колхозе, а лепил лишь вечерами да по ночам. Игрушки он раскрашивал редко, «узоры наводила» Екатерина Андреевна. Игрушками до замужества она не занималась, лепить их так и не научилась, а вот в росписи мужа превзошла, да и многих односельчан тоже.
Иногда дружининские «бабы» держат в руках младенца, блюдо с хлебами или птицу. Голова лепится в условной манере: круглое лицо с выступающим подбородком да треугольный нос, уши и причёска отсутствуют. Головной убор напоминает шляпу с полями, островерхий колпак, цилиндрическую шапочку, изредка – крест. У «баб» на лифах изображены краснокирпичный круг или миндалевидное зерно.
Часто встречаются большие налепные пуговицы, которые напоминают большие серебряные пуговицы в одежде каргополок в начале XIX в. Передник очерчивается чёрной линией и на нём пишутся красно-оранжевые круги, кресты в лучах, круг с крестом внутри, мотивы колосьев, ветви деревьев. Большинство фигурок Дружинина окрашены извёсткой, и по белому фону написан узор. Цветовая гамма приглушена и сдержанна. Для неё характерны жёлтые, зелёные, розовые, красные, сиренево-синие краски неярких оттенков.
Мужские фигурки изображают крестьян и солдат, стоящих или сидящих. Одеты они в длинные кафтаны с налепными пуговицами. Лепкой рук, головы, лица они схожи с женскими фигурками. У стариков борода «расчёсана» красными и чёрными полосками, иногда – «серебром» и киноварью.
Фигурки животных близки между собой по форме и орнаментации. Они различаются лишь деталями: у коня – небольшая головка со стоящими ушами, у коровы – рожки серпом, у оленя – рога с короткими веточками. Роспись также несложна: фигурки забеливаются известкой, голова закрашивается синим или розовым. У коровы, оленя, на спинах птиц рисуются большие красно-оранжевые круги и кресты.
Пожалуй, одним из интереснейших персонажей дружининских игрушек является медведь. Он стоит на задних лапах, а в передних держит птицу, цветок, гармонь или сосуд. Туловище медведя белили известкой, голову красили охрой, сажей рисовали глаза, киноварью – рот. На брюхе часто рисовали что-то вроде деревца или цветка. Есть также ряд фигурок, раскрашенных чёрной краской с «серебром».
Музеи приобретали в первую очередь его работы. Игрушки И.В. Дружинина известны сейчас как «классические», каргопольские.

КОММЕНТАРИЙ К СЛАЙД-ШОУ:
Для работ Дружинина характерна монументальная пластика, тонкая цветовая разработка орнамента. Среди фигурок преобладают женские, в длинной юбке колоколом. Значительно меньше мужских фигур, изображений животных и птиц. Женские фигурки, будучи размером всего в ширину ладони, напоминают древних каменных баб. При лепке основой служил торс с головой, он насаживался на юбку, к торсу присоединялись скатанные калачиком руки, шляпы, корзинки и другие детали. Руки часто бывают положены на бёдра, вытянуты вперёд или воздеты к небу. Смотрите слайд-шоу «Мастера каргопольской игрушки».

Каргопольская игрушка

Каргопольская игрушка на сегодняшний день является сувенирной продукцией, отличающейся природным своеобразием, и несущим в себе богатейшую историю северных народов. Название этой игрушки произошло от названия местности в Архангельской области. Город Каргополь и все окружающие его деревни являются настоящей родиной этой удивительной глиняной игрушки. Суровые края, расположенные в дремучих лесах, с непроходимыми топкими болотами вокруг, богатейшие самым доступным материалом – красной глиной, издревле славились талантливыми гончарами.

Северные крестьяне в свободное от сельскохозяйственных работ время и в зимний период, садились за гончарный круг, порою целыми семьями, и работали над созданием глиняных изделий, изготовление которых являлось дополнительным средством к существованию. Известны имена таких талантливых гончаров, как Дружинин И.В. и Бабкина У.И. Музеи в первую очередь приобретали работы мастера Дружинина И.В., его игрушки славились и считались классическими. Бабкина У.И. – это единственный человек, кто в период 50-х годов хранил традиции народного искусства. Благодаря ей на Каргопольскую игрушку вновь было обращено внимание, и в Союзе художников был рассмотрен вопрос о возрождении почти целиком утраченного промысла.

Описание игрушки

Каргопольская игрушка традиционной росписи – это выбеленная поделка, расписанная разными цветами, но без нанесения лишних деталей и ненужного глянца. Несмотря на то, что на фигурке присутствовали яркие оттенки, выглядела она приглушенно. Лицо расписывалось довольно условно. Из глины, которая оставалась после изготовления основного изделия, для малолетних детишек крестьяне делали игрушки. В основном это были одиночные фигурки людей с плоскими лицами, с обобщенными деталями одежды и фигуры, напоминающие «каменных баб», а также животных. Все эти творения расписывались при помощи сажи и золы, с применением различных узоров и орнаментов. Жизненный век этих игрушек был недолог, и полного представления об игрушках того периода мы, к сожалению, не имеем.

О Каргопольской игрушке впервые заговорили в начале ХХ столетия. Гончары данного периода передавали свои знания и умения от отца к сыну, от матери к дочери, сохраняя традиции, о которых мы можем судить по их работам. При окрашивании игрушек использовались черные, зеленые, синие, белые, красные цвета. При их росписи использовали древнюю символику - овалы, кресты, колосья, зерна, солнце.

Как играть?

Каргопольскую игрушку можно использовать для сюжетно-ролевых игр. Придумывать с глиняными игрушками сюжеты и разыгрывать их с друзьями или родителями. Однако материал, из которого сделана игрушка, недолговечен, именно поэтому сегодня каргопольские игрушки чаще используются в качестве сувениров.

Плюсы и минусы

Играя в сюжетно-ролевые игры развивается личность малыша, активизируется развитие его познавательных процессов, закладываются основы для овладения новыми, более сложными видами деятельности. Играя, малыши отражают в ролях, которые они на себя примеряют, всё, что видят вокруг: события, модели поведения взрослых и пр. Участие в сюжетно-ролевой игре позволяет почувствовать себя частью коллектива.

Новый век

По сей день есть мастера, которые занимаются лепкой Каргопольских игрушек, но они изготовляются уже не из той красной глины, а из разных ее сортов, и раскрашиваются яркими современными красками. Игрушки имеют большое количество отличий от тех первых игрушек, украшенных сажей и смолой, несмотря на то, что современные мастера гончарного дела стараются придерживаться древних обычаев создания игрушки. В настоящее время Каргополь по-прежнему остается центральным городом изготовления игрушек. Опыт многих поколений художников дает нам сегодня возможность погрузиться в сказочный мир народной игрушки.

Производство

Сегодня кроме классических образов широкую популярность снискали многофигурные композиции. Здесь возникает движение и характер, у мастеров появляется желание сделать все так, как в реальной жизни. Гончары установили сюжеты и темы. В своем большинстве это жизнь крестьян, их праздники и будни. Разрабатывается великое многообразие новых сюжетов, которые имеют отношение к праздничным датам, к разным выставкам, мероприятиям, которые проходят в том или ином городе. Сегодня Каргопольскую игрушку производят мастера своего дела вручную. Массового фабричного производства этой игрушки нет, тем она и ценна. Известные мастера, которые до сих пор сохранили традиции и лепят Каргопольские игрушки, являются Шевелёва, Журавлева, Митрохина, Полуянова и другие мастера.

Читайте также: