Духов николай леонидович конструктор танков

Обновлено: 14.07.2024

Духов Николай Леонидович – главный конструктор танкового производства Кировского завода; заместитель главного конструктора – руководитель конструкторского сектора Конструкторского бюро № 11 Приволжской конторы «Главгорстроя» Министерства среднего машиностроения СССР.

Родился 13 (26) октября 1904 года в селе Веприк Гадячского уезда Полтавской губернии (ныне в Гадячском районе Полтавской области Украины) в семье фельдшера. Русский. Учился в начальной школе села Веприк, затем в Гадячской классической гимназии.

С 1920 года трудился: технический секретарь земельного отдела местного исполкома, заведующий избой-читальней, дежурный по электростанции. Затем работал на сахарном заводе: резчик свеклы, хронометражист, заведующий технико-нормировочным бюро завода. В 1928 году окончил рабфак в Харькове.

В 1932 году окончил Ленинградский политехнический институт, получив диплом инженера по специальности «конструирование и производство тракторов и автомобилей». Получив направление на Кировский завод (Ленинград), прошёл на этом легендарном предприятии путь от рядового инженера до заместителя главного конструктора завода. Им предложена новая бортовая передача для танка «Т-28», разработаны проекты принципиально новых тяжёлых танков серии «КВ» (Климент Ворошилов).

В начале Великой Отечественной войны завод был эвакуирован на Урал в город Челябинск, где слился в единый коллектив с Челябинским тракторным заводом в так называемый «Танкоград». Н.Л.Духов стал его главным конструктором. Он наладил поточно-конвейерное производство танков «КВ», возглавил разработку их модификаций («КВ-1С», «КВ-85») и самоходных артиллерийских установок («СУ-152», «ИСУ-152»), осуществил коренную модификацию средних танков «Т-34».

Но главным достижением руководимого им коллектива явилось создание тяжёлых танков серии «ИС» (Иосиф Сталин) – «ИС-1», «ИС-2», «ИС-3» – отлично зарекомендовавших себя на фронтах Великой Отечественной войны, показавших высокие боевые качества и преимущества перед танками немецко-фашистской армии. В 1944 году также возглавил кафедру гусеничных машин в Челябинском механико-машиностроительном институте (ныне Южно-Уральский государственный университет – ЮУрГУ).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 сентября 1945 года за исключительные заслуги перед государством в деле организации производства самолётов, танков, моторов, вооружения и боеприпасов, а также за создание и освоение новых образцов боевой техники и обеспечение ими Красной Армии и Военно-Морского Флота в годы Великой Отечественной войны Духову Николаю Леонидовичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

В 1946 году Н.Л. Духов привлечён к работам по созданию советской атомной бомбы и был назначен начальником специального конструкторского сектора КБ-11 Приволжской конторы «Главгорстроя» Министерства среднего машиностроения СССР, возглавляемого Ю.Б.Харитоном, а в 1948 году – заместителем главного конструктора КБ-11.

В КБ-11 он руководил разработками конструкций как первого отечественного плутониевого заряда, так и атомной бомбы. Являлся активным участником испытаний первой отечественной атомной бомбы «РДС-1» на Семипалатинском полигоне в казахстанской степи 29 августа 1949 года. Этот взрыв явился серьёзным ответом на угрозы США, обладавших к этому времени ядерным оружием, и уже неоднократно ими применённым в конце 2-й Мировой войны на японских городах Хиросима и Нагасаки. Весь мир узнал, что и Советский Союз обладает этим сдерживающим агрессоров смертоносным оружием.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 октября 1949 года за исключительные заслуги перед государством при выполнении специального задания Духов Николай Леонидович награждён второй золотой медалью «Серп и Молот».

С 1952 по 1954 год – заместитель научного руководителя и главного конструктора КБ-11. 12 августа 1953 года Н.Л.Духов принял самое активное участие в испытании первой водородной бомбы «РДС-6с». Его роль в создании самых первых образцов советского ядерного оружия была значительной. Он и его сотрудники сделали всё возможное, чтобы приблизить день ликвидации американской монополии на атомное оружие.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 января 1954 года за исключительные заслуги перед государством при выполнении специального задания Правительства Духов Николай Леонидович награждён третьей золотой медалью «Серп и Молот».

С июля 1954 года – заместитель научного руководителя КБ-11. С 1956 года – директор, главный конструктор и научный руководитель филиала № 1 КБ-11, на базе которого вскоре было создано КБ-25 (в настоящее время – Всероссийский научно-исследовательский институт автоматики имени Н.Л.Духова) Министерства среднего машиностроения СССР. Возглавляя это научно-исследовательское учреждение, он заложил основные направления тематики института – создание ядерных боеприпасов для стратегических и тактических комплексов ядерного оружия, систем электрического и нейтронного инициирования ядерных зарядов, приборов автоматики ядерных боеприпасов, унифицированной контрольно-измерительной аппаратуры.

За десять лет под его руководством разработаны три поколения блоков автоматики, первое поколение ядерных боеприпасов для семнадцати различных носителей – баллистической ракеты «Р-7», торпеды «Т-5», первых крылатых ракет для ВВС, ВМФ, ПВО, для этих ядерных боеприпасов была разработана целая гамма электромеханических приборов. Для контроля ядерных боеприпасов и блоков автоматики были созданы первые три поколения контрольно-измерительной аппаратуры: осциллографическая, малогабаритная безосциллографическая и автоматизированная с цифровой регистрацией. В связи с этим Н.Л.Духов по праву считается одним из основателей советской конструкторской школы по ядерным боеприпасам.

Умер1 мая 1964 года после непродолжительной тяжёлой болезни. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Генерал-майор инженерно-танковой службы (21.01.1945).
Генерал-лейтенант инженерно-технической службы (31.05.1954).

Награждён 4 орденами Ленина (17.04.1940; 15.08.1944; 16.09.1945; 25.10.1954), орденами Суворова 2-й степени (19.04.1945), Трудового Красного Знамени (24.01.1944), Красной Звезды (15.06.1942), медалями, в том числе «За трудовую доблесть» (07.3.1940).

Член-корреспондент Академии наук СССР (1953), доктор технических наук (1953). Лауреат Ленинской премии (1960), Сталинской премии (Государственной премии СССР) 1-й степени (1943, 1946, 1949, 1951, 1953).

Его имя присвоено ВНИИА – институту, в котором он работал с 1954 по 1964 годы. Память о нём увековечена в названии одной из улиц города Сарова (бывший Арзамас-16) Нижегородской области. В его родном селе Веприк установлен бюст, а в городе Челябинск на доме, в котором в годы Великой Отечественной войны жил Н.Л.Духов, установлена мемориальная доска. 15 декабря 2003 года в галерее учёных ЮУрГУ города Челябинска открыт бюст Н.Л.Духова (скульптор заслуженный художник РСФСР В.А.Авакян). К 100-летию Н.Л.Духова и 50-летию ВНИИА на территории института установлен бюст Н.Л.Духова (скульптор В.Н.Левин).

На оживлённом перекрёстке крупного города вдруг заглох двигатель большого грузовика. Мигом образовалась пробка. Водители вели себя обыкновенно: кто-то терпеливо ждал, пока ситуация разрядится, кто-то время от времени сигналил, понукая шофёра сломавшейся машины к более энергичным действиям. Так продолжалось до тех пор, пока из подъехавшей «эмки» не вышел высокий военный чин, решительно направившийся к виновнице происшествия. Закатав рукава генеральской шинели, он пару минут покопошился в двигателе… и мотор ожил. Грузовик уехал, транспортный затор рассосался. «Начальник-то, видать, из простых, – судачили между собой свидетели необычного происшествия. – Не забыл ещё, как гайки крутить. Кто же он был, этот неизвестный генерал?»

А таинственного генерала между тем знала вся страна. Известен он был и в стане противника, в том числе лично Гитлеру и прочим представителям командования вермахта.

Правда, погоны с золотым паркетом легли на его плечи совсем недавно. Подписывая очередной указ о награждениях, Сталин поинтересовался: почему здесь не указано звание одной из самых известных ему персон? Недостаток устранили: нарком танковой промышленности СССР Вячеслав Малышев принял у новоиспечённого кавалера ордена Трудового Красного Знамени Николая Духова присягу и вручил ему погоны генерал-майора инженерно-технической службы. До этого момента на воинском учёте он числился рядовым. Хотя на кителе его уже имелись два ордена Ленина, орден Красной Звезды, а также значок лауреата Сталинской премии, носившийся, по положению, на левой стороне груди рядом с орденами и медалями СССР. За что же такая честь?

Николай Духов: секретный человек с Полтавщины

Конструктор бронетехники и ядерного оружия Николай Леонидович Духов.

…Николай Духов родился в 1904 году в местечке Веприк под Гадячем на Полтавщине. Веприк – это маленький дикий кабан, но со всеми признаками грозного зверя. Жители Веприка впервые показали свой характер во время измены гетмана Выговского, отказав ему в подчинении и поддержав полтавского полковника Мартына Пушкаря, верного присяге (хотя от Гадяча, где строил свои козни мятежный гетман, до Веприка лишь 15 километров, а до Полтавы – более ста). Выговский сжёг местечко, а жителей выселил на Правобережье Днепра. Но старался напрасно: полвека спустя вепричане точно так отказали в поддержке другому предателю-гетману, Мазепе, засевшему в Гадяче. Штурмуя эту дерево-земляную крепость, король Карл XII положил под её стенами цвет своего офицерства.

Будущий конструктор окончил сельскую школу и поступил в Гадячскую гимназию, преобразованную после революции в «Единую трудовую школу II ступени». Но запаса её прочности хватило, чтобы дать выпускникам основательные знания. В частности, владение немецким, английским и французским языками очень пригодилось впоследствии Николаю при чтении зарубежной технической литературы.

Николай Духов: секретный человек с Полтавщины

Николай Духов в детстве, рабфаковец, молодой инженер

Возможность продолжить образование ему представилась только через шесть лет, в 1926-м – сначала на рабфаке при Харьковском геофизическом институте, затем на механико-машиностроительном факультете Ленинградского политехнического института по специальности «автомобили и тракторы». По распределению он был направлен на «Красный путиловец» (впоследствии Кировский завод), где деятельно участвовал в создании советского пропашного трактора «Универсал», легкового автомобиля Л–1 (советский «Бьюик», прообраз более позднего автомобиля ЗИС–101), первого железнодорожного крана большой грузоподъёмности.

Творческие поиски, нестандартные решения, блестящее выполнение отдельных правительственных заданий (как это было, скажем, с тем же 75-тонным краном, на проектирование которого специализированная немецкая фирма запросила минимум полгода, а кировцы справились за 23 дня) – это было важно, интересно, но не главное. Самой ответственной и технически трудоёмкой работой для завода являлся выпуск танков. Само же танкостроение находилось в то время в известном смысле в тупике. Наращивание вооружённости, сопряжённое с увеличением количества орудийных и пулемётных башен (выпускавшиеся Т–28 имел их три, Т–35 – тот, что на медали «За отвагу», – целых пять), влекло за собой повышение массы, следовательно – снижение маневренности. Снижение массы давало ухудшение живучести из-за тонкой брони. Порочный круг разорвал Сталин на демонстрации моделей новых танков в Кремле. Подняв одну из башен, он спросил:

– Три тонны, – ответил специалист.

– Вот и обратите их на бронирование, – порекомендовал Иосиф Висарионович.

Николай Духов: секретный человек с Полтавщины

Танковые «монстры» Т–28 (слева) и Т-35 – тупиковая ветвь советского танкостроения

На Кировский завод в качестве главного конструктора был назначен в это время Жозеф Яковлевич Котин (родом из Павлограда Екатеринославской губернии, ныне Днепропетровская область Украины). Он образовал два специальных конструкторских бюро, где главными стали Афанасий Ермолаев (танк СМК – от «Сергей Миронович Киров») и Николай Духов (по машине, получившей название KB – «Клим Ворошилов»). Советско-финская война дала возможность проверить танки в реальных боевых условиях. СМК подорвался на мине, впоследствии был эвакуирован; КВ выдержал 42 прямых попадания снарядов и не только не пострадал, но и вытащил повреждённый танк Т–28. Триумф танка КВ–1 был отмечен для Николая Духова первым его орденом Ленина, вручённым 17 апреля 1940 года. Всего же только этих высших наград СССР Николай Леонидович получит четыре: 5 августа 1944-го; 16 сентября 1945-го; 25 октября 1954-го, в канун 50-летия своего дня рождения.

Николай Духов: секретный человек с Полтавщины

Танки СМК (слева) и КВ-1

Самое лучшее признание превосходства может прозвучать только из уст противника. Беседуя с танковыми командирами перед наступлением в Арденнах, Гитлер признал: «В тот момент, когда мы ввели определенные типы танков, у русских уже были задуманы КВ–1 и КВ–2… И эти типы уже были сданы в производство. Иными словами, сама война через один или два года показала, что некоторые наши типы, в которых мы могли считать себя абсолютно превосходящими, в течение первых двух лет оказались устаревшими».

По донесениям с фронта так оно и было. В частности, командир 3-й гвардейской танковой бригады полковник И.А. Вовченко сообщал: «Бомба калибром 500 – 1000 кг упала на расстоянии 0,5 – 0,8 м от танка КВ и взорвалась, образовав воронку диаметром около 18 м и глубиной до 5 м. При взрыве танк основательно тряхнуло, затем он опустился в образовавшуюся воронку. У танка была сорвана гусеница, разбит телескопический прицел. Экипаж легко контузило. Через 5 часов исправленный танк пошел в бой». Другое донесение: «8 марта 1942 года в районе Холм (Калининский фронт) в поле остался застрявший КВ. В течение двух дней его бомбили самолёты Ю–87, Ю–88, Хе–111, в общей сложности не менее 60 самолётов. В результате бомбежки вся земля вокруг танка и непосредственно около него была изрыта воронками. Осколки поражения машине не причинили. Командир батальона 76-й танковой бригады майор Я.И. Плисов».

Николай Духов: секретный человек с Полтавщины

Самоходная артиллерийская установка ИСУ-152, знаменитый «зверобой» (слева), и самый совершенный танк Второй мировой войны, принимавший участие в боевых действиях, ИС-3

А ведь это было далеко не единственное и не самое совершенное творение инженерного гения конструктора Николая Духова. С началом Великой Отечественной войны Кировский завод был эвакуирован на Урал, в район Челябинска. На ЧТЗ из Ленинграда приехали 7500 высококвалифицированных работников, 3000 – с ХТЗ, 2050 – со Сталинградского тракторного и 1000 человек – из Москвы. Объединение получило название «Танкоград». Его главным конструктором вскоре становится Духов. Он налаживает поточно-конвейерное производство танков КВ и его модифицикаий КВ–1С, КВ–85, осуществляет коренную модификацию средних танков Т – 34, создаёт линейку самых совершенных танков Второй мировой войны – ИС (Иосиф Сталин) – ИС–1, ИС–2, ИС–3, отлично зарекомендовавших себя на полях сражений, а на их базе – самоходных артиллерийских установок СУ–152 и ИСУ–152. Последняя из них получила народное «зверобой», так как наповал разила «тигры» и «пантеры». А в вермахте её называли Dosenöffner («консервный нож»), поскольку она легко вскрывала коробку любого танка.

Николай Духов: секретный человек с Полтавщины

Генералы «Танкограда». Слева направо: главный конструктор Н.Л. Духов, директор завода И.М. Зальцман, главный инженер С.Н. Махонин

Такая невероятная известность: за большой вклад в создание танков и совершенствование их конструкции 16 сентября 1945 года Н.Л. Духов стал Героем Социалистического Труда, а ещё раньше был награждён орденами и медалями (в частности, орденом Суворова 2-й степени, полководческим, дававшимся за победу в крупном сражении). О нём даже была написана публицистом В. Орловым книга «Выбор», вышедшая в «Политиздате» в 1979 году, но здесь повествование обрывается на 1948 году. А ведь её герою оставалось жить ещё полтора десятилетия. И, быть может, самых интересных в его биографии.

Николай Духов: секретный человек с Полтавщины

«Талант и бесконечный труд» – так охарактеризовал жизненный и творческий путь Николая Леонидовича Духова академик Ю.Б. Харитон

Семья Духовых возле памятника их мужу, отцу и деду в Веприке, приехавшая на его открытие. Слева направо: внук Игорь, дочь Зоя Николаевна, жена Мария Александровна, внучка Людмила, зять Виталий Леонидович Миляев. 12.09.1981 г. Фото Н. А. Июльского

Николай Леонидович умер в 1964 году, полгода не дожив до своего 60-летия.

Сильные дозы облучения взяли своё – лейкоз крови. Похоронен он на Новодевичьем кладбище в Москве. Памятники этому необыкновенному человеку установлены на родине – в с. Веприк Полтавской области, в ЮУрГУ в Челябинске и во ВНИИА имени Н. Л. Духова в Москве.

Николай Духов: от танка «КВ» до ядерной бомбы

Вся история СССР - это восстановление после отшумевших войн и подготовка к новым. Чтобы не стать жертвой агрессоров, большую часть ресурсов Союзу приходилось расходовать на оборону. Существенный вклад в создание его бронетанкового, а затем и ядерного щита сделал уроженец Полтавщины Николай Леонидович Духов, которому сегодня исполняется 115 лет.

Он родился 26 октября (13-го по старому стилю) 1904 года в селе Веприк Гадячского уезда Полтавской губернии. Его отец Леонид Викторович служил фельдшером, и как раз за год до рождения сына получил место при местном сахарном заводе. Мать — Мария Михайловна (в девичестве Осипова) происходила из обедневшего помещичьего рода. Россия – родина слонов и танков

Россия – родина слонов и танков

Маленький Коля в детстве любил наблюдать, как работает его дедушка — Виктор Полиевктович, умелый мастер. Потом у мальчика появилась своя мастерская, где он конструировал различные игрушки, машинки, какие-то устройства.

Двоюродная сестра Алла Кузнец вспоминала, как другой дед — Михаил как-то раз сказал внуку: «Странный ты ребенок. Все дети бегают, играют на улице, а ты всегда чем-то озабочен, все думаешь своей детской головкой». На что мальчик ответил: «Я, дед, хочу сделать что-то большое. Мне уже не интересно делать ребятам деревянные винтовки».

В 1914 году мальчик пошел в Гадячскую классическую мужскую гимназию, в которой особенно хорошо преподавали иностранные языки. Николай овладел немецким, английским и французским языками, что ему потом пригодилось при изучении зарубежной технической документации.

Бурные годы Гражданской войны не обошли юношу стороной. С 14 лет Николай работал сначала секретарём Вепричского комитета бедноты, а с 1921 года, после окончания школы, агентом продотряда. Он вел перепись, по которой определялся продналог. Затем он служил на различных чиновничьих постах, по местным меркам довольно значительных. Образованных людей не хватало, поэтому часто на важные должности назначали вчерашних мальчишек. Гроза Первой мировой. В центре Луганска стоят уникальные английские танки, которые красные отбили у белых

Гроза Первой мировой. В центре Луганска стоят уникальные английские танки, которые красные отбили у белых

Духову уже исполнилось 22 года, когда ему, выпускнику классической гимназии, по решению комсомольского собрания сахарного завода, где он тогда работал, ему вручили путёвку на рабфак Харьковского геодезического и землеустроительного института.

Но Николая тянуло к технике, он хотел стать инженером-конструктором. В осуществлении мечты ему помог земляк Александр Аркадьевич Полоцкий, занимавший должность заместителя наркома народного образования УССР (в 1938 г. он, бывший украинский эсер, будет расстрелян). По рекомендации Полоцкого Духова приняли на механический факультет Ленинградского политехнического института. Он закончил его в 1932 году, получив специальность инженера-конструктора тракторов и автомобилей, после чего юношу распределили на легендарный Путиловский завод, который вскоре стал называться Ленинградским Кировским заводом (ЛКЗ).

Это было передовое машиностроительное предприятие страны, перманентно разрабатывавшее новейшие виды гражданской и военной техники. О лучшем месте, чтобы проявить свои таланты, Николай и мечтать не мог. Ему стали доверять первые задания — разработку оснастки для серийного производства деталей трактора «Универсал». Затем включили в группу по разработке первых советских легковых автомобилей Л-1 и Л-2. В мае 1935 поступило новое задание — спроектировать 75-тонный кран для железнодорожного транспорта. Конструкторская группа под руководством Николая Леонидовича закончила подготовку чертежей в рекордный срок — 23 дня.

Но страна готовилась к войне, лучшие кадры требовались в разработке военной техники, и Духова в 1936 году перевели в созданное на заводе специальное конструкторское бюро СКБ-2, проектирующее танки. Уже через два года Николай Леонидович возглавил КБ, отвечавшее за серийный выпуск многобашенного среднего танка Т-28. Бортовую передачу новой конструкции он спроектировал лично. Через несколько лет Духов с удивлением обнаружил следы этой своей разработки в бортовой передаче трофейной «пантеры».

В апреле 1938 года Автобронетанковое управление РККА объявило конкурс на разработку проекта тяжёлого двухбашенного танка, в котором приняли участие СКБ-2 и КБ другого ленинградского завода №185. Конструкторы ЛКЗ разрабатывали танк с индексом СМК. Однако главный конструктор бюро — Жозеф Яковлевич Котин решил в инициативном порядке создать еще один однобашенный тяжелый танк, проект которого потом предложить Сталину. Ведущим конструктором работ назначили Духова. Новый танк получил индекс КВ («Клим Ворошилов»). Ноги от Кристи: как Харьков стал танковой кузницей

Ноги от Кристи: как Харьков стал танковой кузницей

Испытания СКМ, его конкурента — Т-100 и однобашенного КВ в боевых условиях показали полное преимущество последней машины. Сталин распорядился доработать танк и готовить к запуску в серию, а инженера Духова наградить орденом Ленина (позже он заслужит еще три).

Бывший директор ЛКЗ и челябинского «Танкограда» Исаак Моисеевич Зальцман вспоминал: «С Николаем Леонидовичем я познакомился ещё в 1933 году. Он быстро завоевал репутацию талантливого конструктора и расчётчика. Его вклад в создание танка КВ настолько значителен, что я считаю Духова основным автором этой могучей машины».

В ноябре 1940 года Николая Леонидовича назначили заместителем Котина. На этой должности он участвовал в разработке варианта танка КВ со 152-мм пушкой — КВ-2, в создании других экспериментальных танков.

11 марта 1941 года от советской разведки поступила информация о создании немцами супертяжелого танка, вооруженного 105-мм пушкой. Среди советских конструкторов был объявлен конкурс на проектирование «нашего ответа» врагу, тяжелого танка КВ-4. 9 мая 1941 года были подведены итоги конкурса, в котором участвовало около двух десятков конструкторов. Первое место занял проект Николая Леонидовича, за что ему вручили премию в 5 тысяч рублей. Начавшаяся вскоре война не позволила начать серийное производство машины, но этого и не требовалось — данные разведчиков оказались ложными.

Летом 1941 года немцы стремительно приближались к Ленинграду, поэтому уже в июле СКБ-2 эвакуировали на вторую производственную площадку, собиравшую танки КВ — Челябинский тракторный завод. Здесь 23 июля 1941 года Духова назначили главным конструктором танкового производства. «Харьков темпам не изменил». Как создавался американский гигант сталинской индустриализации

«Харьков темпам не изменил». Как создавался американский гигант сталинской индустриализации

Часто ему приходилось решать нестандартные задачи.

В конце 1941 года из-за эвакуации харьковского предприятия, производившего танковые дизели, возникла проблема — что устанавливать в танки? Директору завода Зальцману удалось грабительским способом «умыкнуть» эшелон авиационных двигателей, подходивших по мощности. Теперь Духову нужно было спроектировать их монтаж в моторно-трансмиссионном отделении КВ. По воспоминаниям очевидцев, он взял с собой несколько помощников и целые сутки не выходил из КБ. Утром все необходимые чертежи для установки бензиновых двигателей были готовы.

В мае 1942 года за разработку облегченной версии танка КВ — КВ-1С Николаю Леонидовичу вручили орден Красной Звезды (в марте 1943 за модернизацию этого же танка он стал лауреатом Сталинской премии).

Следует отметить, что Духов не был сугубо кабинетным работником. Он постоянно приезжал на полигон, в замасленном комбинезоне вместе с механиками лежал под танком, сам садился за рычаги.

Испытатель танков Иван Иванович Колотушкин вспоминал: «Я много испытал машин на своем веку, но такого коллектива никогда не видел. Иным разработчикам толкуешь, толкуешь о замеченных недостатках в машине, а они с пеной у рта защищают свое изобретение, стараясь доказать безгрешность конструкции. Духову и его помощникам стоит только слово сказать, и они тотчас же постараются выяснить, не конструкция ли виновата».

Красной Армии требовалось больше бронетехники, поэтому на ЧКЗ помимо тяжелых КВ решили развернуть и производство средних танков Т-34. В сжатые сроки всего за 33 дня были проведены все необходимые мероприятия, подготовлена оснастка, налажен выпуск. За этот трудовой подвиг Духова наградили орденом Красного Знамени. Танковый марафон Михаила Кошкина

Танковый марафон Михаила Кошкина

В октябре 1942 года в боях под Ленинградом нашим войскам удалось захватить два первых немецких танка «тигр». Результаты обстрела на полигоне показали, что 76-мм орудия, которыми вооружались танки Т-34 и КВ-1С не пробивают лобовую броню вражеских машин, а с бортовой справляются только при стрельбе в упор. Требовалось срочно разработать танки, способные на равных бороться с немецким бронированным «зверем».

Существовало два пути: или проводить дальнейшее развитие танка КВ, или разработать совершенно новый танк. На второй вариант не оставалось времени, поэтому решили пойти по первому пути. Работы по созданию КВ-85, вооруженного 85-мм пушкой возглавил Духов, с июня 1943 года — главный конструктор ЧКЗ. После внесения всех необходимых изменений в конструкцию КВ, оказалось, что получилась совсем новая машина, которой присвоили индекс ИС («Иосиф Сталин»).

Уже в сентябре 1943 года ИС-85 приняли на вооружение. Однако руководство посчитало установленное в башню танка орудие недостаточно мощным. В сжатые сроки были проведены необходимые конструкторские работы, и в ноябре 1943 года на вооружение приняли танк ИС-122 (ИС-2), вооруженный 122-мм орудием.

Николай Леонидович успел принять участие в разработке и запуске в производство следующих танков серии ИС: ИС-3 и ИС-4, но поучаствовать в Великой Отечественной войне они уже не успели. Зато ИС-3 в 1945 году на сентябрьском совместном параде союзников в Берлине произвели такой фурор, что «советские танки на берегу Ла-Манша» на весь период «холодной войны» стали, как это сейчас принято говорить, «мемом».

В 1945 году за выдающиеся заслуги в создании танков Николаю Леонидовичу присвоили звание Героя Социалистического Труда (потом он им станет еще дважды) и воинское звание генерал-майора инженерно-танковой службы. Но после ядерных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки танки стали менее важной темой, наступил век атомного оружия, и конструкторские таланты и навыки Николая Леонидовича потребовались в новой отрасли.

В ноябре 1948 года Николая Леонидовича назначили первым замом главного конструктора КБ-11, работавшего над разработкой ядерной бомбы. Американский счет Ивана Кожедуба

Американский счет Ивана Кожедуба

Духов возглавил научно-конструкторский отдел. Он был незаменимым специалистом в систематизации конструкторской документации, в налаживании взаимодействия различных служб и управлений при запуске сложного изделия в производство. Во многом благодаря его усилиям уже 29 августа 1949 года в Семипалатинске СССР провел испытания первой ядерной бомбы РДС-1, а 12 августа 1953 года — первой водородной бомбы РДС-6с. За вклад в работу Духова наградили пятой по счету Сталинской премией.

24 апреля 1956 года на базе филиала № 1 КБ-11, которым Духов руководил с 1954 года, было создано КБ №25, ныне это Всероссийский НИИ автоматики им. Н. Л. Духова. Здесь за время руководства Николая Леонидовича были созданы три поколения блоков автоматики, первое поколение ядерных боеприпасов для семнадцати различных носителей, в том числе торпед и крылатых ракет. Фактически в последние годы жизни Духов стал основателем российской конструкторской школы по ядерным боеприпасам.

В 1960 году за работы по созданию боеприпаса для ракеты Р-7 ему вручили Ленинскую премию.

О ней рассказывают историю, больше похожую на байку. Получив в сберкассе деньги, Николай Леонидович поехал в автомагазин на Бауманской, чтобы там купить себе «Волгу» ГАЗ-21. Кассир пересчитала купюры, сказала, что мелочи у нее нет и предложила взять на сдачу лотерейные билеты. Настроение у конструктора было приподнятое, он сразу согласился. Каково же было его удивление, когда по одному из билетов он вскоре выиграл еще одну «Волгу».

При всей серьезности занимаемого им положения, Николай Леонидович никогда не задирал перед подчиненными нос, но требовал от них ответственного отношения к работе.

Его соратник Николай Александрович Терлецкий вспоминал: «Он был беспощаден к тем, кто не выполнял его поручений, затягивал и не доводил дело до конца. Тогда он мог отчитать виновного, подчас очень крепко и выразительно, но никогда его разнос не носил характера оскорбления и не ущемлял самолюбия. А уж если Николай Леонидович бывал доволен, то его теплое доброжелательное обращение «старина» воспринималось как знак особого расположения». День в истории. 7 февраля: в Подмосковье родился знаменитый киевский авиаконструктор

День в истории. 7 февраля: в Подмосковье родился знаменитый киевский авиаконструктор

Многие приближенные вспоминали, что Духов обладал многими талантами: он прекрасно играл на гитаре, рисовал, танцевал. Как-то раз, обрадованный найденным его подчиненными решением, он пустился в пляс прямо на рабочем месте: «И вдруг такая картина… Николай Леонидович, маленький, толстенький, встает, закладывает руки за голову и… пускается в русскую плясовую вдоль стола! Притопывая, приговаривает: «Ай да молодцы! Ай да паразиты! Ай да рабочие! Ай да сукины дети!»…Так и обошел весь стол».

После отъезда в Ленинград Духов на родине так больше и не появлялся, хотя существует история, также больше похожая на байку, что приехать он пытался.

Как особо ценного специалиста, Николая Леонидовича охраняли два офицера госбезопасности. Однажды, будучи проездом в Киеве, Духов тайно договорился с ними, чтобы, как он утверждал, в одиночку съездить на денек-другой в Веприк. Об этом стало известно Сталину, он распорядился поездку отменить, а провинившихся офицеров — арестовать (некоторые источники утверждают, что и расстрелять). Николаю Леонидовичу пришлось лично за них заступиться и уговорить Сталина, сменить гнев на милость.

Духов умер от лейкоза крови (белокровия) в 1964 году в светлый советский праздник 1 мая, заплатив за создание ядерного щита страны самым ценным, что есть у человека — жизнью. Но его жертва и жертвы тысяч других советских специалистов, создававших атомное оружие, не были напрасными. Образовавшийся их трудами ядерный паритет, это главный аргумент, удерживающий в наше время многие горячие головы от развязывания Третьей Мировой войны.

Поэтому не грех сегодня вспомнить, кому именно мы сегодня обязаны нашим таким неустойчивым, таким шатким, но все-таки миром.

Как потомок гоголевского Ивана Никифоровича главным конструктором стал

24 июня 1941 года в дневнике начальника Генштаба сухопутных войск Германии Франца Гальдера появилась запись о появлении на фронте новых русских танков вооружённых 150-мм пушкой. А 3 сентября 1949 года американский разведывательный самолёт обнаружил в воздухе над Камчаткой оружейный плутоний. К обоим этим эпизодам имел отношение Николай Духов

Николай Леонидович Духов — один из тех уроженцев Украины, которые смогли сделать карьеру только в СССР или России. Уж слишком масштабной личностью он был.

Биография

Родился Духов 26 октября 1904 года в селе Веприк в Гадячском уезде Полтавской губернии.

«И грянул бой, Полтавский бой!» Как 310 лет назад Петр I выиграл свое самое знаменитое сражение

Не смотря на то, земли эти более определённые в этническом плане, чем Слобожанщина, родители Духова — русские. Отец, Леонид Викторович, служил военным фельдшером и на Украину попал по долгу службы. За год до рождения сына он уволился со службы и пошёл работать на сахарный завод в Веприке. Мать, Мария Михайловна, была дочерью обедневшего помещика. Кстати, у одного из предков Духова гостил Николай Гоголь и, по семейной легенде, история тяжбы Никифора Осипова с соседом легла в основу одного из произведений классика.

Духов учился сначала в сельской школе, затем в Гадячской гимназии (это, кстати, очень способствовало в дальнейшем его карьере — ведь он мог читать техническую литературу на немецком, английском и французском языках). В 1919 году гимназию преобразовали в единую трудовую школу, которую он годом позже и окончил.

С 14 лет Духов работал секретарём Вепричского комбеда, с 1921 года — агентом продотряда. Также заведовал районной избой-читальней, где создал самодеятельных оркестр, был секретарём райземлеса, заведовал загсом. В своём селе Духов собрал первый радиоприёмник.

В 1925 году поступил на сахарный завод в селе Чупаховка Ахтырского района, а годом позже, решением заводского комсомольского собрания, ему была дана путёвка на рабфак Харьковского геодезического и землеустроительного института. День в истории. 9 сентября: в Полтаве родился «малороссийский Вергилий»

День в истории. 9 сентября: в Полтаве родился «малороссийский Вергилий»

После его окончания он был рекомендован «для зачисления без испытания на механический факультет» Ленинградского политехнического института. Справедливости ради надо сказать, что рекомендацию дал его земляк — заместитель наркома народного образования Украины Александр Полоцкий.

С 1928 по 1932 год Духов учится на кафедре «Автомобили и тракторы» ЛПИ и получает специальность инженера-конструктора. В харак­те­ри­стике отме­ча­лись спо­соб­но­сти молодого инженера к само­сто­я­тель­ному мыш­ле­нию и воз­мож­ность исполь­зо­ва­ния его на науч­ной работе.

После окончания института Духов начал работать на заводе «Красный путиловец» где работал над организацией производства трактора «Универсал» и легковой автомобиль «Ленинградец — 1». А в 1936 году его направили в танковое КБ, под начало другого выходца с Украины — Жозефа Котина.

Танкостроитель

В СКБ-2 Духов сразу приступил к созданию единой методики тягового и прочностного расчёта танков. Он принимал участие в разработке нового среднего танка Т-29, а затем ему поручили руководство конструкторской группой, занимавшейся модернизацией танка Т-28. Трёхбашенный средний танк имел передовую для своего времени конструкцию, но отличался крайне низкой надёжностью. Собственно, доведение его до ума и было задачей группа Духова, выполненной к концу 1938 года.

Тем временем Автобронетанковое управление РККА, во главе с Дмитрием Павловым (командовал Западным фронтом и в июне 1941 года и был расстрелян за катастрофическое поражение) потребовало разработки нового тяжёлого танка с противоснарядным бронированием. Россия – родина слонов и танков

Россия – родина слонов и танков

Если танк прорыва предыдущего поколения — Т-35, имел пять башен и сравнительно тонкую броню, то новые танки должны были иметь не более двух башен. Проектирование новых танков первоначально велось на Харьковском паровозостроительном заводе (ХПЗ), но затем было перенесено в Ленинград — на завод №185 им. Кирова (проект Т-100) и на Кировский (бывший «Красный путиловец») завод (проект СМК — «Сергей Миронович Киров», и его однобашенный вариант КВ — «Клим Ворошилов»).

Первоначально СМК и КВ разрабатывала группа Афанасия Ермолаева, а конца 1938 года работа над однобашенным вариантом была поручена Духову (в апреле 1940 г. получит за нее орден Ленина). Кстати, в группе по разработке танка «Клим Ворошилов» работал приёмный сын наркома обороны — Пётр Ворошилов, ставший потом заместителем директора Челябинского Кировского завода, генерал-лейтенантом танковых войск и высокопоставленным сотрудником Министерства обороны.

Танк КВ впервые был опробован в бою на линии Маннергейма в декабре 1939 года. Финская артиллерия не смогла причинить танку никакого вреда, а на мину ему, в отличие от СМК, удалось не наехать. С другой стороны, как оказалось, калибр 76 мм. особого вреда финским ДОТам причинить не мог и было принято решение разработать вариант танка со 152 мм пушкой, получивший наименование КВ-2 (по сути это был не танк, а самоходное орудие с вращающейся башней — предшественник современных «Акаций» и «Гвоздик»). Духов также принимал участие в разработке этой машины. Кстати, упомянутый выше Гальдер в возможность существования такого танка не поверил — у самих-то немцев в это время были только самоходные лафеты под полевые 150 мм гаубицы (легкий танк с железной полукоробкой вместо башни, в которую закатывали орудие).

Одновременно в 1935-40 годах Духов преподавал в автодорожном и политехническом институтах.

В 1941 году Ленинградский Кировский завод был эвакуирован в Челябинск, где на базе тракторного завода начали разворачивать производство танков КВ. 10 июля 1941 года Духов выехал из Ленинграда в Челябинск, получив должность главного конструктора отдела №3. В октябре ЧТЗ был переименован в Челябинский Кировский завод, ставший основной знаменитого «Танкограда», и Духов стал заместителем главного конструктора, а постановлением Государственного Комитета Обороны от 26 июня 1943 года был назначен главным конструктором, оставаясь в этой должности до 1948 года. В 1944 году был награждён ещё одним орденом Ленина (всего их у него было четыре). День в истории. 19 декабря: Т-34 — рождение легенды

День в истории. 19 декабря: Т-34 — рождение легенды

Николай Леонидович наладил на заводе поточно-конвейерное производство танков КВ, возглавил разработку их модификаций и самоходных артиллерийских установок, занимался модернизацией средних танков Т-34. Под его руководством разрабатывались тяжёлые танки КВ-1с, КВ-85, ИС-1, ИС-2, ИС-3 и ИС-4. За эти работы в 1943 и 1946 году Духов получил Сталинские премии.

Условия работы были сложные. Например, в конце 1941 года, в связи с эвакуацией, в Челябинске закончились подшипники. Духов предложил делать их самим, используя в качестве роликов обрезки торсионов (металлических прутов, использовавшихся на КВ в качестве упругих элементов подвески). «Духовские подшипники» оказались не только вполне работоспособными, но и гораздо дешевле, что было отмечено свидетельством об изобретении и премией, переданной в Фонд обороны.

Собственно, вся линейка советских тяжёлых танков, от тех, которые наводили ужас на немцев в ходе приграничного сражения (они даже получили собственное название «Духов-панцер»), до тех, которые брали Берлин, прошла через руки Николая Леонидовича.

При этом он не забывал и о подготовке новых инженеров — возглавлял кафедру гусеничных машин в Механико-машиностроительном институте (сейчас — Южно-Уральский университет).

16 сентября 1945 года Духов был удостоен звания Героя Социалистического Труда и генерал-майора инженерно-танковой службы. До этого Духов в армии не служил и был рядовым необученным.

Рассказывали, что сразу после торжественного заседания в новеньком мундире со звездой Героя он отправился в военкомат, где состоял на учёте и где его постоянно попрекали за невразумительный статус. По официальной версии, ему просто некогда было переодеться, но согласитесь — мало у кого нашлось бы время на переодевание при наличии столь шикарной возможности полюбоваться на лицо военкома…

Ядерный проект

После войны Духов занялся разработкой трактора С-80, но международная обстановка не способствовала переходу на мирные рельсы. Талантливого конструктора пригласил на работу Игорь Курчатов (по легенде, инициатором был Сталин — «Назначьте, например, Духова, главного конструктора тяжёлого танка КВ. Его знают!»).

В 1948 году Духова направили в закрытый город «Арзамас-16» (сейчас — Саров), где был назначен заместителем генерального конструктора КБ-11 Юлия Харитона. Теперь ему приходилось конструировать ядерные заряды и бомбы. Хиросима как напоминание

Хиросима как напоминание

Шутка административно-спецслужбистского юмора — официально КБ относилось к приволжской конторе «Главгорстроя» Минсредмаша СССР (кстати, здание Министерства среднего машиностроения находится в десяти минутах прогулочным шагом от редакции «Украины.ру» — случайность, конечно). Казалось бы, при помощи ядерных бомб города не строят, а совсем наоборот, но…

29 августа 1949 года Духов участвовал в испытаниях первого советского ядерного устройства — атомной бомбы РДС-1. Название, в видах секретности, расшифровывалось как «реактивный двигатель специальный», но на совещании у Сталина Лаврентий Берия расшифровал его как «Россия делает сама». Сам по себе заряд был копией американской имплозивной (критическая масса делящегося вещества достигается сжатием шара из него путем взрыва обычной взрывчатки) плутониевой бомбы «Толстяк», сброшенной в августе 1945 года на Нагасаки. Конструкция бомбы была отечественной. Правда, Духов к тому и другому имел отношение скорее как производственник (именно он создал единую систему ведения чертёжного хозяйства, необходимую для запуска серийного производства), поскольку конструкция была разработана ещё до его перехода в ядерный проект. Зато он был одним из руководителей испытаний.

Его вклад был признан достаточным для ещё одного звания Героя Социалистического Труда и Сталинской премии.

А вот к созданию первой советской термоядерной бомбы РДС-6с, испытанной на Семипалатинском полигоне 12 августа 1953 года, он имел самое непосредственное отношение уже как конструктор и заслуженно получил третью Звезду Героя Социалистического Труда. В том же году он стал доктором наук и членом-корреспондентом АН СССР.

С 1954 года Николай Леонидович стал директором, главным конструктором и научным руководителем филиала № 1 КБ-11. Духов определил основные направления тематики института — создание ядерных боеприпасов для стратегических и тактических комплексов ядерного оружия, систем электрического и нейтронного инициирования ядерных зарядов, приборов автоматики ядерных боеприпасов, унифицированной контрольно-измерительной аппаратуры. Под его руководством было разработано первое поколение ядерных боеприпасов для различных носителей — баллистической ракеты Р-7 (мы её больше знаем как ракету-носитель «Союз», которые эксплуатируются по сей день), торпеды Т-5, первых крылатых ракет для ВВС, ВМФ, ПВО. Духов стал основателем конструкторской школы по ядерным боеприпасам. Электронное правительство СССР. Несостоявшаяся утопия

Электронное правительство СССР. Несостоявшаяся утопия

Эта работа была отмечена двумя Сталинскими и Ленинской премией.

Многолетний начальник Духова, академик Харитон, сказал о нём так: «О лучшем помощнике, чем Духов, нельзя было даже мечтать. Он истинный, от природы, конструктор. Николай Леонидович был вообще очень талантливым, очень одаренным человеком во многих областях науки, техники, искусства. Мне думается, он был бы, например, и великим музыкантом, и художником… Но он никогда и не мог быть ни тем, ни другим, ни третьим, потому что просто НЕ МОГ НЕ БЫТЬ КОНСТРУКТОРОМ. Его конструкторская гениальность врожденная».

Николай Духов скончался 1 мая 1964 года от рака крови — болезни атомщиков… Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

В честь Духова названа улица в Сарове, бюсты установлены в Веприке, в ЮУрГУ и во Всероссийском НИИ автоматики в Москве, носящем его имя.


кон­струк­тор бро­не­тех­ники, ядер­ных и тер­мо­ядер­ных воору­же­ний. С 1954 г. — дирек­тор, глав­ный кон­струк­тор и науч­ный руко­во­ди­тель фили­ала № 1 КБ-11 (ВНИИА). Член-кор­ре­спон­дент АН СССР (1953). Три­жды Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1945, 1949, 1953). Лау­реат Ленин­ской (1960) и пяти Государ­ствен­ных (1943, 1946, 1949, 1951, 1953) пре­мий СССР.

Нико­лай Лео­ни­до­вич Духов родился 26 октября 1904 года на Пол­тав­щине, в селе Веп­рик.

В 1920 году он окон­чил Гадяч­скую клас­си­че­скую гим­на­зию.

На про­тя­же­нии несколь­ких лет, с 1920 по 1924 гг. Нико­лай Духов рабо­тал тех­ни­че­ским сек­ре­та­рем земель­ного отдела, заве­до­вал избой-читаль­ней, был дежур­ным по сто­я­щей на берегу реки Псел элек­тро­стан­ции, рабо­тал рез­чи­ком свеклы, хро­но­мет­ра­жи­стом, заве­ду­ю­щим тех­нико-нор­ми­ро­воч­ным бюро сахар­ного завода. С 1924 по 1928 гг. Духов учился на раб­факе Харь­ков­ского гео­де­зи­че­ского и зем­ле­устро­и­тель­ного инсти­тута, по окон­ча­нии кото­рого был коман­ди­ро­ван в Ленин­град­ский поли­тех­ни­че­ский инсти­тут, где его зачис­лили на меха­ни­че­ский факуль­тет.

В 1932 году Нико­лай Духов окон­чил Ленин­град­ский поли­тех­ни­че­ский инсти­тут по спе­ци­аль­но­сти «Кон­стру­и­ро­ва­ние и про­из­вод­ство трак­то­ров и авто­мо­би­лей», при этом в выдан­ной харак­те­ри­стике отме­ча­лись его спо­соб­но­сти к само­сто­я­тель­ному мыш­ле­нию и воз­мож­ность исполь­зо­ва­ния его на науч­ной работе.

После инсти­тута тру­до­вая био­гра­фия Нико­лая Лео­ни­до­вича про­дол­жа­ется на заводе «Крас­ный Пути­ло­вец», куда Духов при­хо­дит рабо­тать инже­не­ром-кон­струк­то­ром, зани­ма­ясь выпус­ком тех­ни­че­ской доку­мен­та­ции для авто­мо­би­лей и трак­то­ров. В 1935 году на «Крас­ном Пути­ловце» (пере­име­но­ван­ном в Киров­ский завод), было орга­ни­зо­вано Спе­ци­аль­ное кон­струк­тор­ское бюро № 2 (СКБ-2) для про­ек­ти­ро­ва­ния и выпуска тан­ков, усо­вер­шен­ство­ва­ния их кон­струк­ций. К тан­ко­стро­е­нию в 1937 году был при­вле­чен и Н.Л. Духов. Он рабо­тал над созда­нием тан­ков Т-29 и Т-28 под руко­вод­ством заме­ча­тель­ного орга­ни­за­тора и кон­струк­тора Ж.Я. Котина. Ярким про­яв­ле­нием таланта Нико­лая Лео­ни­до­вича стало его уча­стие в 1938—39 гг. в раз­ра­ботке тяже­лого танка прин­ци­пи­ально нового типа. Машина полу­чила назва­ние КВ («Клим Воро­ши­лов»), и в этом про­екте Духов был веду­щим инже­не­ром.

Тяже­лый танк «Клим Воро­ши­лов» хорошо заре­ко­мен­до­вал себя во время фин­ской кам­па­нии и при­нес своим созда­те­лям заслу­жен­ную славу. В 1939 году Н.Л. Духов стал заме­сти­те­лем глав­ного кон­струк­тора. В марте 1940 года он полу­чил свою первую пра­ви­тель­ствен­ную награду — медаль «За тру­до­вую доб­лесть», а через месяц с неболь­шим — орден Ленина за раз­ра­ботку тан­ков серии КВ.

Нача­лась Вели­кая Оте­че­ствен­ная война, и в Повол­жье, на Урале и в Сибири стала созда­ваться мощ­ная тан­ко­стро­и­тель­ная про­мыш­лен­ность. В июле 1941 года Н.Л. Духов выехал на Челя­бин­ский трак­тор­ный завод, на про­из­вод­ствен­ные пло­щади кото­рого было эва­ку­и­ро­вано семь круп­ных маши­но­стро­и­тель­ных заво­дов.

Основ­ной зада­чей на пер­вом этапе работы было обес­пе­че­ние бес­пе­ре­бой­ного выпуска тан­ков для фронта, несмотря на слож­но­сти с постав­кой ком­плек­ту­ю­щих. В 1942 году заводу было пору­чено нала­дить серий­ное про­из­вод­ство тан­ков Т-34, и кон­струк­тор­ское бюро под руко­вод­ством Н.Л. Духова — в 1943 году он был назна­чен глав­ным кон­струк­то­ром — в тече­ние месяца сумело обес­пе­чить все необ­хо­ди­мое для орга­ни­за­ции про­из­вод­ства.

Исклю­чи­тельно боль­шое зна­че­ние имела про­ве­ден­ная в 1942—43 гг. корен­ная модер­ни­за­ция танка КВ, резуль­та­том кото­рой стало побе­до­нос­ное уча­стие этих тан­ков в сра­же­нии на Кур­ской дуге. За эту работу в 1942 году Н.Л.Духов был награж­ден орде­ном Крас­ной Звезды, а в 1943 году ему вме­сте с груп­пой кон­струк­то­ров была при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия. Еще одним выда­ю­щимся дости­же­нием кон­струк­тор­ского бюро Тан­ко­града под руко­вод­ством Н.Л. Духова стала раз­ра­ботка тяже­лого танка ИС («Иосиф Ста­лин»), кото­рый заслу­жил репу­та­цию самого мощ­ного за всю Вто­рую миро­вую войну. Танки ИС, а также создан­ные на его базе само­ход­ные артил­ле­рий­ские уста­новки про­жили боль­шую жизнь и до 60-х годов не усту­пали по бое­вым каче­ствам луч­шим ино­стран­ным образ­цам.

За эти важ­ней­шие раз­ра­ботки в январе 1944 года Нико­лай Лео­ни­до­вич Духов был награж­ден орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени, а в авгу­сте 1944 года — орде­ном Ленина. Ему было при­сво­ено воин­ское зва­ние гене­рал-май­ора инже­нерно-тех­ни­че­ской службы.

За боль­шой вклад в победу над вра­гом в апреле 1945 года Н.Л. Духов был награж­ден орде­ном Суво­рова 2-ой сте­пени, а в сен­тябре 1945 года ему было при­сво­ено зва­ние Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда с вру­че­нием золо­той медали «Серп и Молот» и ордена Ленина. В 1946 году Нико­лай Лео­ни­до­вич вто­рично стал лау­ре­а­том Ста­лин­ской пре­мии.

В 1948 году про­изо­шел суще­ствен­ный пово­рот в жизни Н.Л. Духова: он был при­вле­чен к рабо­там по созда­нию оте­че­ствен­ного ядер­ного ору­жия, про­во­див­шимся в Кон­струк­тор­ском бюро № 11, воз­гла­вив научно-кон­струк­тор­ский сек­тор.

Одной из пер­во­оче­ред­ных задач, постав­лен­ных перед Нико­лаем Лео­ни­до­ви­чем, стало созда­ние еди­ной системы веде­ния чер­теж­ного хозяй­ства — без нала­жи­ва­ния этой службы нельзя было выхо­дить на серий­ное про­из­вод­ство. Под руко­вод­ством Н.Л. Духова эта про­блема была успешно решена.

Одновре­менно Духов активно вклю­чился в раз­ра­ботку кон­струк­ции пер­вой атом­ной бомбы РДС-1. Здесь с новой силой про­явился талант Нико­лая Лео­ни­до­вича и его необык­но­вен­ная спо­соб­ность вно­сить ясность в самые запу­тан­ные вопросы и нахо­дить про­стые реше­ния слож­ных и, каза­лось бы, нераз­ре­ши­мых задач.

В про­цессе работы над кон­струк­цией бомбы Духов так же, как и при созда­нии тан­ков, с исклю­чи­тель­ным вни­ма­нием отно­сился ко всем заме­ча­ниям и поже­ла­ниям, не делил их на «мел­кие» и «серьез­ные» — для него они все были серьез­ными. Все рас­смат­ри­ва­лось вни­ма­тельно и глу­боко, каж­дая фор­му­ли­ровка тек­ста тща­тельно отшли­фо­вы­ва­лась. Рабо­тав­ший с ним Д.А. Фиш­ман гово­рил: «По суще­ству, если кратко сфор­му­ли­ро­вать и оха­рак­те­ри­зо­вать его дея­тель­ность, то можно ска­зать сле­ду­ю­щее: Нико­лай Лео­ни­до­вич — выда­ю­щийся кон­струк­тор нашей страны, Нико­лай Лео­ни­до­вич — один из пер­во­про­ход­цев по части кон­стру­и­ро­ва­ния в нашей отрасли обо­рон­ной тех­ники, Нико­лай Лео­ни­до­вич — наш учи­тель. Чему мы прежде всего учи­лись у него? Это муд­ро­сти кон­стру­и­ро­ва­ния, солид­но­сти кон­стру­и­ро­ва­ния, демо­кра­тич­но­сти кон­стру­и­ро­ва­ния и обсто­я­тель­но­сти при кон­стру­и­ро­ва­нии».

Раз­ра­ботка прин­ци­пи­ально новых кон­струк­ций, отсут­ство­вав­ших в оте­че­ствен­ной прак­тике, раз­ви­тие новых тех­но­ло­ги­че­ских направ­ле­ний, необ­хо­ди­мых для изго­тов­ле­ния ядер­ных заря­дов и ядер­ных бое­при­па­сов, орга­ни­за­ция спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ного про­из­вод­ства, поста­новка на про­из­вод­ство изде­лий и при­бо­ров, сти­му­ли­ро­ва­ние в инте­ре­сах созда­ния ядер­ного ору­жия рас­чет­ных мето­дик, вычис­ли­тель­ной тех­ники, мате­ри­а­ло­ве­де­ния — все это сто­роны мно­го­гран­ной дея­тель­но­сти Н.Л. Духова, кото­рый по праву может счи­таться осно­ва­те­лем кон­струк­тор­ской школы по ядер­ным бое­при­па­сам.

Завер­ша­ю­щим эта­пом раз­ра­ботки любого обо­рон­ного изде­лия явля­ется этап про­ве­де­ния государ­ствен­ных испы­та­ний. Нико­лай Лео­ни­до­вич Духов при­ни­мал самое актив­ное уча­стие в этой ответ­ствен­ной работе. Он был заме­сти­те­лем пред­се­да­теля спе­ци­аль­ной группы К.И. Щел­кина, кото­рой пору­ча­лись раз­ра­ботки про­граммы дей­ствий на поли­гоне и про­граммы про­ве­де­ния тре­ни­ро­воч­ных опы­тов, а также осу­ществ­ле­ние опе­ра­тив­ного кон­троля за ходом под­го­товки к испы­та­ниям во всех под­раз­де­ле­ниях и служ­бах КБ-11. Помимо этого, Духов руко­во­дил изго­тов­ле­нием макета РДС-1 в одну пятую нату­раль­ной вели­чины для рас­смот­ре­ния его руко­вод­ством Пер­вого глав­ного управ­ле­ния и воз­глав­лял группу спе­ци­аль­ной сборки с уста­нов­кой плу­то­ни­е­вого заряда.

29 авгу­ста 1949 года состо­я­лось испы­та­ние пер­вой оте­че­ствен­ной атом­ной бомбы — слож­ней­шая задача, сто­яв­шая перед тео­ре­ти­ками, иссле­до­ва­те­лями, кон­струк­то­рами, испы­та­те­лями и про­из­вод­ствен­ными работ­ни­ками, была успешно решена. Основ­ные руко­во­ди­тели атом­ного про­екта были отме­чены при­сво­е­нием зва­ний Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда и лау­ре­ата Ста­лин­ской пре­мии. Был среди них и Н.Л. Духов. Это была уже вто­рая звезда Героя для Нико­лая Лео­ни­до­вича.

Бомба РДС-1 была тяжела и гро­моздка, не была пол­но­стью отра­бо­тана авто­ма­тика, и поэтому сразу после успеш­ного испы­та­ния на поли­гоне нача­лась актив­ная работа по ее совер­шен­ство­ва­нию. Н.Л. Духов руко­во­дил под­раз­де­ле­ни­ями, кото­рые рабо­тали над вари­ан­тами РДС-1 и над созда­нием новых образ­цов ору­жия. Сле­ду­ю­щим круп­ней­шим дости­же­нием КБ-11 стало созда­ние и успеш­ное испы­та­ние 12 авгу­ста 1953 года водо­род­ной бомбы РДС-6с, за уча­стие в работе над кото­рой Нико­лай Лео­ни­до­вич в тре­тий раз был награж­ден золо­той звез­дой «Серп и Молот» Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда. В том же 1953 году Н.Л. Духову была при­суж­дена уче­ная сте­пень док­тора наук, и он был избран чле­ном-кор­ре­спон­ден­том Ака­де­мии наук СССР.

В этот период вре­мени в кон­струк­тор­ском бюро велись работы по изу­че­нию спо­со­бов ней­трон­ного ини­ци­и­ро­ва­ния ядер­ных заря­дов. В про­цессе этих работ к ним был при­вле­чен завод № 25 МАП (Мини­стер­ство авиа­ци­он­ной про­мыш­лен­но­сти). Вся­че­ски фор­си­руя раз­ра­ботку новой авто­ма­тики и при­вле­кая орга­ни­за­ции дру­гих ведомств, Ю.Б. Хари­тон пони­мал, что пере­дача в дру­гое ведом­ство основ­ного узла авто­ма­тики ядер­ных бое­при­па­сов, ответ­ствен­ного за ини­ци­и­ро­ва­ние ядер­ного заряда, недо­пу­стимо. Поэтому он обра­тился с соот­вет­ству­ю­щей прось­бой к Пред­се­да­телю Совета Мини­стров СССР Г.М. Мален­кову, и в мае 1954 года завод № 25 МАП был пере­дан в веде­ние Мини­стер­ства сред­него маши­но­стро­е­ния. Он полу­чил назва­ние филиал № 1 КБ-11, и руко­во­ди­те­лем его был назна­чен Нико­лай Лео­ни­до­вич Духов.

Став во главе фили­ала № 1 КБ-11, Н.Л. Духов пони­мал, что дела­ются только пер­вые шаги в созда­нии авто­ма­тики и впе­реди еще много работы. В июле 1954 года были изго­тов­лены пер­вые блоки авто­ма­тики (БА 4), кон­трольно-испы­та­тель­ные уста­новки, тех­но­ло­ги­че­ское обо­ру­до­ва­ние и оснастка. Резуль­таты натур­ного испы­та­ния, кото­рое состо­я­лось в октябре 1954 года на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне, пол­но­стью под­твер­дили рас­чет­ные пара­метры. Ю.Б. Хари­тон настоял на про­ве­де­нии вто­рых испы­та­ний, кото­рые про­шли в ноябре того же года с еще боль­шим при­ра­ще­нием мощ­но­сти взрыва, и таким обра­зом в нашей стране в двух атом­ных взры­вах впер­вые была реа­ли­зо­вана новая авто­ма­тика под­рыва и ней­трон­ного ини­ци­и­ро­ва­ния.

Идея внеш­него ней­трон­ного ини­ци­и­ро­ва­ния была под­твер­ждена с три­ум­фаль­ным успе­хом, но сама авто­ма­тика была очень слож­ной, пред­став­ляла собой «целую элек­тро­стан­цию» на бомбе и тре­бо­вала уни­каль­ных про­из­вод­ствен­ных тех­но­ло­гий и боль­ших затрат. Все непро­стые вопросы по ее про­из­вод­ству и совер­шен­ство­ва­нию и пред­сто­яло решать кол­лек­тиву, руко­во­ди­мому Нико­лаем Лео­ни­до­ви­чем. Но это было еще не все. Перед Н.Л. Духо­вым встала важ­ная про­блема по опре­де­ле­нию научно-тех­ни­че­ской направ­лен­но­сти работы фили­ала КБ-11 на мно­гие годы впе­ред с уче­том потен­ци­аль­ных воз­мож­но­стей кон­струк­то­ров, иссле­до­ва­те­лей и про­из­вод­ства.

Нико­лай Лео­ни­до­вич счи­тал, что инсти­тут может дли­тельно суще­ство­вать только на основе зна­чи­тель­ного рас­ши­ре­ния тема­тики. Поэтому уже спу­стя несколько меся­цев после сво­его назна­че­ния он выдви­нул идею заняться также раз­ра­бот­кой ядер­ных бое­при­па­сов, бор­то­вых при­бо­ров, а затем и кон­трольно-изме­ри­тель­ной аппа­ра­туры. Это пред­ло­же­ние было при­нято, и Духов начал фор­ми­ро­вать научно-кон­струк­тор­ские направ­ле­ния.

Для выпол­не­ния воз­ло­жен­ных задач тре­бо­ва­лось созда­ние совре­мен­ной мате­ри­ально-тех­ни­че­ской базы. Нача­лись рекон­струк­ция про­из­вод­ства, стро­и­тель­ство лабо­ра­тор­ного кор­пуса, раз­ви­тие тех­но­ло­ги­че­ских служб, созда­ние иссле­до­ва­тель­ских и испы­та­тель­ных лабо­ра­то­рий, при­об­ре­те­ние нового обо­ру­до­ва­ния. Нико­лай Лео­ни­до­вич при­да­вал реша­ю­щее зна­че­ние тех­но­ло­гии про­из­вод­ства и внед­ре­нию новых тех­но­ло­ги­че­ских про­цес­сов и мате­ри­а­лов. При нем начали при­ме­нять пласт­массы, ком­паунды, клеи; смело пошли на исполь­зо­ва­ние полу­про­вод­ни­ко­вых при­бо­ров, про­из­вод­ство кото­рых в конце 50-х годов только нала­жи­ва­лось. При­да­вая боль­шое зна­че­ние пла­ни­ро­ва­нию, Н.Л. Духов стал ини­ци­а­то­ром выпуска поло­же­ния об орга­ни­за­ции работ в инсти­туте и уста­нов­ле­ния опре­де­лен­ного порядка веде­ния раз­ра­бо­ток.

В реше­нии всех этих про­блем осо­бенно ярко про­яв­ля­лись выда­ю­щи­еся каче­ства Нико­лая Лео­ни­до­вича как орга­ни­за­тора и руко­во­ди­теля, его кон­струк­тор­ский талант, огром­ный жиз­нен­ный опыт, спо­соб­ность не только увлечь кол­лек­тив на реше­ние слож­ных задач, но и заста­вить пове­рить в свои силы, в выпол­ни­мость этих задач. Он, как и все­гда, часто бывал в кон­струк­тор­ских и иссле­до­ва­тель­ских под­раз­де­ле­ниях, в цехах, осо­бенно в сбо­роч­ном, вни­ма­тельно выслу­ши­вая не только началь­ни­ков, но и непо­сред­ствен­ных испол­ни­те­лей, вни­кал во все мелочи, будь то кон­струк­тор­ский вопрос, вопрос лабо­ра­тор­ной отра­ботки или изго­тов­ле­ния отдель­ных дета­лей.

В мае 1954 года Н.Л. Духову было при­сво­ено воин­ское зва­ние гене­рал-лей­те­нанта инже­нерно-тех­ни­че­ской службы, а в октябре 1954 года его награ­дили орде­ном Ленина.

В 1956 году филиал № 1 КБ-11 был выде­лен в само­сто­я­тель­ную орга­ни­за­цию и полу­чил назва­ние КБ-25 МСМ, Нико­лай Лео­ни­до­вич стал его началь­ни­ком, науч­ным руко­во­ди­те­лем и глав­ным кон­струк­то­ром. Успеш­ная дея­тель­ность кол­лек­тива КБ-25 под руко­вод­ством Н.Л. Духова вскоре вывела его в число веду­щих пред­при­я­тий Мини­стер­ства и при­несла заслу­жен­ный авто­ри­тет среди дру­гих орга­ни­за­ций, рабо­тав­ших с ним, и у заказ­чика.

В это время в кон­струк­тор­ском бюро, воз­глав­ля­е­мом Нико­лаем Лео­ни­до­ви­чем, закла­ды­ва­лись основы направ­ле­ний раз­ви­тия ядер­ных бое­при­па­сов. Каж­дой новой раз­ра­бот­кой, по суще­ству, начи­нался новый класс изде­лий. В пер­вые годы работы пред­при­я­тия велись раз­ра­ботки ЯБП для пер­вой стра­те­ги­че­ской бал­ли­сти­че­ской ракеты Р-7, так­ти­че­ских ракет (само­ле­тов-сна­ря­дов), кры­ла­тых ракет ВВС и ВМФ, зенит­ных управ­ля­е­мых ракет и тор­пед. При жизни Н.Л. Духова были пере­даны в серий­ное про­из­вод­ство и при­няты на воору­же­ние около 20% всех раз­ра­бо­тан­ных в инсти­туте ЯБП; также были раз­ра­бо­таны и пере­даны в серий­ное про­из­вод­ство новые блоки авто­ма­тики с улуч­шен­ными тех­ни­че­скими и экс­плу­а­та­ци­он­ными харак­те­ри­сти­ками; были созданы новые, ори­ги­наль­ные при­боры.

Создан­ный в КБ-25 Научно-тех­ни­че­ский совет под пред­се­да­тель­ством Нико­лая Лео­ни­до­вича рас­смат­ри­вал вопросы тех­ни­че­ской поли­тики пред­при­я­тия, совер­шен­ство­ва­ния системы раз­ра­ботки изде­лий, раз­ви­тия мате­ри­аль­ной базы и осна­ще­ния новей­шим обо­ру­до­ва­нием и аппа­ра­ту­рой. В 1960 году груп­пам спе­ци­а­ли­стов во главе с Н.Л. Духо­вым и А.А. Бри­шом была при­суж­дена Ленин­ская пре­мия, а кон­струк­тор­ское бюро было награж­дено орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени.

В эти годы объем работы бурно рос по всем направ­ле­ниям, быстро уве­ли­чи­ва­лось коли­че­ство тем, поэтому насущ­ной про­бле­мой стала необ­хо­ди­мость пере­смотра мето­дов про­ек­ти­ро­ва­ния и кон­стру­и­ро­ва­ния изде­лий. Пони­мая это, Нико­лай Лео­ни­до­вич дал зада­ние группе спе­ци­а­ли­стов под руко­вод­ством В.А. Зуев­ского под­го­то­вить пред­ло­же­ния по созда­нию типо­вой шкалы уни­фи­ци­ро­ван­ной авто­ма­тики ЯБП. Были также под­го­тов­лены пред­ло­же­ния по уни­фи­ка­ции кон­трольно-изме­ри­тель­ной аппа­ра­туры. Реа­ли­за­ция всех этих пред­ло­же­ний зало­жила проч­ную основу для сокра­ще­ния сро­ков созда­ния ЯБП на дол­гие годы.

Нико­лай Лео­ни­до­вич вло­жил много энер­гии и сил в дело повы­ше­ния тех­ни­че­ских и экс­плу­а­та­ци­он­ных харак­те­ри­стик раз­ра­ба­ты­ва­е­мых изде­лий, упро­ще­ния их обслу­жи­ва­ния и совер­шен­ство­ва­ния кон­троля, одним из пер­вых в отрасли поста­вив вопрос о раз­вер­ты­ва­нии работ по тео­ре­ти­че­ской оценке пока­за­те­лей надеж­но­сти ЯБП.

В начале 60-х годов пол­ным ходом шла корен­ная рекон­струк­ция КБ, новей­шим обо­ру­до­ва­нием осна­ща­лись научно-иссле­до­ва­тель­ские лабо­ра­то­рии, рас­ши­ря­лись пло­щади кон­струк­тор­ских под­раз­де­ле­ний. В начале 1964 года всту­пила в строй пер­вая оче­редь нового лабо­ра­торно-кон­струк­тор­ского кор­пуса. Н.Л. Духов уде­лял много вни­ма­ния улуч­ше­нию жилищно-быто­вых усло­вий сотруд­ни­ков КБ: при нем было зало­жено и постро­ено несколько жилых домов, были открыты дет­ские дошколь­ные учре­жде­ния.

Обла­дая пре­крас­ными чело­ве­че­скими каче­ствами: отзыв­чи­во­стью, доб­ро­же­ла­тель­но­стью, вни­ма­тель­но­стью к людям, — Нико­лай Лео­ни­до­вич, тем не менее, отли­чался высо­кой тре­бо­ва­тель­но­стью к сотруд­ни­кам и к самому себе, прин­ци­пи­аль­но­стью и пунк­ту­аль­но­стью. Он все­гда умел созда­вать вокруг себя атмо­сферу высо­кой дело­ви­то­сти и твор­че­ского труда.

1 мая 1964 года после тяже­лой непро­дол­жи­тель­ной болезни Нико­лая Лео­ни­до­вича Духова не стало. Похо­ро­нен Н.Л. Духов на Ново­де­ви­чьем клад­бище.

Литература


/ Под общей редакцией д.э.н. С. Ю. Лопарева, д.т.н., проф. Г. А. Смирнова. – Калининград: Аксиос, 2014 г. - 136 стр., илл.

Читайте также: