Немецкие конструкторы танков второй мировой войны

Обновлено: 14.04.2024

Австрийский Санкт-Валентин - это небольшой фермерский поселок, население которого к началу войны не превышало 2000 жителей. Именно здесь располагался завод «Нибелунгенверке», создавший почти 5000 немецких танков и самоходок.

Мысль о постройке фабрики пришла немецким чиновникам сразу после оккупации Австрии. Steyr-Daimler-Puch в сотрудничестве с министерством вооружений начали строить крупный танковый завод, способный производить до 150 машин в месяц.

Pz.Kpfw IV Ausf.G на железнодорожных платформах у "Нибелунгенверке" перед отправкой в войсковые части. До конца войны здесь было выпущено 4800 из 8500 бывших в вермахте "четверок".

Pz.Kpfw IV Ausf.G на железнодорожных платформах у "Нибелунгенверке" перед отправкой в войсковые части. До конца войны здесь было выпущено 4800 из 8500 бывших в вермахте "четверок".

«Нибелунгенверке» состоял из девяти цехов, к каждому из которых подходила железнодорожная ветка, рядом с которой находилась площадка для ходовых испытаний машин. С началом войны составы с танками стали не только убывать, но и прибывать – на ремонт и модернизацию.

Масштабное производство началось уже в 1940 – несмотря на то, что не все здания были достроены, а официальное открытие фабрики состоялось лишь в 1942 году. Изначально «Нибелунгенверке» занимался ремонтом и восстановлением средних танков Pz.Kpfw III. Производство танков началось лишь осенью 1941 года и продолжалось до весны 1944-го.

Завод занимался не только производством, но и разработкой машин. Для этих целей тестовый полигон был расширен.

Самым массовым танком, выпускавшимся в Санкт-Валентине был Pz.Kpfw IV. Зимой 1941 года была выпущена первая «четверка», а до лета 1942 года создали лишь 15 машин. Но со временем масштабы производства нарастили, и в 1944 году был поставлен «рекорд» – 2809 танков.

«Тигры» Фердинанда Порше

В марте 1942 года в Санкт-Валентине было построено первое шасси опытного «Тигра» конструкции Фердинанда Порше (VK 45.01 P). Несмотря на то, что министерство вооружений еще не приняло решения о новом тяжелом танке, любимец Гитлера был уверен, что выберут его танк. Последний, к слову, после визита завода вдохновился новинкой, и приказал выпускать 200 «Тигров» Порше ежемесячно.

VK 45.01 (P) должен был стать первым "Тигром". Уверенный в успехе Ф.Порше начал производство до принятия окончательного решения о будущем танке. К началу производства Pz.Kpfw VI Tiger от Henchel было собрано 90 шасси VK 45.01 (P)

VK 45.01 (P) должен был стать первым "Тигром". Уверенный в успехе Ф.Порше начал производство до принятия окончательного решения о будущем танке. К началу производства Pz.Kpfw VI Tiger от Henchel было собрано 90 шасси VK 45.01 (P)

Но последующие испытания танка оказались неутешительными. На заводском полигоне новый танк продемонстрировал ходовые качества, уступающие даже «старичку» Pz.Kpfw IV! По этой причине от танков отказались – но ведь не переплавлять же 90 уже собранных корпусов! Зимой 1942 года в сотрудничестве с фирмой Alkett началось проектирование истребителя танков Ferdinand на шасси неудавшихся «Тигров». К февралю следующего года удалось поставить 15 самоходок, а на следующий месяц выпуск хотели нарастить до 35 машин ежемесячно.

Одна из первых самоходок на шасси неудавшегося "Тигра" - 8,8 cm StuK 43 Sfl L/71 Panzerjäger Tiger (P). Или же просто - Ferdinand

Одна из первых самоходок на шасси неудавшегося "Тигра" - 8,8 cm StuK 43 Sfl L/71 Panzerjäger Tiger (P). Или же просто - Ferdinand

Но реальность оказалась иной. Уже в марте 1943 года производство осложнилось. Проблема была в двигателях. Изначально VK 45.01(P) оснащались мотором конструкции Порше, но их серийное производство не наладили, что потребовало переделать будущие «Фердинанды» под двигатели «Майбах» - с трудоемкой реконструкцией системы охлаждения. По этой причине в начале весны удалось выпустить лишь 20 САУ.

Готовые истребители танков перед отправкой на фронт. До июня 1943 года был собран 91 Ferdinand\Elephant

Готовые истребители танков перед отправкой на фронт. До июня 1943 года был собран 91 Ferdinand\Elephant

Задержка вызвала волнение в самых высоких кругах, и в течении месяца «Нибелунгенверке» посетил министр вооружений Альберт Шпеер и генерал-полковник Хайнц Гудериан. Завод, обласканный вниманием высших лиц, получил больше ресурсов и квалифицированных рабочих, что позволило повысить масштабы производства. Так, до лета 1943 года последнее шасси VK 45.01 (P) было превращено в «Фердинанд».

"Охотничий Тигр"

В третьем квартале 1944 года началась отладка серийного производства самой тяжелой САУ в истории – Jagdtiger. Ее выпуск планировался раньше, но проблемы с надежностью мотора и трансмиссии (которые до конца так и не решили) вызвали отсрочку. Наряду с «Фердинандом», который к тому времени переименовали в Elephant, «Jagdtiger» стал вторым проектом тяжелой машины на «Нибелунгенверке». В третьем квартале 1944 года было создано 12 «Ягдтигров», а наибольший месячный выпуск составил 20 САУ - в декабре того же года.

Шасси под номером "54", январь 1945 года. До конца войны удалось создать 79 шасси в разной степени готовности

Шасси под номером "54", январь 1945 года. До конца войны удалось создать 79 шасси в разной степени готовности

Тем не менее, производственные трудности начались еще до начала производства Jagdtiger. Критичной стала нехватка топлива, в связи с которой с «Нибелунгверке» изъяли весь грузовой транспорт. Позже к ним добавились союзные бомбардировки. Изначально они не достигали фабрики в Санкт-Валентине, но потеря смежных производств привела к недостатку подшипников и деталей трансмиссии. Вопреки этому, летом 1944 года объемы производства превысили запланированные, и из ворот «Нибелунгенверке» вышло 287 танков Pz.Kpfw IV.

В октябре 1944 года бомбардировки затронули и “кузницу Фердинандов» - большинство цехов было разрушено, но производство продолжалось в уцелевших зданиях и мобильных мастерских. За последний квартал удалось выпустить 339 «четверок» и 48 «Ягдтигров». А до весны 1945 года создали еще 506 Pz.Kpfw IV и 26 «Ягдтигров»

Кто меч производит, то от него и падет

В марте 1945 года завод значительно сократил производство, перейдя на ремонт танков армейской группы «Ostmark». Параллельно было создано лишь три самоходки и некоторое количество шасси в разной степени готовности. А восьмого апреля 1945 года на территорию «Нибелунгенверке» зашли части Красной Армии.

Можно долго спорить об этической составляющей: мол, больше виноват тот, кто использует орудие, или тот, кто его создал? А как быть с подневольным трудом? Уже в 1940 году в отчетах жандармов встречались упоминания об отказе от работы и самовольных побегах с территории завода. Основные причины недовольства – недостаток питания и переработки.

Более того, на особо тяжелых работах были задействованы пленные. А в 1944 году для работ привлекались пленные из лагеря «Маутхаузен», львиную долю которых составляли граждане СССР.

Сегодня бывший «Нибелунгенверке» является собственностью компании Magna, и занимается сборкой кабин для сельскохозяйственной техники. Тестирование тракторов, что примечательно, происходит там, где когда-то испытывали смертоносные «Ягдтигры» и «Фердинанды».

В танкостроении Германии можно выделить три условных периода. Начало первого - появление в рейхсвере инспекции по вооружению и мат. части, которая объединяла пехотное и артиллерийское КБ, а также лабораторию пиротехники. Инспекция разрабатывала ТТТ к бронетанковой технике, а также занималась рассмотрением опытных образцов. Официально ее деятельность ограничивалась только бронеавтомобилями, разрабатываемыми в Ганновер-Линдене фирмой Дойче Эдельштальверке.

Непосредственные работы над танками начались во второй половине 1920-х годов на трех машиностроительных заводах в секретных цехах. После прихода нацистской партии к власти процесс пошел гораздо интенсивнее.

Начало второго этапа совпало, по сути, с трансформацией рейхсвера в вермахт. В танкостроении заказчиком выступало Oberkommando des Heeres (главное командование сухопутных сил, ОКН). По принятым в то время правилам, на каждый вид вооруженных сил возлагались проектирование, сдача заказов, приемка оружия, боеприпасов и военно-хозяйственного имущества, разработка планов по мат. обеспечению собственной производственной программы. Распорядительными функциями наделялось Waffenamt (управление вооружений), которое включало отделы приемки, проектирования и WaPruf-6 (испытаний), инженерно-инспекторский. Управление вооружений должно было финансировать танковую промышленность, а также бесплатно передавать танкосборочным предприятиям закупленные агрегаты, узлы, корпуса, башни, моторы, трансмиссии, вооружение, оптические приборы, радио- и электрооборудование.

К концу 1930-х гг. германское танкостроение находилось в ведении минимум девяти крупных концернов, занимавшихся поставками бронекорпусов и танков. Они контролировали 32 предприятия, принадлежащих 27 различным компаниям. Характерным является то, что данные фирмы специализировались сразу в нескольких областях. Например, из восьми предприятий Даймлер-Бенц лишь одно занималось выпуском танков. Другие четыре занимались производством автомобилей еще три — авиационных моторов. В военные годы ситуация практически не изменилась.

Бронетанковая техника Германии во Второй мировой войне. Часть 3. Танковая промышленность Третьего рейха

Цех по производству орудийных стволов немецкого завода Рейнметалл–Борзинг (Rheinmetall-Borsig) накануне войны

Начало третьего и, наверное, самого интересного периода – 1940 год. Вторая мировая война, развернувшаяся в Европе, требовала корректив в промышленности. Формирование новых частей сильно страдало от нехватки техники и вооружений. Производство танков отставало от потребностей вермахта в них. Да, вероятно, по-другому и быть не могло, поскольку мобилизация экономики носила ограниченный характер. Более того, практически все области экономики использовали довольно своеобразно: бесконечно переключали с выпуска одной продукции на другую. При этом планирование, как правило, подгонялось под приоритеты военно-стратегических мероприятий. Кроме того, нужно было экстренно решить и многие другие организационные вопросы, связанные с повышением эффективности использования производственных мощностей, производительности труда и перераспределением трудовых контингентов.

Выход из сложившейся ситуации был найден. 17 марта 1940 года создали Reichsministerium die Waffe und Munition (специальное имперское министерство вооружений и боеприпасов), главой которого стал инженер Ф. Тодт. Российским читателям он больше известен в качестве основателя и руководителя общенациональной строительной организации «Тодт». Именно благодаря его усилиям построили знаменитые рейхсавтобаны. Этот же напор энергии, вероятно, был необходим и в военной промышленности. Однако вскоре Тодт погиб в авиакатастрофе.

После него министерство возглавил не менее талантливый организатор — архитектор Шпеер. За достаточно короткий период — два года — Шпееру удалось в три раза увеличить выпуск бронетанковой техники. Поэтому неудивительно, что время его руководства министерством часто называют «эрой Шпеера».


Сошедшие с конвейера немецкие танки Pz.Kpfw. V Ausf. D "Пантера" и Pz.Kpfw. VI ausf.H "Тигр" во дворе завода фирмы «Хеншель»

Теперь министерство вооружений и боеприпасов занималось планированием снабжения, выдачей заказов, руководством опытными работами через главком по танкостроению. О скрупулезности подхода можно судить по структурным подразделениям главного комитета: производства и ремонта танков, проектирования и наблюдения за производством, усовершенствования брони, изготовления легкобронированных машин, моторов, снабжения и других.

Рассмотрим новую схему «рождения» бронетанковой техники. Генштаб сухопутных сил с учетом пожеланий практиков из фронтовых частей выдавал примерное тактико-техническое задание управлению вооружений (генеральный штаб также определял необходимое количество техники). В WaPruf-6 задание детально прорабатывалось, после чего оно передавалось в главком по танкостроению, который, в свою очередь, подбирал две-три компании-проектировщика. Специальной комиссией, состоящей из представителей заинтересованных сторон, изучались готовые проекты, из которых выбирался наилучший. Конструкторское бюро, представившее выбранный проект, назначалось ведущим по данной конструкции, хотя само предприятие могло и не получить заказ на серийное изготовление собственного детища.

Опытные образцы подвергались всесторонней обкатке на Куммерсдорфском центральном испытательном полигоне, расположенном около Берлина. Также испытания проводились в филиалах полигона: на горном полигоне в Тюрингии, а так же в Тирольских Альпах на так называемом снежном полигоне. И лишь после этого решался вопрос о передаче самоходной установки или танка на поток. Общий объем выпуска определялся верховным командованием германской армии. Распределением заказов по заводам и фирмам занималось министерство вооружений и боеприпасов. Бронетанковой техникой в министерстве ведала главная группа по производству танков. Если план выпуска танков был более или менее стабильным, то программы выпуска башен, рубок для самоходок и бронекорпусов, которые также составлялись на год, могли неоднократно корректироваться.

«География» танкостроения Германии главным образом определялась стратегическими соображениями. Производственные объекты для снижения их уязвимости от воздушных бомбардировок намеренно рассредоточивались. Также учитывался принцип дублирования поставок основных агрегатов и узлов с различных предприятий.

Следует отметить, что насколько подобная кооперация была развита, настолько же и усложнена. Например, для производства «Пантер» было привлечено 136 смежников. Корпуса поставлялись 6 заводами, башни — 5, коробки перемены передач — 3, двигатели — 2, гусеницы — 4, оптика — 1, вооружение — 1, поковки — 15, стальное литье – 14, остальные — готовые детали, агрегаты и крепеж.


В связи с успехами, обозначившимися по результатам первого года кампании против Советского Союза, наметилась тенденция передвижения танкостроения Германии на Восток. Специальной комиссией по производству танков и запчастей в декабре 41-го года изучалась возможность привлечения промышленности оккупированной Украины для собственных нужд. Превосходные перспективы для выпуска бронекорпусов танков открывались на мариупольском заводе им. Ильича, захваченном немцами. Однако быстро меняющаяся обстановка на германо-советском фронте в данном регионе не позволила реализовать данные далеко идущие планы. А после того как Вермахт потерпел поражения на Волге и Курской дуге, прекратили производство танковых узлов даже в Польше и Силезии.

Со второй половины 43-го года крупные танковые заводы, расположенные на территории Германии, становились объектом атак со стороны союзной авиации. Так, например, до конца года производственные мощности фирмы Даймлер-Бенц, расположенные в Берлине, трижды подвергались бомбовым ударам. В 44-м году к ним добавились заводы компании MAN, а также практически все предприятия, расположенные в Рейн-вестфальском промышленном районе и занимающиеся производством бронекорпусов.

Для недопущения сбоев в отлаженной системе танкостроения часть заказов на важные агрегаты и детали пришлось передать мелким производителям. На крупных же предприятиях стали перемещать некоторые цеха, группы станков вместе с персоналом в безопасные места, а также. под землю. Так, например, в сентябре 44-го года практически половина структурных подразделений Даймлер-Бенц, которые специализировались на выпуске механизмов управления, подбашенной коробки и шасси для «Пантеры», перебазировали в маленькие городки Фалькензее под Берлином, Фиц у Кюстрина, Кзериц в Померании, Тельтов, Оберпраусниц в Судетах и даже в винный погреб компании Деуливаг. Рассматривали варианты размещения производственного оборудования в калийных шахтах, в бывших укреплениях в Чехословакии, в пещерах .


Танк Pz IV являл собой пример довольно удачной конструкции. Его производство на заводах Рейха продолжалось до конца войны. На этом фото представлен танк модификаций Н, проходивший испытания на Куммерсдорфском полигоне в 1944 г.

Проведенные мероприятия по перемещению производства, естественно, не способствовали реализации преимущества современного массово-поточного производства, а только увеличили и так напряженные грузопотоки. Несмотря на это, Шпеер данные обстоятельства представлял как добродетель, говоря, что «германское производство вооружений не приемлет конвейерного метода США и СССР, а полагается в основном на квалифицированный немецкий труд». Хотя именно отсутствие больших предприятий не позволило германскому танкостроению выдержать соревнование с танкостроением стран антифашистской коалиции. Немецкая серийная броня разделялась на несколько групп по марке стали и толщине. Наряду с гетерогенной все-таки больше выпускалось гомогенной брони. Броневые листы по технологии производства разделялись на бронелисты с поверхностной закалкой и равномерно закаленные. После потери Никопольского бассейна уменьшилось поступление в Германию марганца. Никель доставляли только с севера Финляндии.

Результатом постоянной нехватки легирующих элементов стало ухудшение качества серийной брони. Например, лобовые листы корпусов «Королевского тигра» и «Пантеры» довольно часто попросту раскалывались после попадания советских 122- и даже 100-миллиметровых бронебойных снарядов. Для выхода из сложившейся ситуации навешивались защитные экраны, увеличивали толщину и углы наклона бронелистов. Среди броневых марок сталей, имеющих пониженную легируемость конструктивного материала, с удовлетворительной снарядостойкостью так и не нашли.

Теперь несколько слов о том, какой вклад внесло танкостроение оккупированных стран в пополнение парка бронетехники вермахта. Про Венгрию и Италию будет рассказано отдельно, так как эти страны были сателлитами Германии и вооружали в основном собственные армии. При этом итальянскими предприятиями выполнялись некоторые ограниченные заказы для вооруженных сил Германии. Танковые предприятия Франции и Польши использовались для импровизированной переделки, а также ремонта трофейных машин, изготовления запчастей для них. Ни одной самоходной артиллерийской установки или танка там собрано не было.


СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ДАННЫЕ ПРОИЗВОДСТВА БРОНЕТАНКОВОЙ ТЕХНИКИ

Производство танков, штурмовых орудий, истребителей танков и САУ в 1934—1945 годах составило: в 1934-1937 гг. – 1876 ед., 1938 г. – 804 ед., 1939 г. - 743 ед., 1940 г. – 1743 ед., 1941 г. – 3728 ед., 1942 г. – 5496 ед., 1943 г. – 12052 ед., 1944 г. – 18821 ед., 1945 г. – 3945 ед. Всего в период с 34-го по 45-й год было произведено 49208 единиц.

Всего же в Германии (или по ее заказам) было произведено 75513 объектов бронетанковой техники.

Кроме того, было выпущено много командирских танков (отсутствовали пушки), ремонтно-эвакуационных машин, артиллерийских подвижных постов и прочей техники. С учетом данной техники общее число бронеобъектов составляло 89266 машин.

К данному количеству необходимо прибавить трофейную технику, которая поступила в вермахт – 1577 единиц.

Таким образом, ВС фашистской Германии получили и использовали во время Второй мировой 90843 объекта бронетанковой техники.

Союз Советских Социалистических Республик

Производство танков и САУ в Советском Союзе во время Второй мировой войны составляло: 1940 г. – 2421 танк; 1941 г. – 6542 танка; 1942 г. – 24445 танков и 59 САУ (всего 24504 ед.); 1943 г. – 19892 танка и 4194 САУ (всего 24086 ед.); 1944 г. – 16923 танка и 12061 САУ (всего 28987 ед.); 1945 г. – 16295 танков и 9640 САУ (всего 25935 ед.). Всего же в период с 1940 г. по 1945 г. было выпущено 112475 танков и САУ.

Великобритания и США

Производство танков в Великобритании в годы Второй мировой войны составило: 1939 г. – 315 ед.; 1940 г. – 1399 ед.; 1941 г. – 4841 ед.; 1942 г. – 8611 ед.; 1943 г. – 7476 ед.; 1944 г. – 2474 ед.; 1945 г. – 612 ед. На Великобританию также работала промышленность Канады, произведшая 5807 танков. Общее производство танков – 31534 машины.

Производство танков в США в годы Второй мировой составило: 1939 г. – 96 ед.; 1940 г. – 331 ед.; 1941 г. – 4052 ед.; 1942 г. – 24997 ед.; 1943 г. – 29497 ед.; 1944 г. – 17565 ед.; 1945 г. – 11558 ед. Для Соединенных Штатов к числу танков необходимо добавить 43481 САУ. Общее количество бронеобъектов, выпущенных промышленностью США в этот период, составило 131577 единиц.

В 40—41 годах германские танкостроительные компании по указанию мин. вооружений и боеприпасов заказывали некоторые детали мелким машиностроительным фирмам Бельгии, Франции, Румынии, Дании. Предпринимались попытки заключить контракты в Швейцарии, Швеции, Югославии.

О двух странах следует сказать отдельно. В марте 39-го года под протекторат Германии перешли самые развитые области Чехословакии — Моравия и Чехия. Находящиеся в них танковые заводы ЧКД в Праге (немцами переименован в ВММ) и Шкода в Пльзене до самого окончания войны производили вначале легкие танки, а позднее на их базе самоходки собственной разработки. Руководители третьего рейха по политическим причинам не решились развивать там производство тяжелых или средних танков немецкой конструкции.


Самый тяжёлый серийный танк Второй мировой войны "Тигр II". Запущен в серийное производство на заводах фирмы Хеншель в январе 1944 г.

Австрию постигла такая же судьба. Она была присоединена к Германии в 1938 году. Еще до начала Второй мировой на базе штирийских рудников, расположенных у Линца, начали строительство крупного металлургического завода для удовлетворения растущих потребностей танкостроения Германии. Вскоре на данном предприятии появились цеха, занимающиеся производством бронекорпусов. Тогда же начали работать аналогичные цеха в Калфенберге на старом заводе компании Белер. Это дало возможность строить тяжелые и средние танки в Санкт-Валентине на заводе Нибелунген. Продукция данного предприятия, равно как и чешских ВММ и Шкода, всегда значилась как немецкая.

Каков же итог производственной деятельности германской танкостроительной промышленности в 34—45 годах? Логично взять данные, которые являются наиболее объективными, приводятся авторитетными исследователями, следовательно, и меньше всего подкорректированы по моральным, идейным и другим мотивам.

В этом плане предпочтение следует отдавать немецкому автору Мюллеру-Гиллебранду, хотя третий том книги «Сухопутная армия Германии 1933—1945 годов», переведенной на русский язык и вышедшей в 1976 году в Военном издательстве, отличается от оригинала отсутствием одного приложения. Именно в нем содержатся интересующие нас сведения.

Существуют и другие источники. Однако большинство из них издавалось на Западе и широкому кругу российских читателей до настоящего времени является недоступным.


У вермахта в ответ на новые советские танки Т-34 и КВ появились свои «чудо-танки» - «Тигры» и «Пантеры». Редкий советско-российский фильм, сериал «про войну» обходится без них, вернее, танков, их изображающих.

Хотя их разработку в Третьем рейхе начали ещё до Второй мировой войны, немцы разрабатывали тяжёлый танк с 75-мм орудием, с начальной скоростью 650 м/с с середины 30-х годов. Этот танк был нужен вермахту для борьбы с французскими тяжелыми танками 2C, B1bis, средними танками Д-1 и Д-2. Во французскую кампанию вермахт столкнулся и с английским танком Мk.II «Матильда».

Кроме того, танк должен был бороться с наземными целями, долговременными огневыми точками, именно поэтому калибр пушки «Тигра» увеличили до 88 мм. Начало войны с СССР ещё более обострило необходимость новых танков. Фирмы «Хеншель» и «Порше» подготовили свои образцы к весне 1942 года, после испытаний их показали Гитлеру на день рождения, 20 апреля, на вооружение приняли танк «Хеншеля». К 18 августа выпустили первые 4 серийные «Тигра». PzKpfw VI «Тигр» (Panzerkampfwagen VI «Tiger I» Ausf E, у нас его называли T-6 или T-VI) с самого начала считался танком качественного усиления пехоты и танковых частей. Поэтому его основной тактической единицей стал батальон из двух-трех рот, имевший службы обеспечения, подразделение ПВО, но без своей пехоты, артиллерии и разведки. В мае 1942 года начали создавать первые батальоны Т-6 – 501-й и 502-й, кроме Т-6 они имели на вооружении и Т-3 для поддержки «Тигров», подавления менее значимых целей.

В батальоне из трёх рот было по штату 45 единиц Т-6. В 1943 году по одной роте Т-6 получили элитные дивизии Германии: моторизованная дивизия «Великая Германия», дивизии СС «Адольф Гитлер», «Рейх» и «Мёртвая голова».


Первый бой для «Тигров» был неудачен – один был подбит (из-за попадания снаряда вышел из строя двигатель), три другие машины смогли дойти до советских позиций поврежденными, в итоге завязли в топкой местности и остановились. Потом немцы смогли эвакуировать три танка, в четвёртом сняли оборудование и взорвали (в конце ноября 1942 года). Подбили танк с помощью 122-мм корпусного орудия А-19 образца 1931 года. В этот раз немцам удалось сохранить свой танк в секрете.

Следующее боевое применение танка будет только в январе 1943 года: 12 января «Тигры», поддержав оборону 96-й пехотной дивизии, подбили несколько Т-34, но уже 17 января счастье улыбнулось Красной Армии, был захвачен неповреждённый «Тигр», экипаж даже не уничтожил оборудование. Немцы под Ленинградом потеряли ещё несколько «Тигров», вполне буднично, без особых стараний Красной Армии, танки застревали в болотистой местности, ломались и экипаж их оставлял, взрывая; другие подбили противотанковые пушки, Т-34.

Затем «Тигры» участвовали в боях под Харьковом в феврале — марте 1943 года в составе элитных дивизий Германии: «Великая Германия», «Адольф Гитлер», «Рейх» и «Мёртвая голова», как уже говорилось, в них было по роте Т-6. Они также не проявили каких-либо «чудес», так, в дивизии «Великая Германия» было 9 «Тигров» и танков Т-4 было на начало боев 85 единиц. С 7 марта по 20-е танкисты дивизии объявили, что уничтожили 250 Т-34, 16 Т-60, или Т-70, 3 КВ. Из них 30 штук подбили Т-6 – 16% от заявленных танкистами Т-4 успехов (подбили 188 танков), то есть каких-либо сверхспособностей Т-6 не показали.

Кроме того, Т-6 стоили в 4 раза дороже Т-4; модернизированный Т-4 часто принимали за «Тигр», увеличивая его популярность, особенно учитывая малое число «Тигров».


122-мм пушки обр. 1931 г. и обр. 1937 г. (справа) в артиллерийском музее г. Санкт-Петербург.

«Тигры» в Курской битве

К Курской битве в «тигриных» батальонах были только Т-6, от смешанной комплектации отказались, всего в битве участвовало примерно 134 единицы. Часто они возглавляли ударные подразделения из других танков, они были сильным противником для советской артиллерии и танков. Основные потери в Курском наступлении «Тигры» понесли из-за подрывов на минах, так 6-го июля командир 503-го тяжелого танкового батальона сообщил о потере 13 танков в одой роте (из 14-ти). Девять единиц подорвались на минах и требовали 1-3 суток на восстановление. Примерно такой же была причина поражения и в других ротах – безвозвратных потерь было немного, большинство подбитых танков могли быть восстановлены.

«Чудо-танки» не смогли стать решающим козырем в этой битве, хотя нельзя сказать, что немецкое наступление полностью провалилось. Немцы глубоко вклинились в порядки оборонявшихся советских фронтов, но главную роль в этом сыграли обычные средства вермахта: артиллерия, авиация, другая бронетехника. Только благодаря мощным резервным армиям советское командование переломило исход битвы в свою пользу.

По итогам боевого применения «Тигров» в операции «Цитадель», командир 3-го танкового корпуса генерал Брейт выпустил 21 июля директиву. По ней командирам приписывалось использовать Т-6, в силу их хорошей защищенности и огневой мощи, против танков и противотанковых пушек противника и в виде исключений против пехотных целей. Приписывалось начинать вести огонь с больших дистанций – свыше 1000 метров, танк мог бить вражескую бронетехнику на дистанции 2000 метров и более. Бронетранспортеры, средние и легкие танки, САУ должны идти вплотную к «Тиграм», прикрывая их с флангов, расширяя и закрепляя успех. Прикрывать «Тигры» от «охотников за танками» должны были и сапёры, пехота. Саперы должны исследовать местность перед атакой ввиду большой опасности от мин противника. В обороне «Тигры» должны использоваться для контратак в числе не менее роты. Распылять танки запрещалось.


Pz.Kpfw.VI(H) 4-й танковой роты 1 -й танковой дивизии СС Лейбштандарт СС Адольф Гитлер.

Ещё одним легендарным танком вермахта стали средние (в немецкой историографии, в советских источниках «Пантера» считается тяжёлым танком) танки PzKpfw V «Пантера» (Panzerkampfwagen V Panther, в советских источниках Т-5 или Т-V). Многие эксперты считают этот танк лучшим танком вермахта и одним из лучших танков Второй мировой войны. Он предназначался для замены танков Т-3 и Т-4, должен был стать основным танком вермахта, работы по нему начались ещё в 1938 году.

Но возможности промышленности не позволили этого сделать, плюс сложен в производстве и дороже, чем планировали, поэтому решили вооружить Т-5 один батальон в каждом танковом полку. В его состав по штату входило 4 роты по 22 танка Т-5 (4 взвода по 5 машин и 2 командирских танка; 8 штабных танков (3 во взводе связи и 5 в разведывательном взводе); взвод ПВО, вооруженный зенитными танками, сапёры и техподразделения. Всего в батальоне должно было быть 96 танков, но в реальности было в армейских частях чуть более 50-ти, в частях СС 60-64. Сократили число танков и по штатам: сначала сократили до 17 машин, потом до 14, и к весне 1945 года в ротах насчитывалось по 10 танков.

Серийный выпуск «Пантер» продолжался с января 1943 года по апрель 1945 года, к началу Курской битвы были созданы 51-й и 52-й танковые батальона – по 96 новых машин. Их объединили в 10-ю танковую бригаду и придали дивизии «Великая Германия», в ней был ещё один танковый полк. Возможно, это была ошибка – такая концентрация танков, включая новые Т-5 в одной дивизии, в ней было 129 танков, включая 15 «Тигров» и 200 «Пантер». Например, 503-й батальон «Тигров» был раздёлен поротно между тремя дивизиями 3-го корпуса и Т-6 получили поддержку пехоты.

В дальнейших боях «Пантеры» себя хорошо показали, ими были довольны экипажи, уважал противник. Так, вооруженный Т-5 батальон танкового полка дивизии «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» в ноябре 1943 года воевал в районе Бердичева. Без техобслуживания за 6 дней боёв он прошел 210 км, уничтожив 40 танков Красной Армии и потеряв семь, они были подбиты выстрелами в борт и корму.

Но Т-5, как и КВ, и Т-34 в начале войны, стали заложниками периода поражений вермахта в 1943-1945 годы. Немцы часто не имели возможности эвакуировать поврежденные или вышедшие из-за поломок танки, которые можно было восстановить и вновь ввести в строй.

Промышленность Германии не могла дать их в достаточном количестве армии - на 31 мая 1944 года (перед началом летней кампании») из 15-ти танковых дивизий, воевавших на Восточном фронте, лишь шесть имели батальоны с Т-5.


Немецкий танк Т-VG Пантера в музее вооружения в Кубинке.

Что могла противопоставить Красная Армия немецким «чудо-танкам»

Не надо думать, что Красная Армия просто «давила» новые танки вермахта массой своих, или кроме мин против них не было других методов. При осмотре 31 танка Т-5 на полях Курской дуги, комиссия Главного бронетанкового управления РККА нашла следующие причины гибели машин: 1 танк был уничтожен авиабомбой в 100 кг, три при подрыве на минах и фугасах, четыре сломались и были брошены экипажами, 22 танка подбила артиллерия. На 22-х танках насчитали 58 попаданий: 10 в лоб корпуса –все срикошетили, в башню 16 снарядов – все пробили броню, в бортах 24 пробоины – все пробили танк. Выяснилось, что борта, башню бьют 45-мм, 76-мм, 85-мм бронебойные снаряды. Верхний лобовой лист корпуса держал все типы бронебойных снарядов. Лоб башни и маску пушки пробивали 85-мм бронебойные и 45-мм подкалиберные снаряды.

Согласно «Отчёту по действиям советской артиллерии в боевых действиях на Орловско-Курской дуге» и ряду других исследований, советская противотанковая и дивизионная артиллерия калибра 45-76 мм уничтожила 64-81% бронемашин вермахта; с помощью мин, бутылок с зажигательной смесью, гранат, ПТР уничтожили 11-13% бронетехники врага (на некоторых направлениях до 24%); танковые подразделения уничтожили 9-17% бронетехники врага (на некоторых направлениях до 21%).

Факт того, что большую часть бронетехники вермахт потерял из-за артиллерии противника, подтверждают и сами немцы. К тому же Т-5 и Т-6 уже фактически не были оружием прорыва фронта, стратегическую инициативу вермахт потерял. Танки пришлось бросать в контратаки, чтобы попробовать «заткнуть» фронт, восстановить его.

Танки же не были основным орудием против других танков, это была задача артиллерии. Задачей танковых подразделений было развитие прорыва, а не встречный танковый бой. Так, в 1941 году танковые дивизии вермахта старались выставлять против танковых подразделений врага противотанковый заслон и двигаться дальше, также поступали танковые и мехкорпуса Красной Армии в 1943-1945 годах. Обороняющаяся сторона, наоборот, пыталась навязать танковый бой, чтобы сковать основные силы противника, не допустить прорыва крупных сил врага в тыл. Поэтому, обороняясь, танковые подразделения Красной Армии в 1941-1942 годы старались навязать танковое сражение с помощью КВ и Т-34, как и вермахт в 1943-1945 годы – пытался остановить прорыв фронта своими новыми танками Т-5, Т-6.


76-мм дивизионная пушка образца 1942 года (ЗиС-3).

«Чудо-танков» не было ни с советской, ни с немецкой стороны, это лишь миф кино и ряда авторов ура-патриотов или либерального толка. И против КВ, Т-34 у вермахта были методы борьбы, так и «Тигры», и «Пантеры» не тянули на роль «чудо-оружия», которое переломит ход войны. Были зенитки, корпусные орудия, авиация, мины, можно было их бить в борта противотанковой артиллерией – армии индустриальных стран имели широкий ассортимент для борьбы с «чудо-танками». К тому же их число было сравнительно невелико, и «перемолоть» их можно было без особого перенапряжения. Когда новых танков стало больше, уже были созданы более мощные противотанковые пушки, отработаны методы борьбы с новыми танками. Танки были всего лишь одним из инструментов войны, нельзя от них требовать радикального изменения на фронте. Это были хорошие машины, со своими «детскими болезнями», в итоге тридцатьчетверка стала лучшим танком Второй мировой войны, а «Пантера» лучшим танком вермахта. Противники были достойны друг друга, как и их оружие. Но советские люди были сильнее, их система превосходила нацистскую, их оружие было лучшим, поэтому и победили.

Всем привет! Далеко не секрет, что во время Второй мировой войны многие немецкие гражданские фирмы не только были задействованы в производстве бронетехники, но также и сами разрабатывали, наиболее ярко проявившие себя образцы военной техники. Сегодня расскажу о таких немецких фирмах, которые широко известны своей техникой и в наши дни. Перечисленные далее компании строили не только бронетехнику, но также принимали участи в разработке основных агрегатов боевой техники флота, артиллерии и авиации, но мы затронем только бронетехнику. И так, приступим.

Наверное, самая выделяющаяся немецкая фирма в годы Второй мировой войны. Еще бы, сталь, пушки, броня, танки, все для Вермахта. В цехах и бюро этой компании, а также частично в «Даймлер-Бенц», началась разработка первого серийного немецкого танка после Первой мировой войны, это был PzKpfw I под условным обозначением «Малый трактор», в целях обхода положений Версальского договора.

Позже, совместно с компанией «MAN» сотрудники фирмы «Крупп» разработали и танк PzKpfw II. Наиболее известными другими разработками фирмы «Крупп» являлись танки PzKpfw IV, самоходные установки StuG IV, также фирма приняла участие в проекте «Ягпантера», и разрабатывала танковые пушки. Помимо разработок, фирма «Крупп» в больших объемах занималась производством бронетехники, разработанной другими немецкими фирмами.

Daimler-Benz

Довольно масштабная и известная немецкая компания, также принимала активнейшее участие в разработках и производстве бронетехники германской армии. Проект легкого танка PzKpfw I был разделен между фирмами «Крупп» и «Даймлер-Бенц», последняя занималась разработкой частей подбашенной коробки и башни машины. Самой известной разработкой данной фирмы считается средний немецкий танк PzKpfw III, инженеры компании разработали эту машину в 1937 году, а уже выпускали ее подавляющее большинство немецких предприятий. Тесно связан с этим танком и "артштурм" StuG III, который фирма «Даймлер-Бенц» разработала в том же году. Кроме того, фирма принимала участие в создании танка «Пантера», речь идет о варианте машины VK.30.01 (DB), которая не пошла в серию.

В цехах фирмы производились многие другие образцы бронетехники, например, тяжелый трехосный бронеавтомобиль SdKfz 231, самоходная установка «Ягпантера», также, фирмой велась частичная разработка разведывательного танка «Рысь».

Известная во всем мире своими грузовиками и двигателями фирма в годы Второй мировой войны разработала не менее известный танк PzKpfw V «Пантера». Фирма выиграла в конкурентной борьбе с фирмой «Даймлер-Бенц» и их вариант машины VK.30.02 (MAN) был принят на вооружение Панцерваффе. Доработанные шасси танка «Пантеры» фирма поставляла в «Даймлер-Бенц», где происходила разработка, а затем и сборка самоходной установки «Ягпантера».

Проиграв Первую мировую войну, Германия по условиям Версальского мирного договора не имела права строить танки. У немецких конструкторов не было и опыта для создания гусеничных бронированных машин. Первые «Панцеры» (Panzer Kampfwagen) Pz.Kpfw I и II являлись лёгкими танками, их вооружение и бронирование было слабым, а проходимость оставалась на уровне гусеничного трактора. В отечественной литературе долгие годы не принято было называть немецкие танки «Панцерами». Обычно перед их порядковым номером ставили букву «Т» (танк). Для облегчения чтения в дальнейшем читатель будет встречать в тексте подобные названия.

Танк Т-I

В серийное производство первые «панцеры» запускались как сельскохозяйственные тракторы. Танк Т-I, вооружённый двумя пулемётами, считался учебной машиной

На первых германских танках готовили экипажи, отрабатывали тактику и стратегию использования танковых частей, учились воевать. К разработке боевых танков немцы приступили в середине 1930-х гг., после прихода к власти Гитлера. В те годы считалось, что главную ударную силу должны составлять два основных танка. Один — скоростной, с хорошей бронезащитой и лёгким вооружением. Ему предстояло прорывать оборону противника и развивать успех — это Т-III. Второй танк, Т-IV, не столь быстрый, но с более мощным орудием, должен поддерживать огнём действия первого. Военные потребовали, чтобы броня «тройки» смогла защищать экипаж от огня противотанковых ружей противника со всех направлений.

танк Т-III

В 1943 г. танк Т-III сняли с производства, а ходовая часть пригодилась для выпуска более мощных штурмовых орудий

На более тяжёлом Т-IV более толстую броню ставили в лобовой части, тонкую — по бортам и в корме. Экипаж состоял из пяти человек: командира, стрелка, заряжающего, механика-водителя, стрелка-радиста. В то время большинство лёгких и средних танков имели экипаж из 2-3 человек, и нагрузка на них была высокой. Командир, помимо выполнения прямых обязанностей, искал цели, наводил орудие, производил выстрел. Ему помогал заряжающий, а механик-водитель управлял боевой машиной. Увеличение численности экипажа на T-III и Т-IV позволило снизить нагрузку на танкистов.

Первоначально вооружение Т-III состояло из 37-мм пушки, потом её заменили 50-мм пушкой (для начала Второй мировой войны такой калибр считался достаточным). Но летом 1941 г. выявилась неспособность 50-мм пушки бороться с советскими танками Т-34 и КВ. Даже новейшая длинноствольная 50-мм пушка не могла пробить их лобовую броню. Поставить более мощную 75-мм пушку немцам так и не удалось. Запас «тройки» оказался исчерпан.

На Т-III немцы разместили двигатель в кормовой части корпуса, а коробку передач и ведущие колёса – в передней. Вал, передающий крутящий момент от двигателя к трансмиссии, проходил под полом боевого отделения, из-за чего танк получился высоким.

Главный танк вермахта

Накануне войны в германской армии задача огневой поддержки и уничтожения расчётов противотанковых орудий, дотов и прочих опорных пунктов противника возлагалась на средние танки Pz.Kpfw IV (Т-IV). Конструктивно «четвёрка» была подобна «тройке»: корпус со множеством люков и лючков, что было удобно для эксплуатации боевой машины. Двигатель стоял в корме, трансмиссия размещалась спереди, башня — в средней части. Но «четвёрка» была больше из-за установки более мощного 75-мм орудия. В те годы на поле боя не было целей, которые могли бы устоять под его огнём.

Т-IV

Т-IV был вооружён 75-мм короткоствольной пушкой, в боекомплект входили фугасные и осколочные снаряды. Их поражающая мощь была выше бронебойных 37- и 50-мм снарядов

Т-IV не должен был «лезть» на вражеские окопы. Эта задача возлагалась на более «шустрый» Т-III. «Четвёрка», медленно продвигаясь за «тройкой», выискивая важные цели и уничтожая их фугасными снарядами, обеспечивала надёжное огневое прикрытие Т-III. От огня противника «четвёрка» прикрывалась мощной лобовой бронёй, которая была толще, чем броня бортов и кормы. По сути, танк Т-IV в бою выполнял функции самоходного орудия.

Всё изменилось летом 1941 г. Гитлеровские танкисты испытали шок, видя, как их 75-мм снаряды словно горох отскакивают от брони советских боевых машин. Проблема восстановления паритета приобрела исключительную важность. Поскольку башенный погон «четвёрки» имел больший диаметр, чем погон «тройки» (танк был больше по размерам), то на боевую машину поставили мощную длинноствольную 75-мм пушку, снаряд которой пробивал 90-мм броню. Но бронирование «четвёрки» по меркам Восточного фронта было недостаточным. Ведь немецкие конструкторы сделали в борту башни танка дверцы, через которые танкисты загружали боезапас. Да и забираться в танк так было удобнее. Но любой вырез в броне ослабляет её защитные качества. А если снаряд попадёт в «дверцу», висящую на петлях, то тут добра не жди. Немцы об этом знали. Но они создавали Т-IV как танк огневой поддержки. Он должен был следовать за танком прорыва Т-III и уничтожать огнём мощной пушки противотанковые средства противника.

Т-IV образца 1943 г.

В бою Т-IV не мог подставить противнику борта, где находились люки-дверцы. Когда немцы сняли с производства Т-III, танк Т-IV стал основным танком вермахта. Для дополнительной защиты на борта корпуса и на башню Т-IV установили съёмные стальные 5-мм экраны. В это же время руководство Германии задумалось о прекращении выпуска Т-IV в пользу более мощной «Пантеры».

Специалисты сомневались в возможности массового производства сложных «Пантер», поэтому танк T-IV выпускался до конца Второй мировой войны, став самым массовым танком вермахта. Всего было построено 9,5 тыс. T-IV. размерам

«Пантера»

Сегодня никто не отрицает того факта, что германский тяжёлый танк Pz. Kpfw V «Пантера» был создан по образу и подобию советской «тридцатьчетвёрки». Достаточно посмотреть на форму их корпуса и башни. Уже в первые дни войны потрясённый мощью и неуязвимостью советских танков командующий бронетанковыми войсками Германии генерал Гейнц Гудериан потребовал от немецких конструкторов внимательно изучить танк Т-34 и немедленно начать его серийный выпуск в Германии. По предложению Гудериана была срочно создана специальная комиссия, которая занялась изучением трофейных русских танков. Комиссия подтвердила мнение Гудериана о выдающихся конструктивных особенностях Т-34. При этом она отметила, что русские сумели создать столь совершенные танки и дизельные двигатели к ним, что скопировать их на немецких заводах будет невозможно. Единственное, что оставалось немцам, это сделать хотя бы нечто похожее. Так начались работы над будущей «Пантерой».

Pz. Kpfw V

До конца войны немцы выпустили 6 тыс. «Пантер». Это был второй по массовости (после Т-IV) танк вермахта

В ходе проектирования нового танка немцы постарались оснастить его наиболее мощной пушкой из всех орудий, имеющих калибр 75 мм, и прикрыть непробиваемой бронёй, толщина которой почти вдвое превышала толщину брони танка Т-34 и доходила в лобовой части корпуса до 80 мм. В итоге получился не средний танк, каким его хотел видеть Гудериан, а самый настоящий, 45-тонный тяжёлый танк. Немцы считали «Пантеру» своим лучшим танком, а потому бросили все силы на развёртывание его массового производства.

В ходе боевых действий выяснилось, что для наступления «Пантера» не очень годится. Относительно маленький калибр её пушки не давал возможности разрушать мощные оборонительные сооружения противника. Слишком мало взрывчатки помещалось в 75-мм снаряде. Зато длинноствольная пушка «Пантеры» была хороша для стрельбы по вражеским танкам. Выпущенный из неё бронебойный снаряд, летящий с огромной скоростью, поражал в лоб танки типа Т-34 с двух километров.

200 первых «Пантер» участвовали в последней крупной наступательной операции вермахта 1943 г. на Курской дуге, после этого германская армия всё время отступала. Основными целями для «Пантер» до конца войны были лишь наступающие танки противника.

Pz. Kpfw V

Хорошие оптические приборы наблюдения и прицел позволяли поражать танки даже с очень большого расстояния

Самым известным германским тяжёлым танком, созданным в годы Второй мировой войны, был «Тигр». Он появился в начале 1942 г. в результате конкурса двух известных фирм – «Порше» и «Хеншель». Правда, конструкторы фирм «Хеншель» и «Порше» проектировали не танк в целом, а только ходовую часть и корпус. Башню разработала знаменитая оружейная фирма «Крупп».

танк тигр

Установка мощной и тяжёлой пушки, а также толстая броня резко увеличили массу танка «Тигр»: она превысила 50 т

Профессор Фердинанд Порше был настолько уверен в превосходстве своего проекта, что даже отдал распоряжение начать серийное производство тяжёлых танков. Но просчитался. Победила фирма «Хеншель», и именно её танк пошёл в производство под индексом Pz.Kpfw VI и персональным наименованием «Тигр». А 90 готовых шасси фирмы «Порше» впоследствии использовали при создании не менее знаменитого танка-истребителя «Фердинанд».

танк тигр

С Западного фронта пошла легенда союзников о немецком «Тигре» как о самом мощном и неуязвимом танке мира

Впервые в большом количестве «Тигры» вышли на поля сражений в 1943 г. на Курской дуге, где продемонстрировали свою мощь над нашими танками, вооружёнными 45- и 76-мм пушками. Превосходство «Тигров» над советскими боевыми машинами длилось недолго. В 1944 г. 100-мм броня уже не могла защитить немцев от снарядов новых советских танков ИС-2 и Т-34-85, а также мощных самоходных установок Су-100, ИСУ-122 и ИСУ-152. На Западном фронте, у союзников, танков, подобных ИС-2, не было. Американцы и англичане, впервые столкнувшись в боях с «Тиграми», были поражены их боевой мощью. Сами немцы так не считали и прекратили производство этих танков в августе 1944 г. Главной причиной было то, что советским новейшим тяжёлым танкам «Тигр» был уже не страшен. На замену «Тигру» пришёл «Королевский Тигр» или «Тигр II».

«Королевский Тигр»

Внешне «Тигр II» (его ещё называют «Королевским Тигром») разительно отличался от своего предшественника. В конфигурации «Королевского Тигра» ощущалось влияние Т-34 с его расположенными под наклоном бронелистами корпуса и башни. Однако размеры и масса «Королевского Тигра» были намного больше: советский Т-34 весил 32 т, а немецкий танк – 68! Это был самый тяжёлый серийный танк в мире. Но главное, на «Королевском Тигре» стояла ещё более мощная пушка. Лобовая броня «Королевского Тигра» была просто фантастической по тем временам – 150 мм в корпусе и 180 мм в башне!

Королевский Тигр

Даже днище корпуса «Королевского Тигра» имело 40-мм толщину – почти как лобовая броня Т-34 (на нашем танке толщина лобовой и бортовой брони была 45 мм). Борта нового танка были в два раза толще

В 1943 г., когда «Королевский Тигр» ещё создавался, на поле боя главным калибром танковых и противотанковых пушек был калибр 76 мм. Тогда броня «Королевского Тигра» казалась непробиваемой. Но на войне всё меняется очень быстро. И когда в 1944 г. «супертигры» пошли в бой, их было чем встретить: Т-34-85, ИС-2 и тяжёлые САУ били «Королевских Тигров» с таким же успехом, что и «Тигров» обычных. Так, попадания 122-мм снаряда танка ИС-2 не мог выдержать вообще ни один танк в мире. К примеру, башню «Королевского Тигра» такой снаряд пробивал насквозь чуть ли не с полутора километров. А тут у немцев начались новые проблемы.

Первый «Тигр» предназначался для наступления. «Тигр» второго поколения должен был решать оборонительные задачи – сдерживать наступление советских танков. Он был лучше защищён и вооружён, но менее подвижен.

К концу войны Германия потеряла базы, снабжавшие сталелитейную промышленность таким важным для производства брони элементом, как молибден. В результате этого броня для танков стала не такой прочной, как ранее. Но главным недостатком «Королевского Тигра» оказалась его большая масса. Эти танки практически невозможно было быстро перебросить с одного участка фронта на другой. К тому же этих чудо-танков было слишком мало (всего было построено менее 500 штук), и они не оказали никакого влияния на исход Второй мировой войны. Советские «тридцатьчетвёрки» и американские «Шерманы» в конце войны обычно применялись в больших количествах, им не составляло особого труда обойти и расстрелять противника с разных направлений. Тут немцам спасения не было. Известно немало примеров, как экипажи «Королевских Тигров», видя, что их обходят сбоку, бросали свои танки и спасались бегством вскоре после начала боя. Так несколько германских супертанков достались нашим войскам в качестве трофеев.

Королевский Тигр

Запас хода «Королевского Тигра» при полной заправке даже по шоссе не превышал 100 км, а специальных тягачей-трейлеров у немцев не было. Застрявший танк-гигант нельзя было сдвинуть с места

Читайте также: