Конструктор кораблей на подводных крыльях

Обновлено: 02.10.2022

В декабре 2021 года исполнится 105 лет со дня рождения одного из самых выдающихся конструкторов мира — Ростислава Алексеева, создавшего первые в мире суда на подводных крыльях и экранопланы. Гениальный изобретатель, Алексеев прожил жизнь яркую, но наполненную трагедиями. Вместе с Зоей Андреевой прослеживаем его путь от первой сконструированной в 14 лет лодки до огромных пассажирских экранопланов.

Сомнений, раздумий, тревоги
Достаточно ты испытал,
Чтоб мысль твоя четко и строго
Смогла воплотиться в металл.
С. Жуков, поэма «Крылья»

Немного истории

Идея судна на воздушных крыльях не была новой для ХХ века — еще в 1897 году француз Шарль де Ламбер пытался сконструировать паровую машину, использующую подъемную силу подводных крыльев. Судно даже вышло на испытания на Сене, но мощность парового двигателя была слишком маленькой, чтобы поднять его в воздух.

Эксперименты Ламбера тем не менее заметили, и буквально через несколько лет — в 1906-м — на суд общественности свое детище представил итальянец Энрико Форланини, до этого с успехом разрабатывавший дирижабли. Его судно, очертаниями напоминавшее этажерку и оснащенное двумя винтовыми двигателями, развивало приличную по тем временам скорость в 68 км/ч. Он продолжил экспериментировать с моделями и через два года создал новое судно — на этот раз с паровым двигателем, но его максимальная скорость была меньше, чем у предыдущего изобретения, около 50 км/ч, и Форланини идею использования пара отверг.

Потом грянула Первая мировая война, и об идее нового типа кораблей забыли. Вспомнили в 1930-е годы, когда немецкий конструктор Ганс фон Шертель с большой группой ученых приступил к разработке судна на подводных крыльях, которое могло бы пополнить флот Германии. Шертель настолько был уверен в собственных силах и успехе предприятия, что даже зарегистрировал торговую марку «Шертель и Заксенберг, синдикат судов на подводных крыльях» (Schertel — Sachsenberg Hydrofoil syndicate). Уже были и двигатели большой мощности, и новые материалы. Не хватало одного — правильной конструкции крыла. Шертель смоделировал и перепробовал бесконечное число самых невероятных конструкций, но ни одна не стала той самой — скорости всех его моделей были малы. Тем не менее определенных успехов Шертель добился: в августе 1938 года первый катер, пассажирское речное судно длиной 9,5 м и весом 2,8 т, спустили на воду. Его скорость была около 74 км/ч, и в июне 1939-го флот Германии заказал у Шертеля 100-тонное судно на подводных крыльях. Впрочем, вскоре, несмотря на полную готовность Шертеля к работе, заказ отменили — он требовал много вложений и времени, а Германия готовилась к войне. Идея кораблей на подводных крыльях угасла, но возродилась через несколько лет — благодаря советскому конструктору Ростиславу Алексееву.


Рождение гения

Будущему конструктору, его брату и двум сестрам родители — учительница и агроном — старались дать абсолютно всё: когда братья в детстве самостоятельно построили лодку и та перевернулась, отец, недолго думая, отвел их к рыбаку, знакомому с технологией создания лодок. Под его руководством и с помощью брата Ростислав Алексеев собрал свое первое судно.

К 16 годам интерес к конструированию не только не пропал, но еще и вырос — в этом возрасте Алексеев сконструировал свою первую яхту: он серьезно увлекся яхтенным спортом. Вторая яхта-швертбот, построенная им на чердаке родительского дома в 1935 году, помогла ему победить на местных соревнованиях. Выкрашенная в черный яхта обходила самые быстрые суда. В награду за победу Ростислав получил фотоаппарат из рук самого Валерия Чкалова.


Студенческие годы и первые летучие корабли

Отца Алексеева репрессировали. Из-за этого долгое время семья жила раздельно, скитаясь по разным городам. Но в 1930-е им разрешили осесть в Горьком, всем вместе. Здесь в 1935 году Ростислав поступил на кораблестроительный факультет в Горьковский индустриальный институт, где встретил будущую жену Марину, она училась на химическом факультете. Параллельно он решил отточить свои навыки в рисовании и поступил в художественное училище.

На четвертом курсе Алексеев перевелся в Ленинградскую военно-морскую академию, но быстро отчислился оттуда: на старой семейной квартире в Горьком новые владельцы нашли спрятанный пистолет и доложили куда следует. В итоге Алексееву зарубили карьеру в Ленинграде — его отчислили.

Впрочем, это молодому конструктору не помешало. Вернувшись в Горький, он женился за две недели до начала войны и переехал жить к теще на улицу Ульянова — его дети и внуки до сих пор занимают несколько квартир в том самом доме.

Дипломную работу Алексеев посвятил судну на подводных крыльях, он защитил ее в первые месяцы войны, 1 октября 1941 года. В ней были рисунки летящего над водой скоростного военного судна, на крутых поворотах отстреливающегося от зениток и самолетов. Идея была гениальной: Алексеев предлагал использовать специальное подводное крыло, состоящее из двух горизонтальных несущих плоскостей, передней и задней. Двугранный угол при схождении этих плоскостей в идеале должен был отсутствовать полностью либо быть крайне малым, вес распределялся примерно поровну между передней и задней плоскостями. Такое подводное крыло, будучи погруженным в воду, не способно было выйти на поверхность — при приближении к поверхности подъемная сила уменьшалась, а на глубине, примерно равной длине хорды крыла, и вовсе стремилась к нулю. В пояснении конструктор писал:

«Суть идеи ─ использовать большую плотность воды как выгодный фактор для создания большой скорости движения на воде. Для этого корпус судна помещается целиком в воздухе, а в воде остается очень малый объем ─ подводные крылышки с большой подъемной силой и малым лобовым сопротивлением… Глиссер может быть вооружен 75-миллиметровым орудием с небольшим сектором обстрела и с полным обстрелом воздуха зенитными пулеметами, четырьмя-шестью торпедами и глубинными бомбами. Считаю, что перспективы таких судов громадны».


Чертежи Р. Алексеева. Источник

Дипломная работа Алексеева в итоге была засекречена. Много лет спустя ему пришлось возвращаться на кафедру и тайно выносить оригиналы работы для того, чтобы спроектировать катер на подводных крыльях А4.

Окончив институт, молодой конструктор начал работать на заводе «Красное Сормово» — шла война, и он занимался выпуском танков Т-34 на должности контрольного мастера. Но мечта конструировать суда нового поколения его не оставила. Всё решил случай и лояльность руководства: в 1942-м завод обеспечил Алексеева помещениями и даже специалистами — всё для того, чтобы конструктор мог сосредоточиться на создании боевых катеров на подводных крыльях. Работа велась максимально быстро и эффективно, и уже в 1943 году маленькая группа под руководством Алексеева образовала Гидролабораторию. Именно там появится на свет первый двухместный катер на подводных крыльях, и именно для его создания Алексееву пришлось возвращаться на кафедру за собственными наработками.

Осенью 1943 года первое в мире судно на подводных крыльях — катер А4 — спустили на воду. Масса катера — около тонны, скорость более 30 км/ч. Алексеев заметил:

«Испытания впервые проявили возможность использования влияния поверхности воды на подъемную силу крыла при приближении к поверхности воды».

Проще говоря, подъемная сила подводного крыла при его приближении к поверхности воды снижалась. Это явление тогда было замечено впервые, сейчас оно известно как эффект Алексеева.

Катер А4 не успели проверить в бою — война вскоре закончилась, но он был взят на вооружение. В 1951 году Алексеев получил за него Сталинскую премию — всего в 35 лет. И на премиальные деньги купил автомобиль «Победа», как символ собственной победы над скоростью.

А работа продолжалась. На подходе была усовершенствованная модель катера — А5, достигающая небывалой скорости в 110 км/ч.

В 1954‑м Алексеев решил приступить к крайне амбициозному проекту — создать первое в мире пассажирское судно на подводных крыльях, способное нести 66 человек. Окружающие сомневались в жизнеспособности проекта: подводные крылья — очень новая разработка, и многие, особенно в руководстве, считали, что гражданское население побоится пользоваться такими судами. Алексеев всё же продолжил работу и спустя три года, летом 1957-го, спустил на воду первую «Ракету» — пассажирский теплоход на подводных крыльях. Он прошел на ней по каналу имени Москвы прямо в дни Фестиваля молодежи и студентов — наглость, сыгравшая, однако, на руку Алексееву: «Ракета», промчавшись на невероятной скорости — превосходящей скорости всех известных тогда гражданских теплоходов, — стала известна не только в Союзе, но и во всем мире. Вообще публичные испытания «Ракеты» прошли очень громко: Алексеев пригласил на судно Сергея Королева, а в качестве пилота позвал Героя Советского Союза Михаила Девятаева — летчика, в годы войны бежавшего из фашистского плена на угнанном бомбардировщике. Теплоход показал себя молодцом: с максимальной скоростью в 70 км/ч «Ракета» всего за шесть часов прошла расстояние в 400 километров — от Горького до Казани.

В период с 1957 по 1961 под руководством Алексеева на воду были спущены «Метеор», «Комета», катер «Волга», «Спутник», «Буревестник», «Восход», «Беларусь», «Вихрь».

На «Метеоре» Алексеев прокатил Хрущева, и тот остался в восторге от новых судов. Именно тогда начался самый плодотворный, золотой период для великого конструктора, и он принялся за разработку первых экранопланов.

Для этого в удаленном от Горького лесу, на берегу реки Троца, построили Центральное конструкторское бюро имени самого Алексеева.


Носовая оконечность «Метеора». Источник

Центральное конструкторское бюро имени Р. Е. Алексеева

Алексеев сам выбрал место для базы — удаленность от города обеспечивала секретность и безопасность, близость водохранилища давала простор для испытаний. Он же подобрал команду — энтузиастов, готовых вывести человечество на новый уровень. В лучшие годы в конструкторском бюро работало около двух тысяч человек. Высокий, почти два метра ростом Алексеев обладал почти нечеловеческим магнетизмом и заряжал всех вокруг себя.

Здесь под его руководством команда работала над экранопланами. Термин «экраноплан» ввел Алексеев еще в 1947 году, под ним он понимал суда с аэродинамическими принципами поддержания вблизи опорной поверхности. Еще во время работы над судами на подводных крыльях Алексеев задумался о том, что максимальная скорость для глиссера им уже достигнута. Конечно, можно было увеличивать мощность двигателя, однако в реальности это ничего бы не поменяло — максимальный прирост скорости составил бы «жалкие» 10–30 км/ч. И тут Алексееву пришла мысль, что корабль можно приподнять над водой, создав воздушную подушку. Конструкторы самолетов делали всё, чтобы бороться с этим эффектом, а вот Алексеев увидел в такой подушке возможность. Так родились экранопланы — корабли, развивающие скорость за счет нагнетания воздуха под крыло.

Первую версию экраноплана спустили на воду в 1961 году: это была самоходная пилотируемая модель СМ-1. А уже в 1976-м прошли первые испытания крупных военных экранопланов КМ для ВМФ, Т-1 для воздушно-десантных войск, малого десантного экранолета «Орленок», экраноплана «Лунь».

Самым выдающимся экранопланом стал КМ — «корабль-макет». Гигантский экраноплан имел десять турбовинтовых двигателей Dobrynin VD-7, его длина составляла 92 метра, вес — 540 тонн. На тот момент он был самым крупным летательным аппаратом в мире, и для управления им требовались специально обученные летчики-испытатели.

К испытаниям КМ подошел в обстановке строжайшей секретности. В июне 1966 года его спустили на воду неподалеку от Горького, и оттуда он в полуразобранном состоянии, накрытый маскировочной сетью, несколько недель по ночам шел до Каспийского моря. И вот наконец полностью собранный КМ готов к испытаниям. Первыми его заметили американцы и сразу же окрестили махину «Каспийским монстром» — под этим названием его и запомнили.

В 1964 году с поста первого секретаря партии ушел Хрущев. Алексеев потерял протекцию. Ухудшила ситуацию первая крупная авария. Еще во время создания КМ Алексеев начал работу над транспортно-десантным экранолетом среднего размера, который спустили на воду в 1972 году. Новый экраноплан «Орленок» обладал весом «всего» в 140 тонн и длиной 58 метров. Он имел два турбореактивных и один турбовинтовой двигатели, что позволяло развивать скорость до внушительных 400 км/ч. В 1974 году во время испытаний «Орленка» случилась авария. Во время переходного режима кормовая часть экраноплана сильно просела к воде, и, как только он набрал скорость, хвост отвалился. Алексеев, проявив чудеса выдержки и быстроты ума, сам сел на место пилота и довел экраноплан в относительной целости до базы. Сама по себе авария, возможно, и не повлияла бы на жизнь Алексеева, но спустя год пришла новая беда.

Если в мире «Каспийский монстр» вызвал эффект разорвавшейся бомбы, то в Союзе относились к экраноплану неоднозначно. КМ был чрезвычайно сложен в управлении, и ни моряки, ни летчики не хотели иметь с ним ничего общего.

Из-за этого испытания затягивались, а в 1975 году на КМ произошла авария. При посадке пилот допустил ошибку, и КМ резко ударился о воду, из-за чего лопнул корпус. Машину удалось довести до базы, но пришла она туда в сильно поврежденном виде — не хватало части кормы и хвоста. Мало того, это был полет, при котором присутствовала большая делегация из Министерства судостроения во главе с министром. Происшествие сложно назвать трагедией — пострадавших не было, да и КМ при желании можно было восстановить, но некоторые партийные деятели, не питающие к Алексееву теплых чувств, не преминули воспользоваться сложившимися обстоятельствами. На Алексеева посыпались доносы.

Забвение

Как рассказывает старшая дочь Алексеева Татьяна, еще в ранние годы ЦКБ Алексеев, человек невероятной энергетики и энтузиазма, уговорил нескольких знакомых сотрудников перейти из конструкторского бюро в Зеленодольске к нему на Троцу. Директор отдела, из которого эти сотрудники ушли, впоследствии стал министром промышленности и заставил бывших подчиненных анонимно предоставлять об Алексееве всю возможную информацию.

Доносы были фантастические, верить им было невозможно: писали, что Алексеев занимается рабовладением или имеет десяток квартир.

Может, это были настоящие доносы, написанные с целью навредить, а может, поставленные в такие условия сотрудники пытались придумать что-то максимально абсурдное, чтобы была очевидна попытка подставить конструктора «сверху». Так или иначе, они сработали.

Министр судостроения, один из начальников главка, кричал в беседе с журналистом В. А. Ильиным: «Пока я жив, ни одной строчки об Алексееве не пропущу!» Аварии «Орленка» и КМ решили рассмотреть со всех сторон, назначив Алексеева виновным. В итоге конструктора отстранили от должности директора созданного им же центра и разжаловали до рядового конструктора. В 1977 году на базу Алексеева прибыла комиссия модельного наследства для установления целесообразности дальнейшего хранения секретных моделей экранопланов. Вердикт комиссии был однозначен: опасны и не нужны. Около 250 моделей в несколько приемов сожгли на льду Троцы. Конструкторское бюро еще продолжало разрабатывать новые модели судов, но ни к разработкам, ни к испытаниям Алексеева не допускали.

Несмотря на всё это, Алексеев не унывал. Он занимался живописью, но главное — работал над пассажирским экранопланом нового поколения. Этот экраноплан в итоге и погубил гения. В январе 1980 года ЦКБ должно было начать испытания нового экраноплана, чтобы успеть спустить его на воду во время Олимпийских игр в Москве. Алексеев, несмотря на запрет появляться в ЦКБ, постоянно присутствовал при испытаниях собственных детищ. Был он и на спуске нового экраноплана. Во время вывоза экраноплана из ангара Алексеев, не услышав крика «Отпускай!», остался удерживать машину… Сначала показалось, что травма не опасная, но в итоге у надорвавшегося Алексеева развился перитонит, который привел к смерти. Великий конструктор ушел из жизни в 63 года.


Постфактум

Ростислав Алексеев не дожил до тех дней, когда его творения оказались нужны. 12 октября 1984 года экранопланы приняли на вооружение приказом министра обороны. Из-за развала Союза большую часть проектов пришлось отменить, но четыре экраноплана заняли свое место в просуществовавшей до 1998 года 11-й авиагруппе на Каспийском море.

Главное детище Алексеева — «Каспийский монстр» — разбился на Каспии в том же году, в котором умер конструктор. Из-за слишком короткого разбега КМ встал на хвост и потерял скорость. Жертв не было, но КМ затонул и навсегда остался на дне Каспийского моря.

Пассажирские экранопланы с успехом курсируют в крупных городах как паромные суда. Например, в Петербурге каждые тридцать минут «Метеор» отправляется в сторону Петергофа.

Дочь конструктора ведет Музей скоростей в ДК имени В. П. Чкалова в Нижнем Новгороде. О наследии Алексеева также напоминает сайт, где описано большинство творений великого конструктора.

Внук, Михаил Сулоев, инженер-конструктор скоростного судостроения, вручную восстанавливает творения деда.

В 2009 году на площади Алексеева в Нижнем Новгороде был установлен памятник конструктору. Надпись на постаменте гласит:

«Создателю скоростного флота России, выдающемуся конструктору судов на подводных крыльях и экранопланов Ростиславу Алексееву от нижегородцев».

Покорители воды и воздуха:

100 лет назад в городе Новозыбкове (ныне Брянская область) родился человек, которому суждено было создать одни из самых удивительных машин на Земле — экранопланы, объединившие в себе черты самолета и корабля.

Ростислав Евгеньевич Алексеев родился в 1916 году в семье агронома и учительницы. В 1933 году семья Алексеевых переехала в Горький, где Ростислав поступил учиться в Горьковский вечерний рабфак, одновременно подрабатывая чертежником и художником. В те же годы он начал заниматься парусным спортом.

Алексеев заинтересовался идеей повышения скорости на воде еще во время своего обучения на транспортно-машиностроительном факультете Горьковского индустриального (политехнического) института имени Жданова. Ростислав Евгеньевич пришел на завод "Красное Сормово" со своим дипломным проектом. В годы Великой Отечественной войны он начал работу на заводе в ОТК по приемке танков Т-34. Во внерабочее время он испытывает первую модель судна на подводных крыльях. В 1943 году состоялся спуск на воду первого катера на подводных крыльях.

Впоследствии за создание первых отечественных торпедных катеров на подводных крыльях Алексееву и группе его соратников, принимавших непосредственное участие в работах, в 1951 году была присуждена Сталинская премия.

С 1952 года на базе гидродинамической лаборатории и опытного танкового цеха была образована Научно-исследовательская опытовая гидродинамическая лаборатория, которая впоследствии выросла в Центральное конструкторское бюро по судам на подводных крыльях.

С 1960 года ЦКБ ведет разработку проектов экранопланов. В общей сложности разработано порядка 40 проектов этих кораблей, построено более 30 единиц различного назначения. Переход от подводных к воздушным крыльям позволил снять ограничения со скорости движения судов и приблизить ее к авиационной.

ЧТО ТАКОЕ ЭКРАНОПЛАН

Экраноплан — это аппарат, использующий так называемый экранный эффект, который заключается в свойстве крыла, двигающегося вблизи поверхности моря или ровной суши, увеличивать подъемную силу и снижать сопротивление. Эффект тем больше, чем меньше расстояние крыла от поверхности.

Экранопланы имеют авиационные скорости движения, но не требуют аэродромов, обладают большой грузоподъемностью, могут эксплуатироваться над любой относительно ровной поверхностью. По мореходности ограничения для экранопланов существуют только при взлете и посадке.

Крыло экраноплана (в отличие от самолета) имеет специальный профиль и форму, максимально приспособленные для эффективного использования набегающего потока, сжимаемого между крылом и поверхностью ("экраном").

Крупные экранопланы, снабженные поддувом реактивных струй двигателей под крыло, обладают мореходностью на взлете и посадке до 5 баллов, а в полете их мореходность практически не ограничена. Это обеспечивает высокую регулярность движения экраноплана.

Морской экраноплан обладает значительно большей безопасностью в полете, чем самолеты, так как аэродром всегда под ним, и даже одновременный отказ всех двигателей позволяет ему выполнить безопасную посадку на воду. Экраноплан может лететь над мелководьем, что недоступно скоростным судам.

Скорость и управляемость экраноплана, а также возможность быстрого увеличения высоты полета позволяют безопасно расходиться с судами и другими препятствиями.

ЗНАМЕНИТЫЕ "ЛУНЬ" И "ОРЛЕНОК"


Экраноплан "Лунь"

В 1966 году был создан первый экспериментальный полномасштабный морской корабль-экраноплан "Корабль-макет" (КМ) с десятью авиационными турбореактивными двигателями.

Строившийся на заводе "Волга" опытный морской транспортно-десантный экраноплан "Орленок" (С-21, заложен в 1970 году) в 1973 году совершил первый пробный выход в технологической конфигурации на реке Волга.

В 1982-м группа в составе двух морских транспортно-десантных экранопланов "Орленок" в ходе учений на Каспийском море продемонстрировала беспрецедентную оперативность и скрытность, доставив десант морской пехоты из Баку в Красноводск и вернувшись обратно всего за три часа. Дивизион этих экранопланов входил в состав Краснознаменной Каспийской флотилии.

В 1989 году после проведения стрельб был сдан с высокой оценкой первый в истории мировой техники опытный ударный экраноплан-ракетоносец "Лунь".
В 1992-м был создан и утвержден проект опытного поисково-спасательного экраноплана "Спасатель" на базе материальной части второго строившегося образца экраноплана "Лунь".

Взлетная масса — до 400 тонн, скорость полета — до 550 км/ч, вместимость — 150–500 человек, госпитально-медицинский комплекс по своим масштабам — беспрецедентный для летательных аппаратов.

Аналогов ранее созданным экранопланам со схожими характеристиками взлетной массы, скоростными показателями и мореходностью не существует.
Сегодня ЦКБ по судам на подводных крыльях им. Р.Е. Алексеева ведет разработки ряда проектов экранопланов для различных зон применения, с различными взлетной массой и диапазоном скоростных характеристик. Проекты экранопланов могут использоваться для перевозки пассажиров, срочной доставки грузов, а также для решения задач МЧС.

Экраноплан в отличие от самолета не предполагает изменения давления, связанного с изменением высоты, а также "воздушных ям" и "болтанки".
Конструкции экранопланов технологичнее самолетов, что дает несколько меньшую себестоимость. Инфраструктура для обслуживания и обеспечения безопасности экранопланов требует меньших затрат. Экранопланы могут взлетать с воды на значительном расстоянии от берега, а значит, производить меньше шума в городе, чем самолеты, и двигаться из порта на режиме "малого газа". Параметры выхлопных газов двигателей соответствуют требованиям международных стандартов и по сравнению с самолетами быстрее нейтрализуются поверхностью моря.

Эксплуатация экранопланов возможна во всех климатических зонах. Наиболее выигрышно их использование на юге. Экранопланы обладают особой эффективностью, начиная от 600–800 тонн грузоподъемности. В зависимости от постановки задач экраноплан может иметь минимальную численность экипажа. Десантный экраноплан может транспортировать до 50% от взлетной массы.

Дальность полета экраноплана соизмерима с показателями авиационной техники. Для экраноплана, базирующегося на воде, необходим понтонный причал, остальное оборудование требуется такое же, как и для авиационной техники. Для подготовки пилотов накоплена необходимая база. Обучиться управлению экранопланами будет проще пилотам с опытом управления гидросамолетами.

ГРАЖДАНСКИЕ ПРОЕКТЫ


Корабль-экраноплан "Корабль-макет"

В данный момент специалисты ведут работы по созданию проектов высокоскоростных катеров нового поколения "Сагарис", "Турмалин", "Голдфингер". Экстерьер этих судов отличается футуристичным дизайном, утверждают в ЦКБ.

ЦКБ по СПК на территории собственного научно-производственного комплекса ведет строительство опытного образца судна на подводных крыльях (СПК) "Валдай 45Р". Прототипами данного судна являются СПК "Беларусь" и "Полесье".

На заводе "Вымпел" ведется строительство головного судна на подводных крыльях "Комета 120М". Наработан большой опыт создания кораблей и катеров с воздушной каверной на днище водоизмещением от 100 до 400 тонн и скоростями движения от 30 до 60 узлов: быстроходный катер "Серна", десантный катер "Дюгонь", патрульные катера "Меркурий" и "Сокжой", пассажирское судно "Линда".

Одна из новых разработок — быстроходное экспедиционное судно "КВК 1200". Корабль способен решить целый круг задач: выполнение научно-исследовательских работ, геологоразведки, экологического мониторинга; транспортное обеспечение ТЭК; осуществление грузовых транспортных перевозок; участие в спасательных операциях. На базе платформы "КВК 1200" реализована концепция "интеллектуального корабля", обеспечивающая высокий уровень эффективности управления. Командный комплекс сосредоточен в одном месте и позволяет осуществлять постоянный контроль за всеми системами жизнеобеспечения корабля и состоянием экипажа.

Конструкторские идеи Ростислава Алексеева опередили время на десятки лет. Можно сказать, что с легкой руки гениального конструктора сошло и слово "экраноплан", которое во всем мире принято произносить по-русски.

Именно под руководством Алексеева корабли для перевозки грузов и пассажиров по рекам и морям сумели достичь скоростей 200, 300 и даже 500 км/ч. Скоростные суда ЦКБ по СПК признаны классификационными обществами США, Италии, Франции и других судостроительных держав.
Суда, спроектированные при Алексееве, эксплуатировались не только в СССР, но и поставлялись на экспорт в Италию, Грецию, на Кубу, в Болгарию, ФРГ, Венгрию и другие страны.


Страшный сон американских адмиралов

Группа кораблей американского флота во главе с авианосцем несёт боевую службу в Мировом океане. Радары не фиксируют каких-либо угроз, и на американских кораблях царит спокойствие. Его нарушает внезапное визуальное обнаружение цели на горизонте — то ли корабля, несущегося с невероятной скоростью, то ли самолёта, буквально скользящего над поверхностью.

Неопознанная цель на глазах вырастает в громадный «летучий корабль». На авианосце объявлена тревога, но поздно — «чужой» выполняет ракетный залп, и через несколько десятков секунд объятая пожарами и разорванная на части гордость флота уходит на дно. И последнее, что видят в своей жизни гибнущие моряки, — стремительно уходящая за горизонт тень неведомого и страшного врага.

Такие или примерно такие кошмары мучили по ночам американских военачальников, имевших информацию о секретном оружии СССР — ударном экраноплане «Лунь» проекта 903.

Конструктор «летучих кораблей». Гений и трагедия Ростислава Алексеева

Экраноплан длиной более 73 метров и высотой почти 20 метров мог перемещаться со скоростью до 500 км в час над поверхностью воды на высоте около 4 метров. На его вооружении находились противокорабельные ракеты «Москит», позволявшие наносить кораблям противника максимальный ущерб. «Лунь» получил прозвище «убийца авианосцев».

Удивительная боевая машина была разработана в КБ Ростислава Алексеева — советского конструктора, чьи разработки произвели революцию в кораблестроении.

В погоне за скоростью

Ростислав Алексеев родился 18 декабря 1916 года в городе Новозыбкове Черниговской губернии, в семье учительницы и агронома. В 1935 году Ростислав поступил в Горьковский индустриальный институт имени Жданова на кораблестроительный факультет.


Будущий кораблестроитель в студенческие годы увлекался парусным спортом. Молодой человек задумался над тем, как увеличить скорость движения по воде.

Ещё в самом начале эры авиации лётчики и конструкторы обратили внимание на так называемый экранный эффект — резкое увеличение подъёмной силы крыла и других аэродинамических характеристик летательного аппарата при полёте вблизи экранирующей поверхности (воды, земли и т. д.).

Инженеры искали способы использовать этот эффект на практике.

Ростислав Алексеев пришёл к выводу, что путь к увеличению скорости движения на поверхности воды лежит через уменьшение площади контакта судна с водной средой.

Начинал молодой конструктор с идеи судна на подводных крыльях. Именно такой корабль стал для Алексеева темой его дипломного проекта, который он защищал в 1941 году.

Защита, состоявшаяся в июле 1941 года, проходила при закрытых дверях. Тема проекта Алексеева в условиях начавшейся войны была более чем актуальной — «Скоростной катер на подводных крыльях». Идея скоростного боевого катера для нужд ВМФ СССР получила высокую оценку.

Молодого инженера отправили на завод «Красное Сормово», где в 1942 году Алексеев получил помещения и специалистов для работы по созданию боевых катеров на малопогруженных подводных крыльях.

Создать уникальные боевые катера до окончания войны Алексеев не успел, однако его модели были признаны весьма перспективными. Работу конструктора и его подчинённых в 1951 году отметили Сталинской премией второй степени.


«Ракета», покорившая мир

В 1951 году военные наработки молодого конструктора преобразуются для нужд гражданского судостроения. КБ Алексеева начинает работу над пассажирским судном на воздушной подушке, получившим название «Ракета».

Первая «Ракета» была представлена в Москве во время Всемирного фестиваля молодёжи и студентов 1957 года. Пассажирское судно на подводных крыльях, по своей скорости на голову превосходившее все существовавшие на тот момент гражданские теплоходы, произвело в мире эффект разорвавшейся бомбы.

«Ракеты» шагнули далеко за пределы СССР. Их успешно эксплуатировали не только в странах социалистического лагеря, но и, так сказать, «в логове врага». Корабли Алексеева уверенно бороздили воды Великобритании, Канады, Германии, Финляндии и т. д.

Вслед за «Ракетой» были созданы и другие типы гражданских судов на подводных крыльях, такие как «Волга», «Метеор», «Комета», «Спутник», «Буревестник», «Восход».

За эту работу коллектив во главе с Ростиславом Алексеевым в 1962 году удостоился Ленинской премии.

«Каспийский монстр»

Но конструктор и не думал почивать на лаврах. Реализовав в полной мере идею судов на подводных крыльях, Алексеев переходит к работе над экранопланами — кораблями, парящими над водной гладью.

В 1962 году КБ Алексеева начало работу над проектом экраноплана «КМ» (корабль-макет). «КМ» имел действительно гигантские размеры — размах крыла 37,6 м, длина 92 м, максимальная взлётная масса 544 тонны. До появления самолёта Ан-225 «Мрия» это был самый тяжёлый летательный аппарат в мире.

Западные специалисты, получив снимок экспериментальной модели, назвали его «Каспийским монстром» (испытания проходили в Каспийском море).

Свой первый полёт «Каспийский монстр» совершил 18 октября 1966 года. Пилотировали его два лётчика, одним из которых был сам Ростислав Алексеев. Полёт прошёл успешно.


Испытания «КМ» продолжались в течение 15 лет. Новый «летучий корабль» имел массу достоинств, однако и недостатков хватало. По сути, «КМ» открывал совершенно новое направление на границе авиации и мореплавания, в котором ещё предстояло выработать свои законы и правила.

«Рубежное» положение экранопланов сказалось на их перспективах самым губительным образом. В ВВС полагали, что это корабль, а судостроители были убеждены, что речь идёт о самолёте. Алексеев своим необычным проектом вызывал раздражение у чиновников, ратовавших за классические формы развития кораблестроения.

От полного закрытия проекты Алексеева спасал главный куратор советской «оборонки», а впоследствии министр обороны СССР Дмитрий Устинов.

«Орлёнок» и опала

Помимо чиновных препон, были проблемы и с пилотами экранопланов. Лётчикам было крайне сложно привыкнуть к пилотажу, проходящему над самой поверхностью воды. Особенности экраноплана таковы, что «уронить» его в воду в горизонтальном полёте практически невозможно, даже если вовсе отпустить штурвал. Однако профессиональные привычки пилотов заставляли зачастую тянуть экраноплан вверх, выводя его «за пределы экрана», что становилось причиной аварий.

Каждая новая неудача чрезвычайно больно била как по идее экраноплана, так и по самому конструктору Алексееву. В 1968 году КБ, которое было создано им, разделили на два — по судам на подводных крыльях и по экранопланам. За Алексеевым оставили лишь второе направление.

В начале 1970-х годов Минобороны дало заказ КБ Алексеева на разработку десантного экраноплана для ВМФ, которому было присвоено кодовое название «Орлёнок». В 1974 году чиновники из Москвы буквально вынудили вывести Алексеева ещё «сырой» «Орлёнок» на ходовые испытания ещё до получения результатов статической проверки корпуса. Итогом этого стал отрыв хвостовой части корпуса во время испытаний. Алексеев, традиционно управлявший своим детищем в его первом полёте, сумел благополучно вернуть «Орлёнок» на базу. Никто не пострадал, зато самого Алексеева наказали по полной — его отстранили от разработки «Орлёнка», переведя на должность начальника отдела перспективного планирования.


Несмотря на это, отстранённый конструктор почти подпольно продолжал участвовать в работе над десантным экранопланом. В 1979 году «Орлёнок» был принят на вооружение ВМФ СССР. Этот десантный экраноплан мог взлетать при высоте волн до 2 метров и развивать скорость 400–500 км/час. Взяв на борт до 200 морских пехотинцев с полным вооружением или две боевые машины (танк, БТР, БМП), «Орлёнок» мог перебросить их на расстояние до 1500 км.

Конструктора погубило его детище

Всего было создано три боевых «Орлёнка», на их базе была сформирована 11-я отдельная авиагруппа непосредственного подчинения Главному штабу морской авиации. Эта серия должна была стать установочной, а всего в ВМФ СССР должно было встать на боевую службу 120 десантных экранопланов.

Несмотря на опалу, Алексеев продолжал много работать — шли испытания пассажирского экраноплана, продолжалась разработка ударной модели, вооружённой ракетами…

В январе 1980 года в Чкаловске проходили испытания пассажирской модели экраноплана. Его помощники расчистили ледяной завал и сказали, что можно отпускать модель. Что именно произошло в тот момент, доподлинно не ясно. Но Алексеев каким-то образом принял на себя часть веса 800-килограммового аппарата.

Прошлое и будущее

Ударный экраноплан «Лунь», замысел которого принадлежал Алексееву, был спущен на воду летом 1986 года, а в 1991 году был официально принят на вооружение, войдя в состав Каспийской флотилии.

«Лунь» так и остался единственным ударным экранопланом ВМФ сначала СССР, а затем России. После смерти в 1984 году Дмитрия Устинова его преемник на посту министра обороны СССР Сергей Соколов свернул программу строительства военных экранопланов, посчитав данный вид вооружений неперспективным. А когда с распадом Советского Союза российскую армию накрыло тотальное безденежье, то революционные идеи Ростислава Алексеева и вовсе были преданы забвению.

В 2007 году экранопланы были окончательно списаны из состава ВМФ. Тогда же наиболее уцелевший экземпляр десантного «Орлёнка» был отбуксирован по Волге в Москву, где был установлен в музее ВМФ.

Спор о том, есть ли у экранопланов будущее в XXI веке, продолжается и по сей день. За спорами незаметно выяснилось, что боевые экранопланы малого водоизмещения появились на вооружении Ирана и Китая. Китайцы в скором времени намереваются представить десантный экраноплан, рассчитанный на 200 морских пехотинцев.

Что нужно России?

В России в настоящее время ведутся работы над пассажирскими экранопланами малого водоизмещения, а идеи создания военных машин подобного типа натыкаются на такое же сопротивление чиновников разного ранга, как и при жизни Ростислава Алексеева.

Вот ведь какая странная штука получается — в нашей стране с лёгкостью выделяются миллиарды на покупку у Франции вертолётоносцев «Мистраль», а свои собственные уникальные разработки с такой же лёгкостью отправляются в корзину или хоронятся путём бесконечных согласований.

А ведь только при опоре на свои идеи и на свои рабочие руки мы можем гарантировать независимость страны.

Дорога жизни Ростислава Алексеева, «отца» судов на подводных крыльях, экранопланов и экранолетов, пролегала по водам и против течения. Невзирая на бушующую Великую Отечественную войну, козни властей и зависть недоброжелателей, он конструировал, переоборудовал, испытывал крылатые корабли. Изобретения Ростислава Евгеньевича до сих пор форсируют водоемы России и используются как прототипы в зарубежных странах.

Детство и юность

Кораблестроитель родился 18 декабря 1916 года в Новозыбкове Черниговской губернии Российской империи. Сейчас это город Брянской области.

Живость ума, прозорливость и целеустремленность Ростислав Алексеев унаследовал от отца и матери — агронома, члена Академии наук Белорусской ССР Евгения Кузьмича и учительницы русского языка Серафимы Павловны.

Таланты родителей передались и остальным детям. Анатолий, старший брат Ростислава, пропавший без вести в 1941 году, трудился радиоинженером. Сестры Галина и Маргарита тоже занимались точными науками: одна стала кандидатом физико-математических наук, другая — архитектором.

Страсть к покорению водных просторов в Ростиславе Алексееве проснулась еще в детстве. В 14 лет он смастерил свою первую лодку – совсем простенькую, но без труда держащуюся на волнах. В 16 лет «родилась» яхта. А самое ценное изобретение раннего периода биографии Ростислава Алексеева — яхта-швертбот «Пират», собранная в 1935 году для любительской регаты.

В парусном спорте Ростислав остался надолго. Яхты для соревнований он мастерил сам, чем особенно изумлял жюри. «Самопальные» суда ничуть не уступали по скорости и маневренности дорогостоящим плавучим сооружениям соперников, а во многом даже превосходили.

В 1933 году семья Алексеевых переехала в Горький. Сейчас этот город называется Нижний Новгород.

Альма-матер Ростислава Алексеева стал Горьковский индустриальный институт им. А. А. Жданова. В октябре 1941 года он защитил диплом по теме «Глиссер на подводных крыльях» и стал инженером-кораблестроителем. Уже тогда, в 25 лет, парень мечтал создавать крылатые корабли.

Личная жизнь

С Мариной, своей будущей женой, Ростислав Алексеев познакомился в студенчестве. Он избрал путь кораблестроителя, а она училась на химическом факультете. 6 июня 1941 года молодые люди сыграли свадьбу и с тех пор не расставались.

Артём Быстров и Полина Воробьёва в ролях Ростислава Алексеева и жены Марины (кадр из сериала «Обгоняя время»)

Артём Быстров и Полина Воробьёва в ролях Ростислава Алексеева и жены Марины (кадр из сериала «Обгоняя время»)

Личная жизнь Ростислава и Марины Алексеевых сначала была сплошной трагедией. Умирали их дети — один во время родов, другой совсем младенцем от порока сердца. 8 мая 1944 года на свет появилась дочь Татьяна. Ее здоровье тоже вызывало серьезные опасения, но малышка выжила. Позже родился сын Евгений.

Карьера

Война обошла Ростислава Алексеева стороной. Но это не значит, что он ничего не делал для соотечественников. В ноябре 1941 года народный комиссар Военно-морского флота СССР получил чертежи судна на подводных крыльях (СПК), назначение которого — истреблять подводные лодки. Идея показалась ему слабой. Но Ростислав не терял надежду пустить свои наработки в производство. Он вывозил опытные образцы в Волгу, укреплял крылья, вновь и вновь выверял устойчивость судна.

На стороне Ростислава Алексеева оказалось руководство завода «Красный Сормов», где в военные годы вместо кораблей собирали танки. Несмотря на загруженность производства, конструктору выделили 2 часа в день на создание своего СПК. Итоговый образец спустили на воду в апреле 1943 года. Он развивал скорость до 30 км/ч.

Ни одно изобретение Ростислава Алексеева не допустили в помощь Красной армии, хотя он регулярно предлагал чертежи и идеи. Может, это и к лучшему: изобретателю больше нравилось проектировать «мирные» корабли. Власть, правда, не позволяла.

В 1954 году предложение Ростислава Алексеева о создании пассажирского катера на подводных крыльях встретило категорический отказ. А затем еще раз. И снова. Создавалось впечатление, что «верхушке» не нравились не идеи Ростислава Евгеньевича, а он сам. Но, несмотря на козни Министерства судостроительной промышленности СССР, 8 мая 1957 года на воду встал теплоход «Ракета» вместимостью до 66 человек.

С тех пор Ростислав Алексеев ежегодно выпускал пассажирские СПК — «Метеор», «Комета», «Спутник», «Буревестник». Некоторые из них до сих пор бороздят водную гладь России.

Пассажирские СПК не утоляли жажду Ростислава Алексеева к скорости. Тогда он задумался над созданием экранопланов. Итоговый образец взмыл в воздух в июле 1961 года. Он разгонялся до 200 км/ч. Испытания своими глазами видел лидер СССР Никита Хрущев. Спустя 11 месяцев на воду спустили «КМ» — экраноплан, который за рубежом называли «Каспийский монстр». На момент создания это было самое крупное и тяжелое летательное судно в мире.

Заслуги Ростислава Алексеева признали лишь в 1962 году. Ему вручили Ленинскую премию, а также представили к почетному званию «Заслуженный изобретатель РСФСР». Несмотря на награды, кораблестроитель не сумел избежать предательства и зависти. В 1976 году его внезапно отстранили от всех должностей. Возможной причиной столь неуважительного отношения «верхушки» к Ростиславу Евгеньевичу стала его встреча с Никитой Хрущевым: якобы конструктор «прыгнул выше головы».

Смерть

К здоровью Ростислав Алексеев относился практично: если не болит, значит, все в порядке. Дважды его отправляли в санаторий, и всякий раз конструктор сбегал к любимой работе.

В январе 1980 года во время испытания очередной версии экраноплана Ростислав Алексеев получил травму. Она повлекла развитие перитонита. Пришлось провести 4 операции, но их оказалось недостаточно.

9 февраля 1980 года Ростислава Евгеньевича не стало. Причиной смерти стал плеврит. Попрощаться с создателем крылатых кораблей собралась половина Нижнего Новгорода. Тело захоронили на Бугровском кладбище. На могиле установлен бронзовый бюст Ростислава Алексеева.


Ростислав Алексеев родился 18 декабря 1916 года в городе Новозыбкове Черниговской губернии, в семье учительницы и агронома.

Страшный сон американских адмиралов

Группа кораблей американского флота во главе с авианосцем несёт боевую службу в Мировом океане. Радары не фиксируют каких-либо угроз, и на американских кораблях царит спокойствие. Его нарушает внезапное визуальное обнаружение цели на горизонте — то ли корабля, несущегося с невероятной скоростью, то ли самолёта, буквально скользящего над поверхностью.

Неопознанная цель на глазах вырастает в громадный «летучий корабль». На авианосце объявлена тревога, но поздно — «чужой» выполняет ракетный залп, и через несколько десятков секунд объятая пожарами и разорванная на части гордость флота уходит на дно. И последнее, что видят в своей жизни гибнущие моряки, — стремительно уходящая за горизонт тень неведомого и страшного врага.

Такие или примерно такие кошмары мучили по ночам американских военачальников, имевших информацию о секретном оружии СССР — ударном экраноплане «Лунь» проекта 903.


Экраноплан длиной более 73 метров и высотой почти 20 метров мог перемещаться со скоростью до 500 км в час над поверхностью воды на высоте около 4 метров. На его вооружении находились противокорабельные ракеты «Москит», позволявшие наносить кораблям противника максимальный ущерб. «Лунь» получил прозвище «убийца авианосцев».

Удивительная боевая машина была разработана в КБ Ростислава Алексеева — советского конструктора, чьи разработки произвели революцию в кораблестроении.

В погоне за скоростью

Ростислав Алексеев родился 18 декабря 1916 года в городе Новозыбкове Черниговской губернии, в семье учительницы и агронома. В 1935 году Ростислав поступил в Горьковский индустриальный институт имени Жданова на кораблестроительный факультет.


Будущий кораблестроитель в студенческие годы увлекался парусным спортом. Молодой человек задумался над тем, как увеличить скорость движения по воде.

Ещё в самом начале эры авиации лётчики и конструкторы обратили внимание на так называемый экранный эффект — резкое увеличение подъёмной силы крыла и других аэродинамических характеристик летательного аппарата при полёте вблизи экранирующей поверхности (воды, земли и т. д.).

Инженеры искали способы использовать этот эффект на практике.

Ростислав Алексеев пришёл к выводу, что путь к увеличению скорости движения на поверхности воды лежит через уменьшение площади контакта судна с водной средой.

Начинал молодой конструктор с идеи судна на подводных крыльях. Именно такой корабль стал для Алексеева темой его дипломного проекта, который он защищал в 1941 году.

Защита, состоявшаяся в июле 1941 года, проходила при закрытых дверях. Тема проекта Алексеева в условиях начавшейся войны была более чем актуальной — «Скоростной катер на подводных крыльях». Идея скоростного боевого катера для нужд ВМФ СССР получила высокую оценку.

Молодого инженера отправили на завод «Красное Сормово», где в 1942 году Алексеев получил помещения и специалистов для работы по созданию боевых катеров на малопогруженных подводных крыльях.

Создать уникальные боевые катера до окончания войны Алексеев не успел, однако его модели были признаны весьма перспективными. Работу конструктора и его подчинённых в 1951 году отметили Сталинской премией второй степени.


«Ракета», покорившая мир

В 1951 году военные наработки молодого конструктора преобразуются для нужд гражданского судостроения. КБ Алексеева начинает работу над пассажирским судном на воздушной подушке, получившим название «Ракета».

Первая «Ракета» была представлена в Москве во время Всемирного фестиваля молодёжи и студентов 1957 года. Пассажирское судно на подводных крыльях, по своей скорости на голову превосходившее все существовавшие на тот момент гражданские теплоходы, произвело в мире эффект разорвавшейся бомбы.

«Ракеты» шагнули далеко за пределы СССР. Их успешно эксплуатировали не только в странах социалистического лагеря, но и, так сказать, «в логове врага». Корабли Алексеева уверенно бороздили воды Великобритании, Канады, Германии, Финляндии и т. д.

Макет экраноплана «Орленок», предназначенного для перевозок пассажиров.

Вслед за «Ракетой» были созданы и другие типы гражданских судов на подводных крыльях, такие как «Волга», «Метеор», «Комета», «Спутник», «Буревестник», «Восход».

За эту работу коллектив во главе с Ростиславом Алексеевым в 1962 году удостоился Ленинской премии.

«Каспийский монстр»

Но конструктор и не думал почивать на лаврах. Реализовав в полной мере идею судов на подводных крыльях, Алексеев переходит к работе над экранопланами — кораблями, парящими над водной гладью.

В 1962 году КБ Алексеева начало работу над проектом экраноплана «КМ» (корабль-макет). «КМ» имел действительно гигантские размеры — размах крыла 37,6 м, длина 92 м, максимальная взлётная масса 544 тонны. До появления самолёта Ан-225 «Мрия» это был самый тяжёлый летательный аппарат в мире.

Западные специалисты, получив снимок экспериментальной модели, назвали его «Каспийским монстром» (испытания проходили в Каспийском море).

Свой первый полёт «Каспийский монстр» совершил 18 октября 1966 года. Пилотировали его два лётчика, одним из которых был сам Ростислав Алексеев. Полёт прошёл успешно.


Испытания «КМ» продолжались в течение 15 лет. Новый «летучий корабль» имел массу достоинств, однако и недостатков хватало. По сути, «КМ» открывал совершенно новое направление на границе авиации и мореплавания, в котором ещё предстояло выработать свои законы и правила.

«Рубежное» положение экранопланов сказалось на их перспективах самым губительным образом. В ВВС полагали, что это корабль, а судостроители были убеждены, что речь идёт о самолёте. Алексеев своим необычным проектом вызывал раздражение у чиновников, ратовавших за классические формы развития кораблестроения.

Чудо советской техники 8 лет строили без выходных.

От полного закрытия проекты Алексеева спасал главный куратор советской «оборонки», а впоследствии министр обороны СССР Дмитрий Устинов.

«Орлёнок» и опала

Помимо чиновных препон, были проблемы и с пилотами экранопланов. Лётчикам было крайне сложно привыкнуть к пилотажу, проходящему над самой поверхностью воды. Особенности экраноплана таковы, что «уронить» его в воду в горизонтальном полёте практически невозможно, даже если вовсе отпустить штурвал. Однако профессиональные привычки пилотов заставляли зачастую тянуть экраноплан вверх, выводя его «за пределы экрана», что становилось причиной аварий.

Каждая новая неудача чрезвычайно больно била как по идее экраноплана, так и по самому конструктору Алексееву. В 1968 году КБ, которое было создано им, разделили на два — по судам на подводных крыльях и по экранопланам. За Алексеевым оставили лишь второе направление.

В начале 1970-х годов Минобороны дало заказ КБ Алексеева на разработку десантного экраноплана для ВМФ, которому было присвоено кодовое название «Орлёнок». В 1974 году чиновники из Москвы буквально вынудили вывести Алексеева ещё «сырой» «Орлёнок» на ходовые испытания ещё до получения результатов статической проверки корпуса. Итогом этого стал отрыв хвостовой части корпуса во время испытаний. Алексеев, традиционно управлявший своим детищем в его первом полёте, сумел благополучно вернуть «Орлёнок» на базу. Никто не пострадал, зато самого Алексеева наказали по полной — его отстранили от разработки «Орлёнка», переведя на должность начальника отдела перспективного планирования.


Несмотря на это, отстранённый конструктор почти подпольно продолжал участвовать в работе над десантным экранопланом. В 1979 году «Орлёнок» был принят на вооружение ВМФ СССР. Этот десантный экраноплан мог взлетать при высоте волн до 2 метров и развивать скорость 400–500 км/час. Взяв на борт до 200 морских пехотинцев с полным вооружением или две боевые машины (танк, БТР, БМП), «Орлёнок» мог перебросить их на расстояние до 1500 км.

Конструктора погубило его детище

Всего было создано три боевых «Орлёнка», на их базе была сформирована 11-я отдельная авиагруппа непосредственного подчинения Главному штабу морской авиации. Эта серия должна была стать установочной, а всего в ВМФ СССР должно было встать на боевую службу 120 десантных экранопланов.


Несмотря на опалу, Алексеев продолжал много работать — шли испытания пассажирского экраноплана, продолжалась разработка ударной модели, вооружённой ракетами…

В январе 1980 года в Чкаловске проходили испытания пассажирской модели экраноплана. Его помощники расчистили ледяной завал и сказали, что можно отпускать модель. Что именно произошло в тот момент, доподлинно не ясно. Но Алексеев каким-то образом принял на себя часть веса 800-килограммового аппарата.

Прошлое и будущее

Ударный экраноплан «Лунь», замысел которого принадлежал Алексееву, был спущен на воду летом 1986 года, а в 1991 году был официально принят на вооружение, войдя в состав Каспийской флотилии.


«Лунь» так и остался единственным ударным экранопланом ВМФ сначала СССР, а затем России. После смерти в 1984 году Дмитрия Устинова его преемник на посту министра обороны СССР Сергей Соколов свернул программу строительства военных экранопланов, посчитав данный вид вооружений неперспективным. А когда с распадом Советского Союза российскую армию накрыло тотальное безденежье, то революционные идеи Ростислава Алексеева и вовсе были преданы забвению.

В 2007 году экранопланы были окончательно списаны из состава ВМФ. Тогда же наиболее уцелевший экземпляр десантного «Орлёнка» был отбуксирован по Волге в Москву, где был установлен в музее ВМФ.

Спор о том, есть ли у экранопланов будущее в XXI веке, продолжается и по сей день. За спорами незаметно выяснилось, что боевые экранопланы малого водоизмещения появились на вооружении Ирана и Китая. Китайцы в скором времени намереваются представить десантный экраноплан, рассчитанный на 200 морских пехотинцев.

Что нужно России?

В России в настоящее время ведутся работы над пассажирскими экранопланами малого водоизмещения, а идеи создания военных машин подобного типа натыкаются на такое же сопротивление чиновников разного ранга, как и при жизни Ростислава Алексеева.

Вот ведь какая странная штука получается — в нашей стране с лёгкостью выделяются миллиарды на покупку у Франции вертолётоносцев «Мистраль», а свои собственные уникальные разработки с такой же лёгкостью отправляются в корзину или хоронятся путём бесконечных согласований.

А ведь только при опоре на свои идеи и на свои рабочие руки мы можем гарантировать независимость страны.

Читайте также: