У каждой марфушки свои игрушки

Обновлено: 13.07.2024

Злая мачеха заставляла её работать, не давая продыху. Однажды она решила избавиться от падчерицы и отправила ту замерзать в зимний лес.

В этих же краях жил паренёк Иван. Он полюбил Настеньку, да вот только был он большим хвастуном, потому лесной колдун и превратил его в медведя. И Настеньке, и Ивану пришлось пройти через много испытаний, прежде чем соединить свои судьбы.

У нашей дуры – ни лица, ни фигуры… вся в папеньку.

У нашей дуры – ни лица, ни фигуры… вся в папеньку.

— Нет, не принцесса. — А кто же? — Королевна!

— Нет, не принцесса. — А кто же? — Королевна!

— Нет, не принцесса. — А кто же? — Королевна!

Знать, одного пятака для доброго дела мало!

Знать, одного пятака для доброго дела мало!

— Сыночек!
— Ну что ещё?
— Себя береги!
— Ладно.
— Мать не забывай!
— Ладно.
— Слабых не обижай!
— Ладно.
— Стариков уважай!
— Ладно.

— Ты что же это, сладенькая, делаешь?
— Сестрице, Марфушеньке, чулки вяжу.
— Вяжешь.
— Так вы ж мне сами приказали.
— Вязать-то я тебе приказывала, а вот спицами стучать, медовенькая, не приказывала. Марфушеньку — душеньку разбудишь!
— Неужто ей через стенку слышно?
— А как же не слышно?
— Это ты, кобылица, за день намаешься, спишь — не просыпаешься. А Марфушенька — душенька целый день продремала, хребта не ломала, теперь она от самого бесшумного шороха проснуться может!

- Ты что же это, сладенькая, делаешь? - Сестрице, Марфушеньке, чулки вяжу. - Вяжешь. - Так вы ж мне сами приказали. - Вязать-то я тебе приказывала, а вот спицами стучать, медовенькая, не приказывала. Марфушеньку - душеньку разбудишь! - Неужто ей через стенку слышно? - А как же не слышно? - Это ты, кобылица, за день намаешься, спишь - не просыпаешься. А Марфушенька - душенька целый день продремала, хребта не ломала, теперь она от самого бесшумного шороха проснуться может!

- Ты что же это, сладенькая, делаешь? - Сестрице, Марфушеньке, чулки вяжу. - Вяжешь. - Так вы ж мне сами приказали. - Вязать-то я тебе приказывала, а вот спицами стучать, медовенькая, не приказывала. Марфушеньку - душеньку разбудишь! - Неужто ей через стенку слышно? - А как же не слышно? - Это ты, кобылица, за день намаешься, спишь - не просыпаешься. А Марфушенька - душенька целый день продремала, хребта не ломала, теперь она от самого бесшумного шороха проснуться может!

— Иван, воротись!
— Зачем?
— Ты самое главное забыл!
— Ну что я ещё забыл?
— Ты забыл старому человеку «спасибо» сказать и земной поклон отдать.
— Каждому кланяться — голова отвалится.
— Иван!
— Пусть тебе медведь в ножки кланяется!
— Ну, что ж, Иван, пусть по-твоему всё и сбудется. Медведь будет мне в ножки кланяться, а согнётся твоя спина…

- Иван, воротись! - Зачем? - Ты самое главное забыл! - Ну что я ещё забыл? - Ты забыл старому человеку

- Иван, воротись! - Зачем? - Ты самое главное забыл! - Ну что я ещё забыл? - Ты забыл старому человеку

У других старух старики тоже дураки, а все ж не такие! Это ж надо, родную дочь в лес уволочь, деду Морозу на забаву, голодным волкам на расправу! Ну как теперь без Настьки? Её, бывало, за косу схватишь, на себя попятишь и сердце разом отойдёт! А тебя, старого, за что таскать? Бородёнка паршивая, головёнка плешивая… Тьфу! [Марфушка смеётся, мачеха Настеньки даёт ей пощёчину] Вот, из-за тебя, родной дочке — по румяной щечке!

За сохой — неплохой, и в бою — не сбою, и плясун, и работник, и рыбак, и охотник!

За сохой - неплохой, и в бою - не сбою, и плясун, и работник, и рыбак, и охотник!

Разорили старушку! Тунеядцы!

Разорили старушку! Тунеядцы!

— А ты никак колдун, дедушка?
— Колдуем помаленьку.

- А ты никак колдун, дедушка? - Колдуем помаленьку.

Не был бы ты невежей — не ходил бы с мордой медвежьей.

Не был бы ты невежей - не ходил бы с мордой медвежьей.

Не был бы ты невежей - не ходил бы с мордой медвежьей.

Читает надпись на камне.

Я Марфушеньку сватаю, сватаю, а все смотрят на Настьку проклятую.

— Пошевеливайся, старый! Марфушеньку — душеньку комарики кусают, спать — почивать мешают.
— Так ведь я.
— Тссс.
— Молчу… молчу…

- Пошевеливайся, старый! Марфушеньку - душеньку комарики кусают, спать - почивать мешают. - Так ведь я. - Тссс. - Молчу… молчу…

- Пошевеливайся, старый! Марфушеньку - душеньку комарики кусают, спать - почивать мешают. - Так ведь я. - Тссс. - Молчу… молчу…

— Избушка-избушка, стань к лесу — задом, ко мне передом!
— Чего надо. А-а! Иван?! Явился! Не ждан, не зван. Повернул избушку, ух, разбудил старушку! Стояла себе задом, так ему, видите ли, не тем фасадом! У!
— Не серчай, бабуся! Не серчай, ягуся! Помоги мне Настеньку найти, помоги мне от беды её спасти!
— И не жди от меня подмоги — уноси скорее ноги! А ну, избушка! Повернись к лесу — передом, к Ивану — задом!
— К лесу — задом — ко мне — передом!
— К лесу — передом, к Ивану — задом!
— К лесу — задом — ко мне — передом!
— К лесу — передом, к Ивану — задом! Тю! Фулюган!

Кадр из фильма «Морозко»

  1. А-а, Иван! Явился! Не ждан, не зван. Повернул избушку, эхх, разбудил старушку!
  2. Ах, бабка-бабка, лучше бы и мне ослепнуть.
  3. А Марфушка-то — квашня квашней!
  4. — А ты никак колдун, дедушка?
    — Колдуем помаленьку.
  5. — А у Настьки коса лучше моей!
    — Твоя дороже, твоя на ярмарке куплена!
  6. Ах я дурень старой, голова с дырой!
  7. Бывало, Настьку за косу схватишь, на себя попятишь — и сердце разом отойдёт! А тебя, старый, за что таскать? Головенка плешивая, бороденка паршивая!
  8. Вот тебе, голубчик, овчиный тулупчик!
  9. Вот тебе, киска, сметаны миска! Ну, и ты молодец заслужил холодец!
  10. Вязать я тебе приказывала, а вот спицами стучать, медовенькая, не приказывала.
  11. Душегубчики-голубчики!
  12. За сохой — неплохой, и в бою — не сбою, и плясун, и работник, и рыбак, и охотник!
  13. Знать, одного пятака для доброго дела мало!
  14. Зовут меня Настенькой. А кличут все по-разному: батюшка родимый — Настенькой, сестрица — Настькой, мачеха — ведьмой проклятой да змеей подколодной.
  15. Каждому кланяться — голова отвалится.
  16. Какое доброе дело сделать?
  17. Кому рожь, кому пшеница,
    Он парнишка холостой.
    Хоть сейчас готов жениться,
    Не на этой, а на той.
  18. Кто до посоха моего коснётся — никогда не проснётся.
  19. Мальчики, так это же наши дубинки!
  20. Мамаш, ты ей брови-то замажь!
  21. Марфушеньку-душеньку комарики кусают, спать-почивать мешают.
  22. Медведь будет мне в ножки кланяться, а согнется твоя спина.
  23. Молчу… молчу…
  24. Нам что мясо, что рыба — за все спасибо.
  25. Не был бы ты невежей, не ходил бы с мордой медвежьей.
  26. Ограбим — не ограбим… Пожрём — не пожрём… Мы побьём — нас побьют… (Разбойники гадают на ромашках)
  27. Подайте, касатики, сестрички и братики, папаши-мамаши, благодетели наши, обратите внимание на мои страдания, подайте подаяние на пропитание, сиротинке безродному, холодному и голодному, сущему-неимущему, слепому, хромому и глухонемому.
  28. Пусть тебе медведь в ножки кланяется!
  29. Ох, и голодно нам! Ох, и холодно нам!
  30. Ох и плохо мне! Ох и худо!
    Не горячка у меня, не простуда!
    Губит бедную старушку не хвороба,
    Губит, душит сиротинку злая злоба!
    Ох, я и спать не могу! Я и жрать не могу!
    Ох, обидел гость незваный Бабушку-Ягу!
  31. — Прынцесса! Как есть прынцесса!… Не, не прынцесса…
    — А хто жа?
    — Королевна!
  32. Разорили старушку! Тунеядцы!
  33. Стояла себе избушка задом, так ему, видите ли, не тем фасадом!
  34. — Тепло ли тебе, девица?
    — Да ты что, старый, очумел, что ли?! Вишь, у меня руки и ноги замерзли!
  35. Тулупчик-то совсем новый! Вернуть не забудь!
  36. Ты — естеством, а я — колдовством!
  37. У нашей дуры ни ума, ни фигуры! Вся в папеньку!
  38. Хочу жениха! Хочу богатства! Хочу! Хочу! Хочу!
  39. Чу-фырь! Чу-фырь!
  40. Это ты, кобылица, за день намаешься — спишь, не просыпаешься, а Марфушенька-душенька целый день продремала, хребта не ломала — теперь она от самого бесшумного шороха проснуться может!
  41. Я тебя стрелой убил, а ты меня пером погубил…

Ирина Гусева волгоград

Большой обалдайс недели

Вот и свершилось неудивительное событие, о необходимости которого так долго и с такой надеждой говорили волгоградцы: Ирина Гусева официально подала заявление о сложении полномочий.
Характерно, что об этой отставке слухи начали бродить по славному городу-герою чуть ли не следующий день после «коронации» новоявленной главы Волгограда. Что вполне объяснимо. Характер и возможности госпожи Гусевой как политика и общественного деятеля волгоградцы успели хорошо изучить в бытность её депутатом облдумы по огромному количеству акций, столь же громких, сколь и нелепых.

И имеющих одну-единственную цель: восшумнуть сколько возможно имя госпожи Гусевой и донести его до начальственных высот.
Восшумнули. И донесли. Нагрянувший на волгоградскую землю пришелец из астраханских низин, кем-то по недоразумению, обозванный губернатором, прямо-таки воспылал обильными чувствами к госпоже Гусевой. Как говорилось в старых романах, они нашли друг друга. Губернатор долго водил под ручку депутатку по всем селам и пажитям, но, в конце концов, привёл на волгоградский трон.
Целых десять месяцев она изводила жителей своими придумками, стремясь превратить город-герой в село Большие Котяхи. Что, надо сказать, ей во многом удалось. И все эти десять месяцев народ изнывал от нетерпячки: «Господи, да когда же ты её уберешь?!» В том, что госпожа Гусева долго не задержится, сомнений не было - разночтения наблюдались только в сроках.
Сомнения окрепли, когда новый глава региона демонстративно не стал брать главу Волгограда под ручку, предпочитая если и общаться по необходимости, то на определенной дистанции. И превратились в уверенность, когда администрация города сообщила, что с волгоградских улиц убирают цветную щепу – предмет особой гордости и какой-то нездоровой страсти госпожи Гусевой. Оно, конечно, у каждой Марфушки свои игрушки. Но с этой щепой и утопающими в них так называемыми «топиарными фигурами», способными довести людей до инфаркта, был явный перебор. «Ну, если уж щепу убирают, тогда всё – амбец!» – решили волгоградцы. И не ошиблись: последовало вышеназванное заявление о добровольной отставке.
На этом, собственно говоря, можно было бы и закончить слово об уходящей натуре, добавив, разве что, народную мудрость: любовь без радости была – разлука будет без печали». Если бы не одно «но». Вернее, два.
Первое – форма ухода. Да, мы привыкли, что в Державе нашей начальника, не справившегося с порученным делом, увольняют с повышением. Уход госпожи Гусевой исключением не стал. Понесло её аж в депутаты Государственной Думы. Видимо, господин Бочаров был готов сбагрить её куда угодно, лишь бы подальше от себя. Но, запустив на такие высокие орбиты, он рискует теперь получить оттуда что-нибудь увесистое, дурно пахнущее и отнюдь не способствующее хорошему самочувствию. И дальняя дистанция тут не спасёт. Напротив! Высоко вороны летают, да только памятникам от того не легче.
И второе «но». Уже после заявления об отставке пресс-служба городской думы распространила известие о состоявшейся пресс-конференции с весьма красноречивым заголовком: «Ирина Гусева: «Остаюсь с Волгоградом».
Это называется: приплыли. А мы-то надеялись, а мы-то верили, а мы-то радовались, что на этом наши пути-дорожки расходятся. А, оказывается, вот хрен нам всем – остаётся, видите ли. Заметьте, опять не как у людей. Обычно, при расставании уезжающие заверяют: «Ты навсегда остаёшься в моем сердце». Или: «Твою любовь увожу с собой». А тут: «Я (!) – остаюсь». Как хотите, а звучит как неприкрытая угроза. И, в первую очередь, конечно же, господину Бочарову, при всём при том, пошедшему против общественного мнения. Если не сказать — наплевав на него. Принести Волгограду больше вреда, чем она уже это сделала, вряд ли возможно. А вот лично господину Бочарову – это запросто. С высот-то сподручнее. Ну, не пользы же ждать – в этом никто ещё из депутатов Государственной Думы замечен не был. И, осмелимся предположить, вряд ли будет.
А что же дальше? К великому сожалению, волгоградцев лишили права избирать главу своего любимого, но такого несчастного города. Это означает, что соберутся депутаты на своё заседание и послушно поднимут руки за того, кого им назовёт глава региона. Но, судя по тому, что уже назначенное заседание гордумы перенесено на неделю, что-то не заладилось в отлаженном механизме. Неужто послушные доселе депутаты заартачились? Если и так, то, скорее всего, не потому, что народные избранники вдруг озаботились мнением народонаселения города-героя. Оно им всегда было до одного места. Иначе бы не навязывали городу целую вереницу бездарных и безликих управителей. Потому что-то не верится во внезапное просветление. Да и не дадут: попала собака в колесо – кричи да беги.
По всей вероятности, единомыслие разладилось из-за того, что каждый из депутатов не прочь увидеть себя, любимого, в руководящем кресле. А что? Если уж госпожа Гусева целых десять месяцев в нём просидела, то после неё любому можно – хуже-то не будет.
Не будет.

Ирина Гусева волгоград

Большой обалдайс недели

Вот и свершилось неудивительное событие, о необходимости которого так долго и с такой надеждой говорили волгоградцы: Ирина Гусева официально подала заявление о сложении полномочий.
Характерно, что об этой отставке слухи начали бродить по славному городу-герою чуть ли не следующий день после «коронации» новоявленной главы Волгограда. Что вполне объяснимо. Характер и возможности госпожи Гусевой как политика и общественного деятеля волгоградцы успели хорошо изучить в бытность её депутатом облдумы по огромному количеству акций, столь же громких, сколь и нелепых.

И имеющих одну-единственную цель: восшумнуть сколько возможно имя госпожи Гусевой и донести его до начальственных высот.
Восшумнули. И донесли. Нагрянувший на волгоградскую землю пришелец из астраханских низин, кем-то по недоразумению, обозванный губернатором, прямо-таки воспылал обильными чувствами к госпоже Гусевой. Как говорилось в старых романах, они нашли друг друга. Губернатор долго водил под ручку депутатку по всем селам и пажитям, но, в конце концов, привёл на волгоградский трон.
Целых десять месяцев она изводила жителей своими придумками, стремясь превратить город-герой в село Большие Котяхи. Что, надо сказать, ей во многом удалось. И все эти десять месяцев народ изнывал от нетерпячки: «Господи, да когда же ты её уберешь?!» В том, что госпожа Гусева долго не задержится, сомнений не было - разночтения наблюдались только в сроках.
Сомнения окрепли, когда новый глава региона демонстративно не стал брать главу Волгограда под ручку, предпочитая если и общаться по необходимости, то на определенной дистанции. И превратились в уверенность, когда администрация города сообщила, что с волгоградских улиц убирают цветную щепу – предмет особой гордости и какой-то нездоровой страсти госпожи Гусевой. Оно, конечно, у каждой Марфушки свои игрушки. Но с этой щепой и утопающими в них так называемыми «топиарными фигурами», способными довести людей до инфаркта, был явный перебор. «Ну, если уж щепу убирают, тогда всё – амбец!» – решили волгоградцы. И не ошиблись: последовало вышеназванное заявление о добровольной отставке.
На этом, собственно говоря, можно было бы и закончить слово об уходящей натуре, добавив, разве что, народную мудрость: любовь без радости была – разлука будет без печали». Если бы не одно «но». Вернее, два.
Первое – форма ухода. Да, мы привыкли, что в Державе нашей начальника, не справившегося с порученным делом, увольняют с повышением. Уход госпожи Гусевой исключением не стал. Понесло её аж в депутаты Государственной Думы. Видимо, господин Бочаров был готов сбагрить её куда угодно, лишь бы подальше от себя. Но, запустив на такие высокие орбиты, он рискует теперь получить оттуда что-нибудь увесистое, дурно пахнущее и отнюдь не способствующее хорошему самочувствию. И дальняя дистанция тут не спасёт. Напротив! Высоко вороны летают, да только памятникам от того не легче.
И второе «но». Уже после заявления об отставке пресс-служба городской думы распространила известие о состоявшейся пресс-конференции с весьма красноречивым заголовком: «Ирина Гусева: «Остаюсь с Волгоградом».
Это называется: приплыли. А мы-то надеялись, а мы-то верили, а мы-то радовались, что на этом наши пути-дорожки расходятся. А, оказывается, вот хрен нам всем – остаётся, видите ли. Заметьте, опять не как у людей. Обычно, при расставании уезжающие заверяют: «Ты навсегда остаёшься в моем сердце». Или: «Твою любовь увожу с собой». А тут: «Я (!) – остаюсь». Как хотите, а звучит как неприкрытая угроза. И, в первую очередь, конечно же, господину Бочарову, при всём при том, пошедшему против общественного мнения. Если не сказать — наплевав на него. Принести Волгограду больше вреда, чем она уже это сделала, вряд ли возможно. А вот лично господину Бочарову – это запросто. С высот-то сподручнее. Ну, не пользы же ждать – в этом никто ещё из депутатов Государственной Думы замечен не был. И, осмелимся предположить, вряд ли будет.
А что же дальше? К великому сожалению, волгоградцев лишили права избирать главу своего любимого, но такого несчастного города. Это означает, что соберутся депутаты на своё заседание и послушно поднимут руки за того, кого им назовёт глава региона. Но, судя по тому, что уже назначенное заседание гордумы перенесено на неделю, что-то не заладилось в отлаженном механизме. Неужто послушные доселе депутаты заартачились? Если и так, то, скорее всего, не потому, что народные избранники вдруг озаботились мнением народонаселения города-героя. Оно им всегда было до одного места. Иначе бы не навязывали городу целую вереницу бездарных и безликих управителей. Потому что-то не верится во внезапное просветление. Да и не дадут: попала собака в колесо – кричи да беги.
По всей вероятности, единомыслие разладилось из-за того, что каждый из депутатов не прочь увидеть себя, любимого, в руководящем кресле. А что? Если уж госпожа Гусева целых десять месяцев в нём просидела, то после неё любому можно – хуже-то не будет.
Не будет.

Евгения Рыбалова

Виктория Игошина

Артур Шарипов

Максим Райников

Елена Вячеславова

Евгения Рыбалова

Елена Вячеславова

Анна Заболотная

Анна Заболотная

Виктория Игошина

Семен Иванов

Марк Боррн

Жизнь студента юрфака
1-ый курс. "Приказано выжить"
2-ой курс. "Не шатко, не валко"
3-ий курс. "Веселые ребята"
4-ый курс. "Богатые ребята"
5-ый курс. "Господа офицеры, ноги на стол!"

Денис Головин

Анна Денисова

А мне очень нравится анекдот, который он нам рассказал:

Сидят лев и бык, пьют пиво, вдруг у льва звонит телефон, он берет рубку: "Да, да дорогая скоро буду!". Бык его спрашивает: "Что жена звонила? И что, ты сейчас сразу уйдешь, послушаешься ее?". Лев,говорит, что да, ну раз попросила. Бык говорит: " Я бы сроду не пошел, сказал бы, что когда освобожусь, тогда и приду!". Лев подумал,подумал и говорит: "А это знаешь почему? Потому, что у тебя жена корова, а у меня львица. "

Читайте также: