Оружейник федоров конструктор русского калибра

Обновлено: 21.07.2024

Многим известно имя генераллейтенанта инженернотехнической службы Владимира Григорьевича Федорова (03.05.1874-19.09.1966) — крупного советского ученого и конструктора, основоположника отечественной школы автоматического стрелкового оружия, доктора технических наук, профессора (1940), Героя Труда (1928), автора многих научных трудов по истории, проектированию, производству и опыту боевого применения стрелкового оружия. Он работал в различных должностях на Ковровском пулемётном заводе с 1918 по 1931 год.

Им сконструированы первые отечественные винтовки калибра 7,62 мм (1912) и 6,5 мм (1913) под патрон собственной конструкции. В 1921 году Федоров создал при заводе и возглавил первое в стране проектноконструкторское бюро по автоматическому стрелковому оружию; с 1946 по 1953 годдействительный член Академии артиллерийских наук; научный руководитель выдающихся оружейников В.А. Дегтярева, ГС. Шпагина, С.Г. Симонова и многих, многих других (Нагаев Г. Русские оружейники.М., 1977; Владимир Григорьевич Федоров. К 100летию со дня рождения. Сб. статей. М, 1974; Владимир Григорьевич Федоров. 125 лет со дня рождения. Сб. статей. Ковров, 1999; Дынин. И. М. Творцы советского оружия. М., 1989. С. 353).

А вот литература о таком выдающемся конструктореоружейнике чрезвычайно скромна. Практически, о нем написана лишь повесть Г. Нагаева «Жизнь оружейника», да созданы два сборника статей к 120летию и 125летию со дня его рождения. Есть, правда, ряд статей и книг о В.А. Дегтяреве, Г.С. Шпагине, С.Г. Симонове, Ф.В. Токареве, в которых не могли не упомянуть В. Г. Федорова, но в них нет новых сведений о его жизни, по сравнению с книгой Г. Нагаева (Хохлов В.И. Старейший русский оружейник. //Красная звезда 1943.22 октября; Горяинов М.Ф. Развитие автоматического оружия. //Красная звезда. 1949. — 11 августа; Основоположник русской школы автоматического оружия. //Военный вестник 1948 № 2. С. 1217; Майн П.И. Выдающийся ученый оружейник. // Красная звезда. 1959. 16 мая; Охотников Н. С. Основоположник отечественной школы автоматического оружия. //Военноисторический журнал. 1961. № 12;).

Большой вклад в осмысление всего сделанного В. Г. Федоровым осуществлен авторами сборника статей, посвященного 125летию со дня рождения В. Г. Федорова (Владимир Григорьевич Федоров. 125 лет со дня рождения. ). В частности, ими отмечаются следующие ключевые итоги его деятельности:

1. На основании огромного статистического материала им доказано, что одной из важнейших сторон эволюции стрелкового оружия является постепенное, хотя и медленное уменьшение калибра.

2. Он доказал неизбежность введения на вооружение автоматического оружия в массовом масштабе.

3. Именно им была осуществлена разработка вопроса по стандартизации рабочих чертежей, исследованию зазоров и допусков при производстве автоматического оружия, составлению рабочих чертежей и технических условий для серийного производства стрелкового оружия. Базируясь на этом, именно В.Г. Федоровым было создано первое в практике разработки стрелкового оружия конструкторское бюро в Коврове.

4. Исключительной заслугой В.Г. Федорова является создание классификации типов автоматического оружия.

Не пересказывая биографию Владимира Григорьевича, остановимся на нескольких оставшихся в стороне до настоящего времени важных фактах его непростой судьбы, «причесанной» и «прилизанной» в официальной литературе.

Начнем с того, что еще в дореволюционное время предложение В.Г. Федорова о выпуске автоматического оружия натолкнулось на непонимание его идей высшим начальством. Сам Николай II, случайно оказавшись на лекции в Михайловском артиллерийском училище, назвал автомат оружием неперспективным. Однако, учитывая выдающиеся достижения Федорова в деле проектирования и создания автоматического оружия, в 1916 году ему было присвоено звание генералмайора.

К революции В.Г. Федоров отнесся спокойно. О себе почти не тревожился, успокаивал домашних, которые волновались за его судьбу. Считал, что его, нестроевого офицера, занимающегося техническими вопросами, пишущего книги, создающего оружие, новая власть ни в чем обвинить не может (Дынин И.М. Творцы советского оружия. М., 1989. С. 18).

Так оно в начале и оказалось. Более того, в 1918 году решением Совета Обороны Федоров и вместе с ним В.А. Дегтярев были направлены из Сестрорецка в Ковров для возрождения пулеметного завода и налаживания на нем производства автоматов Федорова. И, несмотря на, казалось бы, полную безнадежность ситуации в Коврове, В.Г Федоров сумел наладить разработку, отладку и производство новых видов автоматического стрелкового вооружения. Но какими бы ни были успехи и достижения, над В.Г. Федоровым постоянно висела тень царского генерала, и об этом ему постоянно напоминали.

В.Г. Федоров


В.Г. Федоров

10 июля 1919 года на Ковровском пулеметном заводе вспыхнул пожар, пострадала часть металлорежущих станков и помещений. Вечером Федоров был арестован, по подозрению в умышленном поджоге как бывший царский генерал. Правда, по поручительству группы рабочихбольшевиков он вскоре был освобожден.

После этого пожара на заводе работал ряд комиссий по расследованию причин и последствий пожара. И в это же время завод был передан в ведение Центрального управления артиллерийскими заводами (ЦПАЗ). Было создано правление завода, председателем которого назначили слесарябольшевика А.М. Бу рухина, а В. Г Федоров стал членом правления и техническим директором.

А уже 13 июля 1921 года постановлением ЦПАЗа заводское правление распустили, и на заводе установилось единоначалие. От руководства В.Г. Федоров был отстранен и назначен главным консультантом завода.

Но творческую работу он продолжил. Им была выдвинута идея максимальной унификации автоматического оружия и необходимости образования для этого первого в практике создания стрелкового оружия конструкторского бюро, которое и было создано при заводе в 1921 году. В нем под руководством В.Г. Федорова были разработаны многие образцы стрелкового оружия, а главное воспитана целая плеяда известных конструкторов: В.А. Дегтярев, Г.С. Шпагин, С.Г. Симонов, П.М. Горюнов и другие.

До 1925 года В.Г. Федоров боролся за принятие на вооружение своих собственных разработок. И на это можно было надеяться, так как Федорова поддерживал нарком по военным и морским делам М.В. Фрунзе, который неоднократно вызывал его и В.А. Дегтярева в Москву по вопросам создания нового вооружения. Но вот после смерти М.В. Фрунзе в 1925 году к сменившему его К.Е. Ворошилову уже стал вызываться только один В. А. Дегтярев, хотя В.Г. Федоров оставался руководителем всех работ. Это и понятно: слесарю К.Е. Ворошилову ближе был слесарь, а не бывший царский генерал, против присутствия в Красной Армии, которых Ворошилов всегда яростно выступал, начиная с обороны Царицына.

В 1928 году винтовка В.Г. Федорова была снята с вооружения, а в 1931 году ее конструктора отозвали в Москву. В некоторых источниках о нем написано, что для работы в центральном аппарате Орудийнооружейнопулеметного объединения ВСНХ, а в других для научной работы. На самом деле никакой штатной должности он не получил. Поселился натихой окраине Москвы, неподалеку от центрального аэродрома, где сейчас метро «Сокол», и привлекался к работам лишь на общественных началах в качестве консультанта или члена комиссии по различным вопросам. Иногда читал лекции опять же на общественных началах. В таких условиях ему оставалось лишь одно заниматься историей создания огнестрельного оружия в России.

В чем же была причина отзыва В.Г. Федорова в Москву? Думается, в следующем. В мае июле 1928 года в Москве состоялся судебный процесс группы инженеров и техников, обвиняемых во вредительской деятельности в Донбассе («Шах тинское» дело). В конце 1930 года опять же в Москве шел судебный процесс группы инженернотехнической интеллигенции, обвиняемой в создании антисоветской подпольной организации (промпартии), ведущей вредительскую работу в промышленности и на транспорте. В это же время на Ковровский экскаваторный завод приехали около трех десятков осужденных членов промпартии, среди которых был ученыйметаллурге мировым именем, профессор Н.Ф. Черновский. Как вспоминает бывший главный инженер ОКСа экскаваторного завода Александр Сергеевич Некрасов: «Этот народ разбудил Ковров: расцвел, захиревший было драмтеатр, вечером собирался в столовой железнодорожных мастерских, где на кухне царил повар великого князя Лихтенбергского».

В этих условиях, естественно, по мнению больших и малых вождей, за бывшим царским генералом нужен был глаз да глаз, тем более что он уже вырастил себе замену из рабочих. Федорова попросту «ссылают» в Москву, подальше от оружейного завода. Некоторые авторы ссылаются на престарелый возраст Федорова, но в 1931 году ему было всего 58 лет, а это возраст расцвета творческих сил практически любого выдающегося ученого.

Эту версию усиливает и факт биографии другого выдающегося конструктора создателя первого советского электрического трактора, Рудольфа Денисовича Грюнберга, который работал на Ковровском экскаваторном заводе с 1928 по 1931 год в должностях: главный инженер, помощник директора по технической части, инженер бюро технического планирования, инженер опытных работ. А в апреле 1932 года его «перевели» на работу в Пашино Московской области, где его и настигла волна сталинских репрессий.

Перед самой второй мировой войной, а он понимал ее близость, В.Г. Федоров выдвинул целый ряд предложений по повышению обороноспособности страны, но ни одно из них не было принято Главным артиллерийским управлением, возглавлявшимся маршалом Г.И. Куликом. Это и понятно, ведь тогдашние его руководители выступали против автоматов, противотанковых ружей, пушек семьдесят шестого калибра, которые в будущей войне сыграют большое значение. «В таких условиях легче отыскать истоки древней реки Каялы, нежели обнаружить смысл в мозгах наших головотяпов», заявлял В.Г. Федоров и занимался этим поиском. Об этом, в частности, написал В. Пикуль в своем романе «Честь имею». Читатель может улыбнуться тому, что серьезный разговор ведется со ссылкой на литературнохудЪжественное произведение. Но, вопервых, в этом произведении приводится много серьезных исторических справок. Вовторых, в качестве героя романа В. Пикуль выводит подлинного офицера генштаба «с лицом Наполеона», о котором В.Г. Федоров вспоминал в своих мемуарах «В поисках оружия». Втретьих, в образах русских офицеров можно увидеть черты самого В.Г. Федорова и его сослуживцев.

Кстати, занимаясь вопросами истории огнестрельного оружия, он создал труды, привлекшие внимание историков всего мира. В них он еще и еще раз продемонстрировал тщательность и скрупулезность в своих исследованиях, сделав подлинно исторические открытия. Так, он установил, что время появления артиллерии на Руси относится к 1382 году, а не к 1389, а вопрос авторства «Слова о полку Игореве» довел до такого уровня, что продолжение исследования этого вопроса взял на себя историк, академик Б.А. Рыбаков.

Интересно обратить внимание на тот факт, что многие исторические работы Федорова критиковались за то, что он не отражал в них «слабость» царской России и «ничтожность» ее руководства. А вот здесь еще раз и прослеживается объективность Федорова как ученого.

Несмотря на все встречаемые трудности, почти до самой смерти В.Г. Федоров боролся да, да, именно боролся, за внедрение новых эффективных предложений по стрелковому вооружению. О трагической судьбе одного из них хорошо рассказал профессор КГТА М.А. Тарасов в одной из своих статей в сборнике, посвященном 125летию со дня рождения В.Г. Федорова. Создав свои первые автоматы еще в 1909 году, Федоров понял, что основной причиной малой боевой эффективности автомата является слишком большой калибр патрона, 7,62 мм. В 1954—1958 годах он предпринял последнюю попытку убедить руководство ГАУ в необходимости уменьшения калибра до 6,5 мм, но вместо взаимопонимания ГАУ опять обвинило Федорова в нанесении его предложением «ущерба Советской Армии». Драматизм положения Федорова как ученого и гражданина выражен в одном из его писем в 1954 году: «Не может этого быть, чтобы не требовался более мощный патрон, а не такой, который имеется. А такой объект наивыгоднейшим образам можно создать лишь при уменьшенном калибре. А этой вещи не хотят уяснить или по полному незнанию, или по упрямству и по всем методам своей работы. Ни одного возражения на все подробнейшие и документально обоснованные и подтвержденные другими специалистами доказательства моей работы! Полное игнорирование с 1943 года!».

Хочется отметить еще одну черту этого человека благородство. Его потихоньку забывали, а он пользовался малейшей возможностью, чтобы сказать доброе слово о своих учителях и учениках. В статье «Тридцать лет самоотверженного труда» (Красная звезда 1940. 30 октября) он написал о Ф.В. Токареве; в работе «Конструктор ППШ» (Техника молодежи. 1944. № 23. С. 1820) — о ПС Шпагине; в статьях «Талантливый русский оружейник» (Казахстанская правда. 1949. 5 мая) и «Изобретатель русской винтовки» (Красная звезда. 1949. 27 апреля) — о СИ. Мосине и т. д.

Как уже отмечалось выше, за выдающиеся заслуги В.Г. Федорова в 1940 году ему, как и его ученику В.А. Дегтяреву, без защиты диссертации в один и тот же день, в одном и том же Ученом совете Артиллерийской академии им. Ф.Э. Дзержинского была присуждена ученая степень доктора технических наук. Но, думается, Федорову степень была присуждена только потому, что это нужно было сделать для Дегтярева, а в этом случае обойти учителя — как бы не совсем этично, хотя В.Г. Федорову за его научные труды можно было присудить степень значительно раньше. Наверное, ученики не раз предлагали включить В.Г. Федорова в авторские коллективы, но ведь хорошо известно, как и кто их формировал. Выдающийся, образованнейший, интеллигентный человек, с собственным мнением, бывший царский генерал, любивший даже в обычный рабочий день надеть белоснежную сорочку и галстукбабочку, всегда был чужим для советского общества того времени.

В отечественную историю конструктор-оружейник Владимир Григорьевич Фёдоров вошел как создатель первого в истории автомата. Первоначально оружие под патрон калибра 6,5-мм называлось «ружье-пулемет», привычное всем нам слово «автомат» появилось позднее. На фронте новое оружие оказалось в декабре 1916 года, но было выпущено очень ограниченной серией. Серийный выпуск нового оружия начался уже после завершения Первой мировой войны. Всего до 1924 года было произведено примерно 3400 автоматов Фёдорова. Изначально для своей модели автоматического оружия конструктор собирался использовать собственный патрон калибра 6,5 мм, но уже в ходе войны с целью быстрейшего запуска автомата в производство выбор был сделан в пользу японского патрона 6,5х50 мм Арисака.


Появление 6,5-мм боеприпасов

XX век русская армия встречала со знаменитой трехлинейкой системы Мосина образца 1891 года. Вошедшее в массовый обиход название «трехлинейка» прямо отсылало к калибру данного оружия, который равнялся трем линиям. Линия – устаревшая мера длины, которая составляла 0,1 дюйма или 2,54 мм, а калибр винтовки Мосина составлял соответственно 7,62-мм. На тот момент основным боеприпасом для стрелкового оружия русской императорской армии был патрон 7,62х54 мм R. Сама винтовка, как и патрон к ней, были вполне современным оружием, сопоставимым по возможностям с лучшими иностранными аналогами. Судьба уготовила винтовке Мосина долгую жизнь, она была основным оружием русского пехотинца и в Первую, и во Вторую мировую войну, а всего таких винтовок было выпущено примерно 37 миллионов штук.

Несмотря на то, что патрон калибра 7,62 мм удовлетворял русских военных, поиски альтернативных боеприпасов велись всегда. Молодые офицеры ГАУ, среди которых был и выдающийся в будущем российский и советский конструктор Владимир Фёдоров, следили за новинками оружейного мира и современными тенденциями. Мимо них не прошел факт появления уже в конце XIX века нового патрона калибра 6,5-мм. Первыми подобный боеприпас приняли на вооружение итальянцы. Речь идет о патроне 6,5×52 мм Mannlicher-Carcano, к одноименной винтовке Манлихер-Каркано, печально прославившейся на весь мир после выстрелов в Далласе 22 ноября 1963 года. Считается, что именно из карабина Mannlicher-Carcano M91/38 калибра 6,5-мм Ли Харви Освальд застрелил американского президента Джона Кеннеди. Вслед за Италией к новому патрону обратились и скандинавские страны. В Швеции и Норвегии спустя несколько лет появился патрон 6,5×55 мм Swedish Mauser. За скандинавами на новый патрон обратили внимание греки и румыны, которые также перешли на 6,5×52 мм Mannlicher-Carcano.


В то же время наибольшую связь с Россией имел 6,5-мм патрон 6,5×50 SR, или Арисака, принятый на вооружение Японской императорской армией в 1897 году. Русские войска столкнулись с новым для них калибром в годы Русско-Японской войны 1904-1905 годов, а уже в годы Первой мировой войны царское правительство заключило с японцами контракт на поставку винтовок и карабинов Арисака и патронов к ним. Это было сделано по причине нехватки собственного стрелкового оружия. Винтовки и карабины Арисака активно использовались на флоте, на Кавказском и Северном фронтах. При этом к ним было закуплено более 780 миллионов патронов. Также производство подобных патронов было начато в Петербурге, где Петербургский патронный завод ежемесячно производил до 200 тысяч таких боеприпасов.

Обладают ли патроны калибра 6,5-мм достаточной убойной силой?

Переход к новому калибру, который по отношению ко всем распространенным на тот момент патронам и стрелковым системам являлся уменьшенным, считался достаточно очевидным. Боеприпасы калибра 6,5 мм отличались лучшей баллистикой, которая проявлялась даже при использовании тупоконечных пуль того временного периода. Помимо этого были и другие очень важные преимущества: уменьшение веса носимого бойцом боекомплект и лучшая приспособленность боеприпасов уменьшенного калибра для использования с автоматическим оружием, которое начинало все громче заявлять о себе. Единственным вопросом, который вызывал споры и сомнения у военных, являлся вопрос достаточной убойности новых патронов.

6,5-мм патрон Фёдорова

Данные выводы, которые сформулировал Фёдоров, в 1911 году были подтверждены на испытаниях боеприпасов нового калибра в России. В том году в нашей стране испытывались 6-мм, 6,5-мм и 7-мм патроны. Для оценки убойной силы новых боеприпасов стрельба велась как по лошадиным тушам и человеческим телам, так и по доскам, кирпичной кладке и т.д. Проведенные испытания показали, что 6,5-мм и 7-мм патроны обладают достаточной убойной силой, при этом существенной разницы между ними не наблюдалось, а вот 6-мм патрон комиссия ГАУ забраковала.

6,5-мм патрон Фёдорова

Владимир Григорьевич Фёдоров окончил в 1900 году Михайловскую артиллерийскую академию и практически сразу же был назначен на службу в Артиллерийский комитет ГАУ. Молодой инженер-конструктор много работал над изучением особенностей использования новых боеприпасов разных стран. Во время разработки и принятия на вооружение модернизированного патрона 7,62х54 мм с легкой пулей молодой конструктор представил собственную концепцию нового винтовочного боеприпаса калибра 6,5 мм. Новый патрон уменьшенной мощности отличался перспективной конструкцией и должен был идеально подойти для ведения огня из автоматического оружия. На создание боеприпаса подобного калибра Фёдорова во многом вдохновил именно опыт Русско-японской войны и использования японцами патрона 6,5х50 мм.


Уже в 1911 году Владимир Фёдоров представил свою 5-зарядную автоматическую винтовку под обычный патрон 7,62х54 мм (в современной терминологии – самозарядную винтовку). В 1912 году новое оружие прошло стадию испытаний на полигоне, а артиллерийский комитет решился на закупку партии новых винтовок. Одновременно с этим конструктор работал над созданием полноценного автомата под патрон 6,5 мм собственной разработки. Созданный Фёдоровым патрон должен был быть мощнее, чем японский боеприпас – 6,5х57 мм. Специально для него планировалось производить три типа остроконечных пуль: две со свинцовым сердечником (длина 31,37 мм и 32,13 мм соответственно) и бронебойную пулю с сердечником из вольфрама (длина 30,56 мм). Масса патрона составляла примерно 21 грамм.

Сконструированный Владимиром Фёдоровым патрон обладал гильзой бутылочной формы и не имел выступающей закраины, сама гильза была достаточно длинной (57,1 мм) и изготавливалась из латуни. По форме и конструкции гильзы патрон был аналогичен немецкому патрону калибра 7,92х57 мм (Маузер). Основным преимуществом патрона уменьшенной мощности и калибра было снижение отдачи при стрельбе, что делало боеприпас более удобным при использовании в автоматическом оружии, в частности автоматической винтовке, над которой работал конструктор (по сравнению с обыкновенными винтовочными патронами тех лет). По сути, Владимир Фёдоров сразу создавал систему – «оружие-патрон». Взяв за основу гильзу бутылочной формы без выступающей закраины, конструктор обеспечивал себе задел по созданию упрощенной системы подачи патронов и экстракции стреляных гильз, а также вместительных магазинов, которые уже в 1920-е годы были доведены до 25 патронов.

Работы, которые Фёдоров начал в 1910-е годы, предвосхитили появление в будущем промежуточного патрона для автоматического оружия и были первым шагом в этом направлении. Созданный Фёдоровым автомат и патрон к нему вышли на испытания в 1913 году за год до начала Первой мировой войны. Как отмечает оружейный историк Андрей Уланов, при нормальных условиях настрел на испытаниях составил 3200 патронов, за все время испытаний было отмечено 1,18 процента задержек, для того периода времени и этапа испытаний это признавалось хорошим результатом. Сам конструктор писал, что работы по новому патрону признавались ценными и важными, а предварительные испытания автомата и патрона к нему оказались настолько благоприятными, что по разработанным Фёдоровым чертежам для проведения дальнейших испытаний планировалось изготовить сразу 200 тысяч патронов для всесторонней проверки нового боеприпаса.


К сожалению, доработке автомата и патрона к нему помешала начавшаяся в 1914 году Первая мировая война. Военное время уже не позволяло экспериментировать и доводить оружие, опытные работы на заводах были остановлены. При этом Российская империя столкнулась с серьезной нехваткой обычных винтовок и патронов к ним, что послужило причиной закупок соответствующей продукции за границей. Именно по этой причине в 1916 году Владимир Фёдоров переделал свой автомат под японский патрон 6,5х50 мм Арисака, патронов данного типа в России в тот момент имелось уже достаточное количество.

Конструктор стрелкового оружия, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда Фёдор Васильевич Токарев.

Про пистолет ТТ, он же «Тула-Токарев», слышали даже те, кто не интересуется оружием. В 1990-х годах ТТ, созданный некогда для армейских нужд, стал излюбленным оружием киллеров. Вряд ли создатель легендарного пистолета обрадовался бы такой судьбе своего детища.

Об оружейном конструкторе Фёдоре Васильевиче Токареве знают куда меньше, чем о его пистолете. Он никогда не стремился к славе и популярности, предпочитая как можно больше времени уделять работе.

Фёдор Токарев родился 14 июня (по новому стилю) 1871 года в станице Егорлыкской области Войска Донского в семье казака. В детстве был Федя замкнутым и тихим, и играм со сверстниками он предпочитал общество местного кузнечных дел мастера, в кузнице которого и проводил целые дни.

Уже в 7 лет, к немалому удивлению взрослых, Федя самостоятельно сделал из дерева и жести маленький плуг. К 11 годам он с лёгкостью выполнял работу, которая под силу только зрелому мастеру.

Есаул 29-го Донского казачьего полка Ф. В. Токарев

Когда его, уже состоявшегося конструктора, спрашивали, как он стал оружейником, Токарев пожимал плечами: «По-моему, это произошло случайно. В детстве я столкнулся с одним оружейником и очень увлёкся его работой». Действительно, однажды в кузнице, где работал Фёдор, оказался оружейник с тульского завода. Его рассказ о профессии увлёк юношу.

Автоматическую винтовку закончить помешали война и революция

В 16 лет он поступает в Новочеркасскую военно-ремесленную школу, по окончании которой в 1891 году был направлен в 12-й казачий полк в должности оружейного мастера. Затем было Новочеркасское казачье училище, а также курс Офицерской стрелковой школы в Ораниенбауме.

В Ораниенбауме шла работа над созданием новых образцов стрелкового оружия, и здесь Токарев задумался над разработкой для русской армии автоматической винтовки. Оружия подобного типа в России не производилось, и начинающий конструктор предложил свой вариант, созданный за счёт переделки винтовки Мосина — знаменитой «трёхлинейки».

Комиссия сочла идею Токарева «правильной и заслуживающей внимания». В 1908 году выпускник Офицерской стрелковой школы был прикомандирован к Сестрорецкому оружейному заводу для изготовления по его образцу нового экземпляра автоматической винтовки.

Солдаты с «адским косильщиком», как назвали пулемёты Хайрема Максима в Первую мировую войну.

Работа над автоматической винтовкой шла в течение шести лет. За это время Токарев не только довёл до рабочего состояния первый вариант винтовки, но и разработал ещё два улучшенных варианта конструкции. 12 автоматических винтовок Токарева в самом совершенном варианте конструкции были готовы к сборке и отладке, когда началась Первая мировая война.

Токарев был назначен командовать сотней 29-го Донского казачьего полка. На фронте он провёл полтора года, был удостоен пяти наград, а в январе 1916-го, будучи в звании есаула, вновь был отозван в распоряжение начальника Сестрорецкого оружейного завода и назначен заведовать отделом поверки и сборки заводских изделий. Одновременно ему было поручено руководство сборкой тех 12 автоматических винтовок его системы, оставшихся незаконченными в 1914 году.

РККА требует оружия

Работу закончить ему так и не удалось, помешали революция и Гражданская война. Сын Токарева служил в Красной армии, да и сам конструктор оказался на стороне большевиков. Летом 1919 года он получил назначение в Ижевск, на оружейный завод, для восстановления производства.

Летом 1921 года Фёдора Токарева перевели на Тульский оружейный завод, где он смог вернуться к главной работе — конструированию оружия.

Токарев, создавая новые образцы, почти не пользовался чертежами, работал по памяти, сам вытачивал необходимые детали.

Пулемёт Максима образца 1910/30 года.

Автоматическую винтовку снова пришлось отложить в сторону. Красной армии был необходим ручной пулемёт, который уже был на вооружении других европейских армий. На базе пулемёта Максима, внеся в него серьёзные изменения, заменив водяное охлаждение воздушным, а колёсный станок — лёгкими сошками, Токарев создал ручной пулемёт Максима-Токарева, который был принят на вооружение в 1925 году.

В 1926 году конструктор разработал новый вариант пулемёта Максима для применения в авиации, заменивший пулемёт Виккерса.

В 1927 году разработал первый отечественный пистолет-пулемёт под револьверный патрон — (пистолет-пулемёт Токарева).

В 1920–1930-х годах Фёдор Токарев практически ежегодно представлял какую-либо оружейную новинку. Не все из них выдержали конкурентную борьбу и были запущены в серию.

Федор Токарев с сыном у ручного пулемета «Максим-Токарев» МТ.

Как родилась легенда

В конце 1920-х годов военное командование Красной армии поставило перед оружейниками задачу создания первого советского армейского самозарядного пистолета. Он должен был заменить наган и несколько моделей револьверов и пистолетов иностранного производства.

Конкурс был объявлен в 1929 году. В нём участвовали ведущие оружейники страны.

«Короткий свист, и повернувшийся пулемётчик с напарником получили меж глаз по пуле из АПС», — С. Козлов «Спецназ ГРУ. 50 лет истории, 20 лет войны».

Токарев, работая над своим вариантом, обратил внимание на пистолет платформы 1911, созданный Джоном Браунингом для заводов Colt. Отметив его чрезвычайно удачную систему запирания затвора и несколько упростив, он применил в ТТ не только эту систему, но и всю компоновочную схему. Схема Браунинга по сей день считается самой удачной и используется во множестве современных пистолетов. Применив схему Браунинга для патрона 7,62×25 (в американском оригинале был гораздо более крупный калибр .45 ACP), Токареву удалось создать необычно мощный и компактный пистолет. Испытания выявили превосходство пистолета Токарева над многими другими по массе, габаритам и стрелковым характеристикам в различных условиях эксплуатации.

В 1930 году пистолет ТТ был принят на вооружение. В течение последующих лет конструктор несколько раз модернизировал его.

«Тула-Токарев» оказался чрезвычайной удачной моделью, которую называют лучшим оружием подобного типа во Второй мировой войне. Его производство в СССР продолжалось до 1952 года, а всего только в нашей стране было выпущено около 1,7 млн штук.

На базе ТТ за прошедшие десятилетия было выпущено огромное количество различных видов спортивного, травматического и сигнального оружия.

Пистолет-пулемёт системы Федора Васильевича Токарева образца 1931 года из фондов Центрального музея Вооруженных Сил СССР.

Тридцать лет спустя

Самозарядные и автоматические винтовки Токарева (СВТ-38, СВТ-40, и АВТ-40) были созданы конструктором накануне Великой Отечественной войны. На создание образцов оружия, над которым Токарев начинал работать ещё в Ораниенбауме, потребовалось тридцать лет.

Пистолет Макарова.

В отличие от ТТ, винтовки Токарева довольно быстро стали уступать место новым образцам оружия. Стремясь не отставать от времени, конструктор в октябре 1943 года начал работу над автоматом на базе винтовки АВТ-40.

Автомат Токарева (АТ-44) был представлен для полигонных испытаний в мае 1944 года. Однако их результаты военных не устроили. После доработки новый образец был представлен в декабре 1944 года, но АТ уступал конкурентам, и его дальнейшая доработка была признана нецелесообразной.

Конструктору было уже за 70 лет, за плечами была огромная жизнь, к царским наградам прибавились и советские: звание Героя Социалистического Труда, ордена Ленина и Трудового Красного Знамени, Сталинская премия первой степени за разработку конструкции нового типа стрелкового вооружения.

Наступало время нового поколения оружейников, продолживших дело Токарева.

Карабин системы Федора Васильевича Токарева образца 1935 года из фондов Центрального музея Вооруженных Сил СССР.

На пенсии конструктор оружия создал фотоаппарат

Уже после войны, отойдя от работ, связанных с созданием оружия, он увлёкся фотографией и создал оригинальный фотоаппарат для панорамной съёмки ФТ-1, который в 1948–1949 годах выпускался на заводе в Красногорске.

Конструктор за пулемётом образца 1918 г.

Фёдору Токареву была суждена долгая жизнь. Он умер в 1968 году, всего за неделю до своего 97-летия. По завещанию оружейника, его похоронили в Туле на Всехсвятском кладбище.

Мы мельком упоминали о сыне оружейника, в годы Гражданской войны воевавшем в Красной армии. Николай Фёдорович Токарев продолжил дело отца, многие годы проработав оружейником на заводе в Туле. Токарев-младший создавал установки для зенитных орудий и пулемётов, широко применявшиеся в годы Великой Отечественной войны, а в послевоенный период занимался крупнокалиберным вооружением для бронемашин.

Токарев с сыном Николаем у ручного пулемета системы Максима-Токарева образца 1925 г.

Оружейник Федор Токарев прожил долгую жизнь — 96 лет. Как ни странно, на конструирование стрелкового оружия пришлось не так много — всего четверть века. За это время на вооружение было поставлено 2 образца его оружия, и вот это уже — очень много.

Есаул молоденький

Федор Васильевич родился 14 июня 1871 г. в станице Мечётинская Черкасского округа области Войска Донского. Закончил оружейное отделение Новочеркасской Военно-ремесленной школы. Образования ему всю жизнь не хватало, и он это понимал. «На сравнение с генералом Мосиным я не мог претендовать, — писал он уже в зрелые годы. — Мосин окончил Артиллерийскую Академию. Ему работали мастера, а я работал своими руками».

Кстати, именно с попытки заставить трехлинейную винтовку Мосина стрелять без передергивания затвора началось восхождение Федорова на оружейные высоты.

Есаул 29-го Донского казачьего полка Фёдор Токарев.

Во времена Российской империи Федор Васильевич, несмотря на его глубоко гражданский внешний вид, немало прослужил в войсках на строевой службе, повоевал в Первую мировую войну командиром в первой линии, — среди оружейников это большая редкость. До революции дослужился до есаула (казачье звание, соответствующее майору в пехоте), был дважды ранен, получил 5 орденов. Несмотря на «золотые погоны», Токареву удалось ужиться с большевиками. В 1920 г. его, правда, чуть не расстреляли, но потом все пошло как по оружейному маслу. Он был по заслугам востребован и обласкан властью.


Тэтэшник и Светка

Из всех разработок Фёдора Токарева наиболее известны две: пистолет ТТ и СВТ, самозарядная винтовка Токарева. ТТ был хорошим, но не выдающимся пистолетом под мощный патрон. Только в СССР выпустили почти 2 миллиона «тэтэшников». СВТ, напротив, была потенциально прекрасной винтовкой со сложной судьбой. Накануне Великой Отечественной войны в стрелковой дивизии РККА полагалось иметь 3307 самозарядных винтовок. В приграничных округах СВТ была весьма распространена. У подготовленных стрелков обращение со «Светкой», как ее называли в войсках, особых проблем в мирное время не возникало. А вот когда началась война и были призваны резервисты, рекламации посыпались как из мешка. Солдаты жаловались на капризность винтовки, необходимость частой чистки и смазки, сложность устройства.

Что ж, все так. Вот только самозарядные винтовки во Второй мировой войне «не пошли» в армиях почти всех воюющих стран. Только американцы, с детства помешанные на оружии, не отказались от своей М1 Гаранд. Кстати, в СССР СВТ снята с вооружения не была. Снайперы и морская пехота провоевали с ней до Победы.

Боец с винтовкой Токарева.

. И уехал в Златоуст

Токарев был в СССР крайне популярен. Но и у него нашлись недоброжелатели. Один из них — тульский оружейник Владимир Николаевич Полюбин, близко знакомый с семьей Токаревых. По словам Полюбина, после СВТ Токарев как конструктор не изобрел ничего путного, кроме разве что фотоаппарата. Его модель даже производилась на Красногорском механическом заводе с 1958 по 1965 г. Зато много занимался, выражаясь современным языком, «самопиаром».

«Федор Васильевич, — писал Полюбин в книге, „Жизнь и приключения тульского конструктора“, изданной после его смерти тиражом 200 экземпляров, — еще в Туле часто ходил в нашу фотографию с различными просьбами. Обычно это были просьбы о пересъемке газетных статей о нем, указов о его награждении, орденов и пр. материалов, прославляющих Федора Васильевича».

О человеческих качествах знаменитого оружейника Полюбин придерживался невысокого мнения.

«Когда Туле стала угрожать опасность немецкого вторжения, в августе 1941 года, еще за два месяца до общей эвакуации, Федор Васильевич выхлопотал себе специальный вагон-пульман, погрузил в него абсолютно все вещи и уехал в Златоуст с внучкой Шурой, Ириной (женой — АиФ.) и детьми.

Федор Васильевич имел группу рабочих — человек шесть-семь. Никого из них старик не взял с собой, хотя в вагоне было места предостаточно. Все его работники были этим очень обижены. Когда наше бюро уехало в Златоуст, то оставшиеся в Туле токаревские рабочие сняли со стены его портрет, растоптали его ногами и нагадили на него. Так они отомстили ему».

Конструктор стрелкового оружия, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда Фёдор Васильевич Токарев.

«И припудрился»

Последние годы своей жизни Токарев провел в столице. В Москве у него была прекрасная квартира на Большой Полянке. Много времени он отдавал написанию мемуаров, которые до сих пор полностью не изданы. У этой, последней, работы оружейника загадочная судьба.

26 июня 2019 г. на аукционе, который проходил в Москве, за 6,5 миллионов рублей была продана часть архива Токарева. Имя покупателя осталось в тайне, как и то, кому сейчас принадлежат 8 томов его машинописных мемуаров. Перед тем как пустить архив с молотка, аукционисты приоткрыли завесу тайны — кое-что из текста воспоминаний оружейника просочилось в печать.

В опубликованных фрагментах Токарев предстает человеком весьма противоречивым. Вот в 1951 г. он, Герой Соцтруда и Лауреат Сталинской премии первой степени, жалуется на недостаток внимания со стороны государства: «Ни одна газета о моем 80-летии не обмолвилась. Понятно, что обстоятельства времени так требуют. Мы стоим за мир и поощряем мирный труд, а моя профессия была направлена на помощь Армии».

А через несколько страниц общение со своим биографом Германом Нагаевым Токарев описывает с прекрасным чувством юмора и самоиронией: «Часа в 4 пришел Нагаев. Я ему показывал и замечания, перечеркивания и вычеркивания. Говорил резко, что эта их литературная отсебятина она искажает смысл написанного. С. 176. По тексту: «Конструктор прикрепил новые награды и подошел к зеркалу». Ф. Токарев: «И наверно припудрился?»

Facebook Если у вас не работает этот способ авторизации, сконвертируйте свой аккаунт по ссылке ВКонтакте Google RAMBLER&Co ID

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Новые записи
  • livejournal — Владимир Фёдоров - изобретатель первого в мире автомат [+0]
  • livejournal — Владимир Фёдоров - изобретатель первого в мире автомат [+0]
  • livejournal — Владимир Фёдоров - изобретатель первого в мире автомат [+0]
  • livejournal — Владимир Фёдоров - изобретатель первого в мире автомат [+0]


Владимир Григорьевич Фёдоров (1874-1966) , русский конструктор оружия, родился в Петербурге в семье смотрителя Училища правоведения. По окончании гимназии поступил в Михайловское артиллерийское училище. После выпуска из него в 1895 г. служил командиром взвода в 1-й Гвардейской артиллерийской бригаде. В 1900 г. окончил Михайловскую артиллерийскую академию и был назначен в артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления.

В 1911 г. Фёдоров испытал спроектированную им 5-зарядную винтовку под отечественный патрон калибра 7,62 мм. В 1913 г. он начал испытания новой автоматической (в современном смысле слова, то есть ведущей огонь очередями) винтовки под 6,5-мм патрон собственной разработки. С началом мировой войны оказалось невозможным освоение и массовое производство нового патрона. В связи с этим в 1915 г. Фёдоров приспособил свою винтовку под японский патрон калибра 6,5 мм для винтовки Арисака, который из-за своих меньших размеров и мощности был более пригоден, чем стандартный винтовочный патрон на 7,62 мм. Винтовки Арисака и патроны к ним в большом количестве поставлялись для русской армии из Японии; кроме того, производство таких патронов было налажено на Петербургском патронном заводе.

Это ружьё-пулемёт стало первым в истории автоматом. Летом 1916 г. автоматическими винтовками Фёдорова вооружили команду 189-го Измаильского полка, которая 1 декабря того же года в составе 158 солдат и 4 офицеров была отправлена на Румынский фронт.

Читайте также: