Костиков а г конструктор

Обновлено: 24.09.2022

Одним из прославленных жильцов «Дома на набережной» был создатель самого грозного оружия Великой Отечественной войны. Мы пока специально не упоминаем его имя. Андрей Костиков – фигура в советской истории спорная, если вообще не отрицательная. Инженер, который посадил Сергея Королева , присвоил себе чужое изобретение и был удостоен нескольких государственных наград – в нашем материале.

Великое детище Реактивного НИИ

Легендарная «Катюша» впервые показала всю свою мощь уже через три недели после начала войны. Ее применили под Оршей 14 июля 1941 года. «Механизированная установка для стрельбы ракетными снарядами различных калибров» родилась в стенах отдела баллистических ракет Реактивного института. Авторское свидетельство Костиков вместе с коллегой И. Гваем и представителем Главного артиллерийского управления В. Аборенковым получил 19 февраля 1940 года . 28 июля 1941 года Костикову уже присвоили звание Героя Соцтруда.

Неплохо, правда?

Не зря говорят, что о покойниках – либо хорошо, либо ничего, но если говорить о Костикове таким образом, то получится только список основных дат и фактов: родился-крестился и так далее. Обывателей почему-то не настораживает (как не настораживало Сталина) полное отсутствие каких-либо гениальных разработок у инженера вплоть до начала 40-х. Благосклонность партии к Костикову можно объяснить разве что его умением писать доносы. Подробнее об аресте Сергея Королева и планах лжесоздателя "Катюши" по поводу карьеры мы рассказываем в другой своей статье (ссылка внизу) .

Пишут, что первые разработки прототипов орудия велись в Прибалтике. В начале 20-х чертежи были благополучно похищены советской разведкой и попали в Московскую Газодинамическую лабораторию . После долгих мытарств, срока на Соловках и опалы Владимир Тихомиров , Иван Клейменов и Георгий Лангемак приступили к созданию «реактивных снарядов на бездымном порохе».

Фактически Костиков обвинил коллег в растрате, хищениях и затягивании производства. Мол, плохо выполняют свою работу, контра! У Лангемака, к примеру, отец священником был, а Костиков в этом отношении чист: родился в семье железнодорожника. Кому поверят?

Донос пошел на ура. Ученых забрали в шаражку, а «осведомителю» достались готовые разработки

Костикову аукнулось. В 1944 году он сам был арестован. Инженера обвинили во вредительстве и шпионаже во время разработки истребителя с жидкостным ракетным двигателем. Под арестом доносчик был до февраля 1945 года.


Неординарна и драматична судьба Андрея Григорьевича Костикова, человека, которого считают автором изобретения знаменитой фронтовой «катюши» (таково народное название бесствольных систем полевой реактивной артиллерии - гвардейских реактивных минометов БМ-13, успешно громивших фашистов и существенно способствовавших победе СССР над Германией в Великой Отечественной войне).

По воспоминаниям сестры, учеба давалась Андрею легко, он любил возиться с железками и постоянно что-то мастерил. Закончив 4 класса Быстровской сельской школы, с 1913 года Костиков обучался в Москве, в технической конторе инженера Межерицкого, на слесаря-водопроводчика. Затем, в 1914-1919 гг., работал подручным слесаря, слесарем на заводах Москвы, Петрограда, Киева. С 19 лет – доброволец Красной Армии. Принимал участие в боевых действиях против украинских повстанцев, в войне с Польшей. Был ранен в ногу. В августе 1920 года попал в плен к полякам, в апреле 1921 года бежал и вновь продолжил служить в РККА.

В 1939 году сотрудниками института под руководством Костикова была создана и прошла испытания первая в истории надежная наземная система залпового огня реактивными снарядами. 19 февраля 1940 г. сотрудники института А.Костиков, И.Гвай и представитель Главного артиллерийского управления РККА В.Аборенков получили авторское свидетельство на её изобретение, ставшее основой для разработки будущей знаменитой «катюши». 17 июня 1941 г. Костиков продемонстрировал членам политбюро, правительства страны и руководства министерства обороны СССР работу установки залпового огня (УЗО), базировавшейся на автомобиле. За день до начала войны, 21.06.1941 г., И. Сталин принял решение о развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки БМ-13 (УЗО) и о начале формирования соответствующих войсковых частей. Уже 14.07.1941 г. секретное советское оружие (УЗО) приняло боевое крещение под Оршей под командованием капитана И. Флерова. Результаты были ошеломляющими. Двумя сериями залпов «Катюш» была полностью разрушена железнодорожная станция Орша и переправа через р. Оршица. С этого участка фронта гитлеровцы вывезли три эшелона убитых и раненых. Не менее важным было и огромное деморализующее психологическое воздействие ракетного оружия на врага.

28 июля 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР издал два указа о награждении создателей «катюши». Первым указом «за выдающиеся заслуги в деле изобретения и конструирования одного из видов вооружения, поднимающего боевую мощь Красной Армии» Костикову было присвоено звание Героя Социалистического Труда (под несчастливым №13). Вторым указом орденами и медалями были награждены еще 12 инженеров, конструкторов и техников, в том числе орденом Ленина - соавторы Костикова по изобретению - И.Гвай и В.Аборенков. 11 апреля 1942 г. Костиков получил Сталинскую премию I степени в размере 25 тыс. руб., которые сдал в фонд обороны. Конструктору было присвоено звание генерал-майора инженерно-авиационной службы. В марте 1943 года Костиков был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР.

В личном листке по учету кадров академии в графе «основная специальность» он написал: «слесарь», а в графе «ученое звание» — «член-корреспондент АН СССР».

После срочной эвакуации в конце 1941 года в Свердловск институт под руководством Костикова (он был директором НИИ-3 с 1942 по 18.02.1944 г.) занимался разработкой реактивного самолета-истребителя с жидкостным ракетным двигателем (ЖРД). Но в силу ряда причин объективного и субъективного характера крайне жесткие сроки разработки нового типа самолета не были соблюдены. Реакция последовала незамедлительно. В 1944 году Костиков был обвинен в срыве сроков, освобожден от работы и арестован. Почти год недавний герой находился в тюрьме (с марта 1944 по 28.02.1945 г.). Однако предъявленные ему обвинения в шпионаже и вредительстве не подтвердились. Выводы следствия гласили: «Разъяснения автора. верны. Автора целесообразно привлечь к более углубленной разработке. …Вражеского намерения в действиях А. Костикова, который был большим специалистом своего дела, не установлено».

С 1.08.1945 г. и до конца жизни Костиков (НИИ-3 к тому времени уже закрыли) работал начальником бюро в одном из оборонных институтов (НИИ-24), где по-прежнему занимался разработкой новейших реактивных снарядов, высоко оцениваемых специалистами. В 1947 году Костиков непродолжительное время возглавляет представительство АН СССР в Германии.

В конце Великой Отечественной войны Костиков побывал на своей малой родине – в с. Быстром, посетил школу, встретился с земляками. 19 сентября 1950 г. выступил с докладом в Калуге на заседании, посвященном 15-летию со дня смерти К.Э. Циолковского. 5 декабря 1950 г. в возрасте 51 года Костиков неожиданно скончался от инфаркта миокарда в своей квартире в Москве.

После смерти Костикова, особенно в годы хрущевской «оттепели» (в конце 1950-х - первой половине 1960-х гг.), дискуссия об истинных авторах изобретения «катюши» вспыхивает с новой силой. Уже покойный Костиков подвергается уничтожающей критике. Его обвиняли в присвоении изобретения «катюши», а также в том, что он активно способствовал репрессиям, постигшим сотрудников его института (в том числе конструкторов С.Королева и В.Глушко, работавших в конце 1930-х гг. в отделе, которым тогда руководил Костиков). Журналист Я. Голованов в статье «Лжеотец «катюши». («Огонек», 1988, №50) утверждает, что в заключении официального расследования, проведенного в июне 1965 г. Главной военной прокуратурой, говорится: «20 июня 1938 года Костиков возглавил экспертную комиссию, которая дала заключение органам НКВД о вредительском характере деятельности инженеров Глушко и Королева».

Это обвинение действительно проверялось Прокуратурой СССР. Однако в ее официальном документе (№13/4-1032-89 от 12.06.1989 г.) говорится о другом: «Прокуратурой Союза ССР самым тщательным образом изучены материалы, связанные с арестом в 30-х годах видных ученых Научно-исследовательского института … В материалах уголовных дел в отношении Королева С.П., Лангемака Г.Э., Глушко В.П., Клейменова И.Т. отсутствуют данные, свидетельствующие о том, что они были арестованы по доносу Костикова А.Г.».

Комиссия ЦК КПСС (1989) также не нашла фактов, подтверждающих данные обвинения. Главные выводы этой комиссии были таковы: «Прокуратура СССР за №в13/4-1032 от 12.06.89 г. подтверждает факт, что в криминальных делах в отношении Королева С.П., Глушко В.П. отсутствуют данные, которые подтверждают то, что они были арестованы по доносу Костикова А.Г.».

Что же касается его прав на знаменитое изобретение «катюши», то «…комиссия изучила сотни связанных с этим вопросом документов. Выводы однозначны: авторами изобретения механической установки для залповой стрельбы реактивными снарядами и авторами нового оружия - реактивных систем залпового огня являются А.Г. Костиков, И.И. Гвай и В.В. Аборенков. Не найдено такой особы, которая могла бы обоснованно претендовать на включение ее в состав этого авторского коллектива». Отметим, что соавтор изобретения «катюши» В. Аборенков еще в 1944 года на допросе в прокуратуре показал, что основным разработчиком «катюши» является Костиков.

Споры об истинных и мнимых авторах создания легендарной «катюши», о злодеях и героях этой истории продолжаются до сих пор. В Мосальске, на малой родине автора «катюши», в местном музее есть стенд, посвященный Костикову. Однако название улицы, некоторое время носившей его имя, местные власти от греха подальше заменили на другое - Новая Слобода.

Да, Костиков был человеком своего времени со своими достоинствами и недостатками. Но изображать Костикова в качестве исключительно карьериста, дилетанта и похитителя чужих идей по меньшей мере невежественно.

kostikov

Руководитель конструкторского бюро по созданию реактивных установок, член-корреспондент Академии Наук СССР, генерал-майор инженерно-авиационной службы, Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской премии 1-й степени (1942г.) — так до 1944г. начинались статьи, посвященные Андрею Григорьевичу Костикову. А потом, до самой смерти в 1950 г., да и после, до нынешних времен, обвинения в доносительстве, клевете на руководителей РНИИ в 1937-38 гг., обвинения в присвоении себе заслуг в создании легендарной «Катюши» — забвение. Из Большой Советской Энциклопедии была исключена статья об этом человеке.

Так что же это? Обычная для СССР практика? Очередная попытка переписать историю? Что это? Ложь?

17

Ведущие сотрудники НИИ-3 НКОП (РНИИ) оставшиеся после волны арестов

Увы! К великому сожалению, все это похоже на правду, однако не доказанную в юридическом порядке, а, следовательно, остающуюся на уровне слухов, домыслов и субъективных мнений, пусть даже они и исходят от самых высоких авторитетов.

Предубеждение гораздо дальше от истины, чем незнание. А чтобы установить истину, необходимы документы. Подлинные документы, а не их пересказы заинтересованными сторонами.

В истории ракетостроения Костикову отведено такое же место, как и Лысенко в генетике и биологии. Недаром в статье В. Викторова «Возвращение имени» («Наука и жизнь», № 5 за 1988г.), где автор говорит о возвращении имен Н.И. Вавилова и С.П. Королева, Костиков указан просто как «К.».

Но документы не опубликованы, и суда не было. А, что касается ссылок на различные комиссии, особенно на комиссию ЦК КПСС 1988г., то и комиссии, и авторы многих статей ссылаются на одни и те же источники, но берут из них лишь то, что выгодно для подтверждения той или иной версии.

А. Г. Костиков родился 30 октября 1899г. под Киевом в семье разнорабочего. Подростком он был отдан в подмастерья к слесарю. Затем учился в Москве, в технической школе.

В девятнадцатилетнем возрасте Костиков вступает в Красную Армию, служит в различных частях. То есть, перед нами нормальный путь комсомольца 20-х годов. В 1930г. Костиков поступает на военно-технический факультет Военно-воздушной академии, которую он заканчивает в октябре 1933г. Эту дату стоит запомнить — в качестве опорной точки. Она, все-таки, приблизит нас к тем доводам, которые приводятся в доказательство неблаговидной роли А.Г. Костикова в истории нашего ракетостроения.

В 1933г. на базе московской и ленинградской групп изучения реактивного движения (ГИРД) создается первый в мире Реактивный научно-исследовательский институт, где собираются все молодые (большинству нет и тридцати) энтузиасты ракетостроения.

А вот теперь вернемся к источникам. Есть два документа, подлинность которых, равно как и достоверность изложенных в них фактов, не может вызвать сомнения, так как написаны они в минуты наивысшего психологического стресса. Это два письма к И.В. Сталину. Одно — письмо С.П. Королева от 13 июля 1940г. (см. статью к 13 июля). Второе — письмо А.Г. Костикова от 20 февраля 1944г. Оба письма написаны из тюрьмы.

Письмо А.Г. Костикова приводится в книге «Загадки звездных островов» (изд-во «Молодая Гвардия», 1990), в статье «Золотая Звезда № 13». Статья написана Ю. Демянко, членом комиссии по выяснению обоснованности обвинения А.Г. Костикова в доносительстве и присвоении заслуг в создании «Катюши». После окончания академии Костиков направляется в РНИИ. Вот слова из письма Костикова: «Первые пять лет работы в институте я, как рядовой инженер, занимался исключительно реактивными двигателями жидкого топлива…».

Итак, если учесть, что Костиков окончил академию в октябре 1933г., то получается, по его признанию, что до 1938г. он занимался лишь ЖРД. Но для мало-мальски знакомого с ракетами человека абсолютно ясно, что специалист по ЖРД и специалист по пороховым реактивным снарядам столь же различаются между собой как генетик, занимающийся выведением новых сортов пшеницы, и генетик, расшифровывающий геном человека.

2 ноября 1937г. арестовывают директора РНИИ И.Т. Клейменова и Г.Э. Лангемака. Директором института назначают Б.М. Слонимера, а институт переименовывают в НИИ-3.

15 ноября 1937г. А. Г. Костикова назначают ВрИО заместителя директора НИИ-3.

10 января 1938г. расстреливают И.Т. Клейменова. На следующий день расстреливают Г.Э. Лангемака.

Февраль 1938г. Главное артиллерийское управление выдает НИИ-3 задание на создание реактивных снарядов с химической боеголовкой.

23 марта 1938г. — арест В.П. Глушко, уже тогда главного двигателиста нашей страны, которым он и оставался до своей смерти в 1985г. Без двигателей В.П. Глушко не было бы нашей космонавтики, его двигатели устанавливают даже на американских ракетах-носителях.

28 июля 1938г. — арест гения ракетной техники, пионера космонавтики, С.П. Королева.

А тремя неделями раньше приказом директора НИИ-3 Б.М. Слонимера объявляется конкурс на создание реактивной установки по заданию Главного артиллерийского управления.

В конкурсе участвовало 18 человек. И.Т. Клейменов и Г.Э. Лангемак к тому времени были уже расстреляны, а С.П. Королев и В.П. Глушко находились в тюрьме.

27 августа 1938г. Иван Исидорович Гвай предлагает проект мобильной многозарядной залповой установки для стрельбы реактивными снарядами. Фактически, это будущая «Катюша».

Проект за подписями А.Г. Костикова и И.И. Гвая направляется в Главное артиллерийское управление. А в сопроводительной записке А.Г. Костиков назван инициатором создания установки.

То, что в нашей науке руководители институтов ставили и ставят себя первыми в более-менее значимых научных работах — ни для кого не секрет. Более серьезным является факт подачи заявки на авторское свидетельство от 21 февраля 1939г., в которой первым стоит имя А.Г. Костикова.

А теперь вспомним письмо Костикова Сталину, в котором А.Г. Костиков пишет, что первые пять лет работы в РНИИ он занимался только ЖРД.

Так А.Г. Костиков прожил 1933-39 гг.

В 1940г. Костиков начинает заниматься ракетным самолетом. Трудно говорить об этом в спокойном тоне. Ведь только что, как бесперспективная, была прекращена работа С.П. Королева над ракетопланом РП-318, а сам он, обвиненный во всех смертных грехах и в некомпетентности, был отправлен на Колыму.

Но тут идею Королева подхватил В.Ф. Болховитинов, предложив проект создания ближнего истребителя (БИ).

А.Г. Костиков пробивает эту идею в верхах, и уже во время войны, 26 июля 1942г. (С.П. Королев уже 4 года в ГУЛАГе) выходит Постановление Совета Обороны о создании в кратчайший срок такого самолета.

Без С.П. Королева и В.П. Глушко создать такой самолет никто не мог, это подтвердилось на практике. Задание Совета Обороны была сорвано и, несмотря на то, что в 1940г. А.Г. Костикову, первому из ракетных конструкторов было присвоено звание Героя Социалистического Труда, 18 февраля 1944г. его, тем не менее, снимают с работы, а 16 марта арестовывают. Освобождают его 28 февраля 1945г. Далее работа и преподавательская деятельность. А 5 декабря 1950г. А.Г. Костикова не стало.

Письмо от 15 января 1957 г., адресованное заведующему редакцией истории естествознания и техники БСЭ Немченко:

«В 23-м томе Большой Советской Энциклопедии (второе издание) на С. 126 помещена статья о Костикове Андрее Григорьевиче, отмеченном высокими наградами «за большую заслугу в создании нового типа вооружения». Так как мы работали ряд лет совместно с А. Г. Костиковым и нам доподлинно известна его роль в создании нового типа вооружения, то мы считаем своим долгом сообщить об этом.

В 1937-1938 годах, когда наша Родина переживала трудные дни массовых репрессий советских кадров, Костиков, работавший в институте рядовым инженером, приложил большие усилия, чтобы добиться ареста и осуждения как врагов народа основного руководящего состава этого института, в том числе основного автора нового типа вооружения, талантливого ученого-конструктора, заместителя директора по научной части Г.Э Лангемака. Таким образом Костиков оказался руководителем института и «автором» этого нового типа вооружения, за которое и был сразу щедро награждён в начале войны…Репрессированные ранее работники института ныне реабилитированы, часть из них, в том числе Г.Э. Лангемак, посмертно. Просим учесть изложенное при подготовке «Биографического словаря деятелей естествознания и техники» и следующего издания БСЭ.

Член-корреспондент АН СССР, Герой Социалистического Труда

Член-корреспондент АН СССР, Герой Социалистического Труда.

(Я.Голованов «Заметки вашего современника» (Изд. «Доброе слово» М.2001)

В результате, в третьем издании БСЭ статьи о Костикове попросту нет.

Одним из аргументов многих тех, кто выступает с обвинениями А.Г. Костикова как виновника расстрела руководства РНИИ, ареста С.П. Королева и В.П. Глушко, является записка в партийные органы, в которой А.Г. Костиков предъявлял претензии к упомянутым сотрудникам РНИИ. При этом необходимо помнить, что в 30-е годы основные технические проекты принимались и обсуждались, в основном, не на техсоветах, а на партийных собраниях. Трагедия А.Г. Костикова, его жизнь, ее итог во многом походят на жизнь его «коллеги» Лысенко и это — трагедия поколения комсомольцев 20-х годов. К великому сожалению, развитие науки и техники в СССР до 1953г., года смерти Сталина, изобилует массой таких историй. Это Ландау и Капица в физике, Вавилов и его школа в генетике, это почти вся статистическая наука, историческая наука и так далее, и тому подобное. Везде были свои Моцарты и свои Сальери.

«Катюша» — плод большого коллективного труда, в том числе и Костикова. Почти неизвестно, что для обеспечения необходимой кучности именно А.Костиков проводил в ЦАГИ под руководством академика А.Христиановича большие работы.

Костиков Андрей Григорьевич — заместитель директора Научно-исследовательского института №3 Народного комиссариата боеприпасов СССР, военинженер 1-го ранга, город Москва.

Родился 18 (30) октября 1899 года в селе Казатин Бердичевского уезда Киевской губернии, ныне Казатинского района Винницкая область Украины (впоследствии указывал местом рождения родину родителей — село Быстрое Мосальского уезда Калужской губернии). Сын разнорабочего на железной дороге. Русский.

Окончил сельскую школу в себе Быстрое в 1912 году. С 1912 году — ученик слесаря в технической конторе Межерицкого в Москве. С декабря 1914 года работал подручным слесаря на Сущёвском заводе в Москве, с августа 1915 года — слесарем на машиностроительном заводе фирмы «Лангензиппен и К» в Петрограде. В ходе Февральской революции 1917 года вступил в рабочую дружину завода и в её составе участвовал в революционных событиях в городе. С апреля 1917 года работал слесарем участка службы тяги Юго-Западных железных дорог в Киеве. Участвовал в Январском восстании 1918 года в Киеве против власти Центральной Рады. Избежав репрессий после подавления восстания, сменил место работы и с марта 1918 года был слесарем завода «Физикохимик».

В январе 1920 года заболел тифом, лечился в госпитале в Вологде, с февраля 1920 года — в команде слабосильных 5-го запасного полка в Калуге, с апреля 1920 года — старшина команды связи 147-го стрелкового полка, затем в той же должности в лёгком артиллерийском дивизионе 17-й стрелковой дивизии. В августе 1920 года попал в плен (по другим данным, сдался без сопротивления) к белополякам. Содержался в лагерях военнопленных в Белостоке, Люблине, Замостье. В апреле 1921 года совершил побег из плена и перешёл границу. После короткого пребывания в фильтрационном лагере в Киеве с конца мая 1921 года — политрук команды конной разведки 55-го стрелкового полка 7-й стрелковой дивизии (Полтава). В августе 1922 года направлен на учёбу.

В 1926 году окончил 3-ю Киевскую военную школу связи имени М.И. Калинина. С июня 1925 года — командир взвода, затем начальник радиостанции 6-го отдельного радиотелеграфного батальона. В 1928 году окончил военно-политические курсы комсостава Украинского военного округа (Киев). С сентября 1928 года — политрук роты, с октября — врид командира роты 2-го радиотелеграфного полка Московского военного округа (Нижний Новгород).

Весной 1930 года поступил в Военно-воздушную академию РККА имени профессора Н.Е. Жуковского, окончил её (воздушно-технический факультет) в 1933 году. Как окончивший академию по первому разряду, по собственному желанию в августе 1933 года был распределён в Реактивный научно-исследовательский институт НКТП СССР (НИИ-3): работал инженером, с мая 1936 — старшим инженером — начальником лаборатории, с 1936 года — начальником отдела реактивных двигателей (2-й отдел). Руководил работами по проектированию первого ракетоплана, участвовал в разработке и испытаниях ракетного вооружения и двигателей. С 15 ноября 1937 года — исполняющий обязанности главного инженера НИИ-3**.

Лично причастен к трагическим событиям 1937—1938 годов, нанёсшим тяжелейший урон развитию реактивной техники в СССР, когда были арестованы и вскоре расстреляны начальник Ракетного научно-исследовательского института И.Т. Клеймёнов и его заместитель Г.Э. Лангемак. В 1938 году арестованы и осуждены ведущие сотрудники института В.П. Глушко и С.П. Королёв. Чудом выжившие в лагерях С.П. Королёв и В.П. Глушко полагали, что поводом для ареста стало заявление А.Г. Костикова об их вредительской деятельности в партком института, которое было переадресовано в НКВД. По заключению Генеральной прокуратуры СССР за №13/4-1032 от 12.06.1989 г., в уголовных делах С.П.Королёва и В.П.Глушко отсутствуют материалы, которые могли бы свидетельствовать о связи между письмом А.Г.Костикова и их арестом. Однако позднее был обнаружен текст письменного доноса А.Г. Костикова о вредительской деятельности И.Т.Клеймёнова, Э.Г.Лангемака, С.П.Королёва, В.П.Глушко, В.Н. Лужина и ряда других сотрудников института, а также иные документы, подверждающие причастность А.Г.Костикова к их аресту***. Кроме того, в марте 1938 года написал письмо в партком института о вредительстве Глушко и Королёва (переданное оттуда в НКВД), а в июне 1938 года как председатель экспертной комиссии Костиков составил и подписал акт о вредительской деятельности Королёва и Глушко по запросу НКВД СССР. Все эти документы были использованы обвинением как доказательства вины этих сотрудников. Также Костиков лично обвинял во вредительстве ряд сотрудников и руководителей института на партийных собраниях. В результате С.П. Королёва приговорили к 10 годам, а В.П. Глушко — к 8 годам лагерей.

В сентябре того же 1938 года А.Г. Костиков назначен заместителем директора НИИ-3 по научно-технической части. В 1938—1941 годах — научно-технический руководитель разработки и испытаний реактивных снарядов и пусковых установок к ним. Вместе с И.И. Гваем и В.В. Аборенковым А.Г.Костиков получил авторское свидетельство от 19 февраля 1940 года, занесённое в реестр изобретений Союза ССР за №3338, на изобретение «механизированной установки для стрельбы ракетными снарядами различных калибров». Это была ставшая легендарной ракетная установка залпового огня БМ-13, всемирно известная как «катюша».

Мнения историков и специалистов о роли А.Г. Костикова в создании «катюши» расходятся до диаметрально противоположных. Одни полагают, что после ареста практически всего руководства Ракетного института А.Г. Костиков присвоил разработки репрессированных исследователей (в первую очередь Г.Э. Лангемака) и выдал их за свои собственные. Причём некоторые считают, что именно Костиков с корыстными целями сам являлся инициатором арестов некоторых сотрудников института. В этой версии до конца жизни был убеждён выдающийся создатель ракетной и космической техники С.П. Королёв. По мнению других, к моменту начала репрессий реактивные снаряды, а тем более установка для стрельбы ими не вышли из стадии эскизных разработок и именно Костиков провёл всю работу по ним вплоть до создания экспериментальных боевых машин и запуска их в серийное производство.

Достоверно можно сказать только то, что А.Г. Костиков сыграл большую роль в убеждении руководства государства и Красной Армии в необходимости постановки реактивных систем на вооружение.

С ноября 1940 по апрель 1941 года — и.о. директора НИИ-3. На протяжении всего 1940 и начала 1941 года не прекращались попытки ряда руководителей снять Костикова с работы и вообще уволить из НИИ-3 по обвинениям его в некомпетентности, но он имел поддержку ряда других высокопоставленных руководителей, одержавших в итоге верх.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 июля 1941 года за выдающиеся заслуги в деле изобретения и конструирования одного из видов вооружения, поднимающего боевую мощь Красной Армии, Костикову Андрею Григорьевичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

В первый год Великой Отечественной войны А.Г.Костиков продолжал работать в НИИ-3 (институт эвакуирован в Свердловск в октябре 1941 года), который разрабатывал новые модификации «катюш», в том числе наземные рамные установки, корабельные и катерные установки. Производились эксперименты по вооружению ими самолётов. Но попытка Костикова создать новую конструкцию ракетного двигателя окончилась взрывом на испытательном стенде при первом же огневом испытании.

В июле 1942 года НИИ-3 был реорганизован по его инициативе в Государственный институт реактивной техники, а его директором и главным конструктором был назначен А.Г. Костиков. Ещё весной 1941 года он выдвинул идею создания реактивного истребителя, а в июне 1942 года в письме на имя И.В. Сталина дал обещание создать такой истребитель в кратчайшие сроки. Постановлением Государственного Комитета обороны СССР от 15 июля 1942 года Наркомату авиационной промышленности СССР в короткий срок было поручено разработать реактивный истребитель-перехватчик проекта «302», а Костиков был назначен главным конструктором этого истребителя. Под реализацию этой идеи и был реорганизован НИИ-3. Однако здесь Костиков явно переоценил свои силы. Осенью 1943 года был построен первый экземпляр самолёта, но он оказался неудачным, а установленный ГКО срок разработки был сорван.

18 февраля 1944 года А.Г. Костиков был освобождён от должности начальника Государственного института реактивной техники. 20 февраля в отношении него было возбуждено уголовное дело, а 15 (по другим источникам, 20) марта 1944 года он был арестован по обвинениям в очковтирательстве и обмане государства. 19 апреля 1944 года военно-прокурорская комиссия вынесла заключение, что А.Г. Костиков, Гвай и Аборенков не могут считаться авторами реактивных установок М-8 и М-13, а также реактивных снарядов РС-82 и РС-132. Однако уголовное дело в суд не было передано, а сам А.Г. Костиков освобождён из-под стражи 28 февраля 1945 года. Вскоре следствие было прекращено — вынесено постановление о прекращении дела за неустановлением вражеских намерений и отсутствием состава преступления в действиях А.Г. Костикова.

C сентября 1945 по 1949 год — начальник бюро по разработке теоретических и экспериментальных исследований в области новой техники**** НИИ-24 Наркомата боеприпасов СССР. В апреле — декабре 1947 года — уполномоченный Академии наук СССР в советской зоне оккупации Германии. С декабря 1947 года — начальник конструкторского бюро №5 в НИИ-24, с 1946 года входившего в Министерство сельскохозяйственного машиностроения СССР, и одновременно с 1947 — старший научный сотрудник в Энергетическом институте имени Г.М. Кржижановского.

Умер 5 декабря 1950 года от сердечного приступа. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве (участок 2).

Член-корреспондент Академии наук СССР (1943). Кандидат технических наук (11.04.1941, без защиты диссертации). Председатель Комиссии АН СССР по новой технике (1947—1950).

Воинские звания:
военинженер 3-го ранга (31.05.1936),
военинженер 2-го ранга (1937),
военинженер 1-го ранга (26.04.1938),
генерал-майор инженерно-авиационной службы (25.07.1942).

Награждён 2 орденами Ленина (28.07.1941, 24.06.1948), орденами Красного Знамени (06.11.1947), Трудового Красного Знамени (24.11.1942), Красной Звезды (22.05.1939), медалями.

Лауреат Сталинской премии 1-й степени (1942).

Мемориальные доски установлены в городе Киеве на здании бывшей Киевской военной школы связи имени Калинина и в городе Казатин на доме, в котором жил А.Г. Костиков. Бюст Героя установлен в Киеве во внутреннем дворике Военного института телекоммуникаций и информатизации.

* Выбыл из-за пленения в 1920 году, вторично вступил в партию в 1922 году.
** В ряде документов 1939—1940 года и публикаций также именуется главным инженером НИИ-3, хотя официально на этой должности уже не находился (возможно, одновременно с новыми обязанностями временно исполнял обязанности и по этой должности).
*** Документ опубликован в книге А. Глушко «Неизвестный Лангемак. Конструктор "катюш"».
**** Наименование этой должности в разных источниках различное.

14 июля 1941 года реактивные минометы БМ-13 впервые были применены против противника под Оршей. Станция Орши вместе с находившимися на ее платформах немецкими войсками была полностью уничтожена.

БМ-13 — советская боевая машина реактивной артиллерии, периода Великой Отечественной войны, наиболее массовая советская боевая машина (БМ) этого класса. Наиболее широко известна под народным прозвищем «Катюша», солдаты Третьего рейха называли её «орга́н Сталина» из-за звука, издаваемого оперением ракет

БМ-13 — советская боевая машина реактивной артиллерии, периода Великой Отечественной войны, наиболее массовая советская боевая машина (БМ) этого класса. Наиболее широко известна под народным прозвищем «Катюша», солдаты Третьего рейха называли её «орга́н Сталина» из-за звука, издаваемого оперением ракет

Эффект от применения был просто ошеломляющим. Сам Гитлер устроил разнос своей разведке, за то что они проморгали возможность применения советскими войсками такого мощного оружия.

  • 28 июля 1941 года Президиум ВС СССР издал два указа о награждении создателей «катюши». Первым указом «за выдающиеся заслуги в деле изобретения и конструирования одного из видов вооружения, поднимающего боевую мощь Красной Армии» Костикову было присвоено звание Героя Социалистического Труда (под № 13). Вторым указом орденами и медалями были награждены ещё 12 инженеров, конструкторов и техников, в том числе орденом Ленина — соавторы Костикова по изобретению — И. Гвай и В. Аборенков - Википедия

Андре́й Григо́рьевич Ко́стиков (1899—1950) — советский учёный, специалист в области механики. Генерал-майор, член-корреспондент АН СССР по Отделению технических наук (механика) с 29 сентября 1943, кандидат технических наук (1939). Герой Социалистического Труда (28 июля 1941 года). Член ВКП(б).

Андре́й Григо́рьевич Ко́стиков (1899—1950) — советский учёный, специалист в области механики. Генерал-майор, член-корреспондент АН СССР по Отделению технических наук (механика) с 29 сентября 1943, кандидат технических наук (1939). Герой Социалистического Труда (28 июля 1941 года). Член ВКП(б).

Вроде бы все получили по заслугам. Немцы познали ужас от нового оружия, а конструкторы награду за мощное оружие.

Но были те, кто считали, что Костиков получил награду необоснованно.

А в это время немецкие диверсанты искали установки БМ-13. И в конце концов смогли добыть три установки, которые в конце 1941 года были переправлены в Берлин.

Немцы не смогли разобраться, как реактивные минометы стреляли. Сложности были в том, что ракеты захвачены не были. И немцы не смогли понять сам принцип поражающего воздействия реактивных снарядов.

При этом у немцев были свои шестиствольные реактивные минометы. Они имели широкое применение - от стрельбы боевыми снарядами до постановки дымового заграждения и запуска пропагандистских листовок.

Nebelwerfer (с нем. — «туманомёт») — германская реактивная система залпового огня времён Второй мировой войны. Вместе с советскими «Катюшами» Nebelwerfer был первой массово использовавшейся реактивной системой залпового огня

Nebelwerfer (с нем. — «туманомёт») — германская реактивная система залпового огня времён Второй мировой войны. Вместе с советскими «Катюшами» Nebelwerfer был первой массово использовавшейся реактивной системой залпового огня

Только в мае 1942 года немцы получили боеприпасы от "Катюши". Немецкие и чешские инженеры разобрали их на атомы. И поняли, что главное в способе подрыва взрывчатого вещества ракеты это взрыв сразу с двух сторон, что усиливало его поражающую способность. Совместное применение нескольких десятков ракет еще более усиливало поражающий эффект.

В СССР реактивные снаряды к БМ-13 разрабатывал специальный Реактивный институт.

Возглавил этот институт Иван Терентьевич Клейменов. Здесь же инженером работал и А.Костиков.

В 1937 году институтом были разработаны новые реактивные снаряды РС-132. Они стали в дальнейшем теми реактивными снарядами, которыми вооружили " Катюши ".

Их разработчиком является Г . Лангемак - немец по происхождению.

Гео́ргий Э́рихович Лангема́к, 8 (20) июля 1898, Старобельск — 11 января 1938, Москва) — советский учёный, один из пионеров ракетной техники и один из создателей первых реактивных снарядов в СССР, военинженер 1-го ранга. Герой Социалистического Труда (1991, посмертно).

Гео́ргий Э́рихович Лангема́к, 8 (20) июля 1898, Старобельск — 11 января 1938, Москва) — советский учёный, один из пионеров ракетной техники и один из создателей первых реактивных снарядов в СССР, военинженер 1-го ранга. Герой Социалистического Труда (1991, посмертно).

В 1938 году в Реактивный институт пришел госзаказ на создание наземной передвижной установки реактивного огня. Но институтом в этом году уже руководил А.Костиков, который за три года прошел путь от инженера до руководителя отдела. Клейменов, Лангемак и будущий покоритель космоса С.П.Королев (также работал в Реактивном институте) были арестованы НКВД. В дальнейшем С.Королев утверждал, что именно доносы А.Костикова стали причиной арестов руководства Реактивного института.

Поэтому создание установки было поручено Костиковым инженеру И.Гваю.

Иван Исидорович Гвай (30 ноября [13 декабря] 1905, Екатеринослав — 22 июля 1960, Москва) — советский конструктор установок для ракетного оружия.

Иван Исидорович Гвай (30 ноября [13 декабря] 1905, Екатеринослав — 22 июля 1960, Москва) — советский конструктор установок для ракетного оружия.

В 1939 году тот создал опытную установку БМ-1 с 16 реактивными снарядами.

В марте 1941 года были проведены успешные испытания уже установки БМ-13.

А 21 июня 1941 года принято решение о запуске в серийное производство БМ-13. 5 июля 1941 года в Воронеже смонтированы первые две установки залпового реактивного огня.

Так начался путь легендарных "Катюш".

А Костиков был арестован в 1944 году за неудачное конструирование реактивного самолета-истребителя. Но через год освобожден и продолжил работу в ракетной отрасли.

Читайте также: