Трехлинейная винтовка образца 1891 конструктор

Обновлено: 07.02.2023

История русской магазинной винтовки образца 1891 года, известной как винтовка Мосина, «трёхлинейка» или «мосинка», давно уже перевалила за 100 лет, но оружие это до сих пор стреляет, а не только пылится на базах хранения. Как «трёхлинейка» появилась на свет и что этому предшествовало?

Недолгая передышка с «берданкой»

С принятием на вооружение винтовки Бердана №2 русская армия получила достаточно эффективное, надёжное и на тот момент вполне современное оружие. На какое-то время ответственные за винтовки господа офицеры смогли перевести дух и позволить себе продолжать работу не в стиле «давай-давай быстрее, надо было ещё вчера», а более спокойно и вдумчиво.

В числе не решённых винтовкой Бердана вопросов оставалась, в частности, проблема оснащения войск магазинной винтовкой. С одной стороны, здесь отставание казалось опасным и явным — те же американцы ещё в период своей Гражданской войны получили на вооружение магазинные винтовки Спенсера с трубчатым магазином на семь патронов, про которые их противники-южане опасливо говорили: «У янки есть кофемолка, которую они заряжают в субботу утром и стреляют потом всю неделю». С другой стороны — те же самые янки, победив, «почему-то» вооружились не магазинными винтовками, а однозарядными «Спрингфилдами».

​Карабин образца 1944 года — последний вариант легендарной «трёхлинейки» - Рождение «трёхлинейки» | Warspot.ru

Карабин образца 1944 года — последний вариант легендарной «трёхлинейки»

На тот момент преимущества магазинных винтовок не выглядели так уж однозначно. Для того же детища Спенсера эффективную дальность стрельбы обычно указывают в 500 ярдов или меньше. Знакомые всем по вестернам карабины со скобой Генри и подствольными магазинами тоже обычно делались под револьверные или сравнимые с ними по мощности патроны — с соответствующими последствиями для дальности. Между тем, военные желали иметь оружие со значительно большей «длиной руки» — опыт той же русско-турецкой войны в данном случае был достаточно ясен:

«Прицел у ружей Крынка был близкий, на шесть сотен шагов. А у турок тот за полторы версты уже палит… У него ружьё отличное: экстрактор так гильзу выбрасывает, что только рыло в сторону отворачивай, чтобы в глаз не попал. И живо! И прицел у них дальний».

Кроме того, конструкция многих тогдашних магазинных винтовок, особенно прикладно-реечной системы, не допускала возможности дозаряжания одиночными патронами. В боевых условиях это значило, что после расстрела магазина стрелок на какое-то время оставался безоружным, причём в самый горячий момент.


Разумеется, никто не оспаривал, что наличие магазина может дать винтовке весомое преимущество. Магазинные винтовки внимательно изучались русскими военными и до, и после принятия на вооружение «берданки», тем более, что тогда казалось — одним из перспективных вариантов была как раз переделка однозарядной винтовки в магазинную. Именно так поступили в ряде стран — например, французы превратили свою однозарядку Базиля Гра в магазинную винтовку Гра-Кропачека, добавив удачный подствольный магазин австрийского майора Альфреда Кропачека.

В 1883 году в России начались испытания переделочной винтовки системы Квашневского, представлявшей собой винтовку Бердана с подствольным магазином на восемь патронов. На фоне других конкурентов, как российских, так и зарубежных, она выглядела перспективно. Система подачи работала за счёт нажатия на спусковой крючок, причём подачу патронов из магазина можно было отключить «до острой нужды», дозаряжая винтовку обычным способом — по одному патрону.

Опытные переделочные винтовки отлично проявили себя на испытаниях комиссии, но расширенные испытания первых 200 переделанных винтовок дали в прямом смысле слова взрывной эффект. Выяснилось, что в момент выстрела патрон на лотке подачи способен носиком пули разбить капсюль патрона в магазине.

​Схема модернизированной винтовки Мосина с принадлежностями и вариантами применяемых оптических прицелов - Рождение «трёхлинейки» | Warspot.ru

Схема модернизированной винтовки Мосина с принадлежностями и вариантами применяемых оптических прицелов

В конечном итоге затягивание работ по переделочной винтовке всё же оказалось полезным — если не армии, так уж точно российской казне. Технический прогресс в XIX веке нёсся как пришпоренный — разумеется, по тогдашним меркам. Если в конце 1860-х, когда принимались на вооружение «берданки», калибр 4,2 линии (10,75 мм) считался малым по сравнению с 6-линейными (15,24 мм) «крынками», то через 15 лет военные уже смирились с мыслью, что калибр в 7-8 мм тоже имеет право быть. Такой патрон весил меньше, стоил дешевле, а дырки в людях делал тоже совсем неплохо.

​К началу Первой мировой войны «трёхлинейка» с примкнутым игольчатым штыком стала настоящим символом русской пехоты… - Рождение «трёхлинейки» | Warspot.ru

К началу Первой мировой войны «трёхлинейка» с примкнутым игольчатым штыком стала настоящим символом русской пехоты…

Таким образом, Россия разом «проспала несколько моделей айфонов», то есть этапов перевооружения. К слову, с позиции послезнания остаётся лишь пожалеть, что данный процесс не затянулся ещё дольше — в этом случае был шанс получить винтовку под патрон с гильзой без закраины, что впоследствии заметно облегчило бы жизнь отечественным конструкторам автоматического оружия. Но в конце XIX о таких вещах ещё мало кто задумывался, а нужда в современной по тогдашним меркам магазинной винтовке становилась всё острее.

Рождение «трёхлинейки»

Сама история противостояния «жадного бельгийского фабриканта Нагана» и отечественного Мосина достаточно часто пересказывалась ещё в советское время. Интереснее посмотреть, что же за винтовка получилась в итоге. Как принято говорить, «в её основе» лежала конструкция Мосина, а именно:

  • общая компоновка деталей затвора между собой;
  • отсечка-отражатель;
  • предохранительный взвод;
  • защёлка магазинной крышки и крепление к ней подавателя;
  • планка запирающего механизма;
  • шарнирная антабка.

Вклад «жадного бельгийца» оказался меньше: Наган претендовал на идею размещения подавателя на дверце магазина, пазы под обойму в ствольной коробке и саму обойму. Остальные части будущей «трёхлинейки», а тем более комплекса «оружие + патрон», тоже имели вполне конкретные фамилии своих создателей. Так ствол и собственно новый патрон спроектировали полковник Петров и штабс-капитан Севастьянов, используя результаты упоминавшихся выше опытов полковника Роговцева. В доработке затвора принял участие капитан Захаров.

​…Впрочем, ассоциируется винтовка Мосина и с бойцами Красной армии первого периода Великой Отечественной - Рождение «трёхлинейки» | Warspot.ru

…Впрочем, ассоциируется винтовка Мосина и с бойцами Красной армии первого периода Великой Отечественной

Собственно, если подходить к «трёхлинейке» с мерками советского периода, то получившаяся винтовка вполне могла бы носить фамилию Николая Ивановича Чагина — именно он возглавлял «конструкторское бюро», в результате работы которого она появилась в известном всем виде. Сергей Иванович Мосин в этом КБ выступал в роли «ведущего конструктора», имя которого могли дать готовому изделию, а могли и не дать. В реальности же, в ходе принятия решения о наименовании винтовки «наверху» пошли примерно на такой же компромисс, как и при конструировании, оставив «трёхлинейную винтовку образца 1891 года» без фамильной приставки. Впрочем, это не помешало «трёхлинейке» в дальнейшем стать в России «винтовкой системы Мосина», а за её пределами регулярно именоваться 3-line rifle M1891/Mosin-Nagant.

Принятие на вооружение «трёхлинейки» закрыло винтовочный вопрос для русской армии, хотя бы на ближайшие годы, по мнению современников. Узнай они, сколько лет «трёха» останется в строю, это наверняка вызвало бы шок.

Конечно, этот путь «трёхлинейка» прошла не без изменений. Первая серьёзная модернизация была связана с появлением в 1908 году более совершенного патрона с остроконечной пулей и, как следствие, улучшенной баллистикой. Из предложенных до Первой мировой войны вариантов наиболее полным принято считать вариант генерала Н.И. Холодовского. Он предлагал целый ряд улучшений, в результате которых должен был уменьшиться вес винтовки, увеличивалось удобство использования и надёжность. В частности, Холодовский предлагал снабдить затыльник приклада рядом прокладок, чтобы стрелок мог подбирать длину оружия под свой рост и длину рук.

​Красноармеец-пограничник, вооружённый винтовкой Мосина с оптическим прицелом ПЕ - Рождение «трёхлинейки» | Warspot.ru

Красноармеец-пограничник, вооружённый винтовкой Мосина с оптическим прицелом ПЕ

Небольшая партия «трёхлинеек» была переделана в соответствии с предложениями Холодовского накануне Первой мировой войны. По итогам испытаний переделанных винтовок артиллерийский комитет ГАУ постановил: «…при изготовлении вновь винтовок могли бы быть приняты следующие изменения части: 1. Курок для боевой удобной постановки его на предохранительный взвод. 2. Пружинный шомпольный упор. 3. Длинная рукоятка к стеблю затвора. 4. Подающий механизм с указателем для израсходования патронов. 5. Коробка с выемом для пальца в левой стенке с изменённым наклоном пазов для обоймы». Все остальные изменения, предложенные Холодовским, были признаны нецелесообразными.

Впрочем, даже внесение перечисленных выше изменений было отложено до конца войны, опыт которой мог «дать ценный материал в дополнение к имеющемуся, для более правильного решения означенного вопроса».

Временная винтовка, ставшая вечной

Опыт войн — не только Первой мировой, но и последовавшей за ней Гражданской — действительно показал, что «трёхлинейка» отнюдь не является верхом совершенства. Значительная часть проблем была вызвана новыми патронами, более требовательными к работе подающего механизма (а переделать успели далеко не все винтовки), и общим падением как качества производства, так и уровня подготовки солдат.

Тем не менее, проводить серьёзную модернизацию «трёхлинейки» не стали, посчитав, что вкладывать большие средства в её переделку или вообще замену на более совершенный образец магазинной винтовки бессмысленно. Предполагалось, что вот-вот основным оружием РККА станет автоматическая или самозарядная винтовка, поэтому всё-таки состоявшаяся в 1930 году модернизация больше касалась технологии производства, чем конструкции самой винтовки.

​Пожалуй, одна из самых знаменитых «трёхлинеек»: командарм Чуйков рассматривает винтовку снайпера Зайцева. Сталинград, зима 1942-1943 гг. - Рождение «трёхлинейки» | Warspot.ru

Пожалуй, одна из самых знаменитых «трёхлинеек»: командарм Чуйков рассматривает винтовку снайпера Зайцева. Сталинград, зима 1942-1943 гг.

Как известно, расчёты не оправдались. Хотя перед войной и была предпринята попытка перевооружить армию самозарядными СВТ, именно «трёхлинейка» и в Великой Отечественной оставалась основным оружием советской пехоты, уйдя с «активной службы» лишь после появления автомата Калашникова. На вооружении остались только снайперские варианты, причём впоследствии даже на рубеже веков снайперы охотно вооружались спортивным вариантом «трёхлинейки» — винтовкой АВ, созданной для олимпийских соревнований в классе «армейская винтовка».

На «гражданку» винтовки попадали и ранее. Ещё в 20-х появились переделки «трёхлинейки» в дробовики, так называемые «фроловки» — по фамилии конструктора из Тулы П.Н. Фролова. В 30-х на базе «трёхлинейки» был разработан и нарезной карабин под специальный охотничий патрон 8,2×66 мм. После Великой Отечественной войны охотникам начали передавать и обычные винтовки и карабины, для которых весь процесс «демобилизации» сводился к снятию крепления для штыка.

Ну и напоследок — шуточное сравнение «трёхлинейки» с двумя другими известными образцами:

М16 — под лупой плавится приклад, АК-47 — под лупой можно рассмотреть до сих пор работающую вместо смазки вьетнамскую грязь, винтовка Мосина — под лупой можно увидеть пропитавшую дерево кровищу.

М16 — клинит, когда грязная, АК-47 — работает, когда грязный, винтовка Мосина — не была чистой с момента поступления в войска в 1892 году.

М16 — сотни движущихся деталей, скреплённых десятками болтов и винтов, АК-47 — пара десятков движущихся деталей, удерживаемых пригоршней заклёпок и уродливыми швами пьяного русского сварщика, винтовка Мосина — три движущихся детали, два винта.

М16 — вы скорее умрёте, чем будете ломать эту дорогущую винтовку в рукопашной, АК-47 — вашим автоматом можно неплохо отбиваться в рукопашной, винтовка Мосина — ваша винтовка — это классное копьё с возможностью пострелять.

М16 — если ломается боёк, вы оправляете винтовку на завод по гарантии, АК-47 — если ломается боёк, вы покупаете новый, винтовка Мосина — если ломается боёк, вы закручиваете его на пару оборотов дальше в затвор.

М16 — сложнее в производстве, чем некоторые самолёты, АК-47 — используется странами, у которых нет денег на самолёты, винтовка Мосина — из неё сбивали самолёты.

М16 — любимый напиток владельца — виски, АК-47 — любимый напиток владельца — водка, винтовка Мосина — любимый напиток владельца — тормозная жидкость, слитая по замёрзшему стволу.

М16 — делает маленькую дырочку, аккуратно в соответствии с Женевской конвенцией, АК-47 — делает большую дыру, иногда отрывает конечности, не соответствует Женевской конвенции, винтовка Мосина — одна из причин для создания Женевской конвенции.

М16 — отлично отстреливает мелких грызунов, АК-47 — отлично отстреливает врагов Родины, винтовка Мосина — отлично отстреливает лёгкую бронетехнику.

М16 — попав в реку, перестаёт работать, АК-47 — попав в реку, всё равно стреляет, винтовка Мосина — попав в реку, обычно используется как весло.

М16 — подствольник тяжеловат, но может положить гранату в окно за 200 метров, АК-47 — если что, гранату от подствольника можно забросить в окно рукой, винтовка Мосина — какую гранату? Бей через стену, патрон пробивает почти метр кирпича.

М16 — можно поставить глушитель, небольшой патрон не даёт много шума, АК-47 — в принципе можно поставить глушитель, но лучше просто прижимать врагов к земле непрерывным огнём, винтовка Мосина — нафиг глушитель, когда после первого выстрела все по-любому оглохнут?

М16 — оружие обороны, АК-47 — оружие нападения, винтовка Мосина — оружие Победы.

Русская классика: секреты легендарной

28 апреля исполняется 125 лет со дня принятия на вооружение русской армии "трехлинейной винтовки образца 1891 года" - магазинной винтовки калибра 7,62 мм конструкции Сергея Мосина.

Это стрелковое оружие широко использовалось в ходе Русско-японской, Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн, более полувека состояло на вооружении Российской империи и СССР. Снайперские варианты этой винтовки используются до сих пор, в том числе в вооруженном конфликте на территории Сирии.

История создания "трехлинейки"

Принятые на вооружение русской армии в 1867-1870 гг. винтовки системы Хайрема Бердана ("берданки") двух типов были однозарядными - после выстрела оружие необходимо было перезаряжать вручную.

В 1882 г. Главное артиллерийское управление Военного министерства Российской империи поставило задачу разработать "повторительную" (многозарядную) винтовку. Для проведения соответствующего конкурса была создана "Комиссия по испытанию магазинных ружей", которая рассматривала как принципиально новые системы, так и попытки приспособить к системе Бердана магазин на несколько патронов.

Один из таких проектов в 1883 г. предложил начальник инструментальной мастерской Тульского оружейного завода капитан Сергей Мосин, однако комиссия в итоге признала попытки усовершенствовать "берданку" бесперспективными.

В 1883-1889 гг. рассматривались различные системы винтовок. В 1889 г. Сергей Мосин предложил на конкурс новую винтовку калибра 7,62 мм (в старых мерах длины - три русских линии, отсюда название "трехлинейка").

В том же году комиссия получила конкурсное предложение бельгийца Леона Нагана - винтовку калибра 8 мм. Организаторы конкурса выработали техническое задание, предложив Мосину и Нагану доработать свои системы под установленные требования.

По итогам сравнительных испытаний полученных образцов в 1891 г. комиссия остановила выбор на "трехлинейке" Мосина, постановив, однако, существенно изменить и дополнить конструкцию - в том числе элементами, позаимствованными у Леона Нагана, который продал русской стороне патенты, чертежи и лекала на свою конкурсную винтовку.

Кроме того, в конструкцию были внесены изменения, предложенные членами комиссии - полковником Петровым и штабс-капитаном Савосьяновым, а также полковником Роговцевым, который разработал "трехлинейный" тупоконечный патрон с бездымным порохом.

Принятие на вооружение



28 апреля (16 апреля по старому стилю) 1891 г. указом императора Александра III на вооружение русской армии была принята "трехлинейная винтовка образца 1891 года". Так как за разработку отвечала группа специалистов, закреплять в названии винтовки только одну фамилию посчитали некорректным.
Сергей Мосин был удостоен ордена Святой Анны II степени и Большой Михайловской премии "за выдающиеся разработки по артиллерийско-стрелковой части", за ним были сохранены авторские права на элементы разработанного оружия.

Только после модернизации 1930 г. оно станет именоваться "трехлинейной винтовкой Мосина образца 1891/1930 гг.". В западных источниках также распространен вариант названия "винтовка Мосина-Нагана".

Характеристики "трехлинейки" образца 1891 г.:

-длина: 1 тыс. 306 мм (со штыком - 1 тыс. 738 мм, ствола - 800 мм)
-вес без штыка: 4 кг
-емкость магазина: 5 патронов
-скорость пули: 640 м/сек. (тупоконечная тяжелая), до 880 м/сек. (остроконечная легкая)
-энергия пули: до 3 тыс. 800 джоулей
-боевая скорострельность: 10 выстрелов в минуту
-прицельная дальность: 1 тыс. 920 м

-простота обслуживания и применения
-высокая мощность
-точность и надежность (в сравнении с другим стрелковым оружием тех лет)

-крупные габариты
-замедлявшая заряжение рукоятка затвора
-неудобный предохранитель

Выпуск и боевое применение

Производство "трехлинейки" стартовало в 1892-1893 гг. на Тульском, Ижевском и Сестрорецком оружейном заводах. Первоначально выпускались пехотный и кавалерийский (с укороченным стволом) варианты, в 1907 г. к ним добавился короткоствольный карабин.

По данным разных источников, впервые русские военные применили "трехлинейки" в боевых условиях:

-в 1893 г. при столкновении экспедиционного отряда с афганцами на Памире
-в 1898 г. при отражении нападения исламистов на гарнизон в Андижане
-в 1900 г. в ходе подавления Боксерского восстания в Китае

К моменту вступления Российской империи в Первую мировую войну на вооружении русской армии состояло 4 млн 519 тыс. 700 "трехлинеек", причем незначительная часть из них была произведена в США.

После войны выпуск продолжался в СССР, свои модернизированные варианты выпускали Финляндия, Польша и др. В разные годы винтовки Мосина состояли на вооружении около 30 стран. В Белоруссии "трехлинейка" была официально снята с вооружения только в 2005 г. Карабины Мосина могут использоваться в системе ФГУП "Охрана" МВД России.

Модификации



В ходе модернизаций винтовка приобрела деревянную накладку для защиты рук стрелка.
В 1910 г. был разработан вариант "трехлинейки" под патрон с остроконечной пулей (прицельная дальность стрельбы возросла до 2 тыс. 276 м).
В 1930 г. изменены прицельные приспособления и способ крепления штыка, применена новая обойма.
Появился снайперский вариант с оптическим прицелом (1932 г.), модифицированный карабин (1938 г.).
Винтовка образца 1891/1930 гг. выпускалась до января 1944 г. (по другим данным - до начала 1945 г.), карабин образца 1944 г. - вплоть до принятия на вооружение в СССР автомата Калашникова в 1949 г.
В 1959 г. Ижевский завод выпустил партию карабинов для нужд вневедомственной охраны, также в СССР был налажен выпуск множества гражданских и спортивных модификаций винтовки, часть из которых производится в РФ и в настоящее время.
Кроме того, в России, на Украине и в некоторых других странах выпускаются снайперские варианты винтовки - с оптическим прицелом, сошками, пламегасителем и амортизированным прикладом.

Трехлинейный шедевр

Винтовка С.И.Мосина — русская «трехлинейка» — стала одним из самых узнаваемых и известных символов не только Первой мировой войны, но и вообще всех побед и поражений русского оружия в первой половине XX века, от Русско-японской войны 1904-1905 гг. и кончая кровавой эпопеей Великой Отечественной. По своим характеристикам еще на момент принятия она отнюдь не была особо выдающейся по сравнению с аналогами. Славу и долгую судьбу — модификации «трехлинейки» стоят на вооружении в разных странах и пользуются спросом у любителей оружия до сих пор — обеспечили ей удивительные простота и надежность.

«Магазинные» против «однозарядников»

Энергичные изыскания по созданию многозарядной винтовки, функционирующей на «магазинном принципе» подачи патрона, были развернуты во второй половине ХIХ века во всех ведущих странах Европы. Гражданская война 1861-1865 гг. в США, в сражениях которой широко использовались магазинные винтовки Спенсера и Генри, убедительно доказала, что будущее не за однозарядным, а за магазинным пехотным оружием.

Как реакция на эти события, в 1882 году по решению военного министра П.С. Ванновского была создана «Особая Комиссия для испытания магазинных ружей». Возглавил Комиссию видный отечественный оружейник, генерал-майор Н.И. Чагин, а в ее состав вошли профессионалы-оружейники, такие как Александр фон дер Ховен, крупный специалист в области стрелкового оружия и автор многих научных трудов. С июля 1883 года в работе комиссии стал участвовать и артиллерийский офицер Сергей Иванович Мосин, занимавший тогда пост начальника инструментальной мастерской Тульского оружейного завода.

Комиссия Н.И. Чагина не стала, к счастью, очередным «бумажным проектом». За неполные семь лет ее работы специалисты и конструкторы изучили и испытали свыше 150 систем магазинов к ружьям военного образца. Среди них были ружейные системы известных иностранных конструкторов — Гочкиса, Ремингтона, Винчестера, Фрувирта, Гра-Кропачека, Ли, Ларсена, Маннлихера, Маузера и других. Одновременно изучались различные системы русских оружейников, а также предложенные ими внутренние и приставные магазины.

Важно отметить, что, хотя русская оружейная школа была далеко не ведущей в Европе, тем не менее, среди ее представителей было немало ярких самородков-изобретателей. Все они были либо профессиональными мастерами-оружейниками (Квашневский, Малков, Вараксин, Игнатович, Сергеев), либо офицерами (Вельтищев, Теннер, Витц, Лутковский, Цымбалюк, Мосин и другие). В рамках Комиссии Н.И. Чагина все они имели возможность предлагать, испытывать, обсуждать свои изделия в ходе открытых дискуссий. Комиссия работала открыто, серьезно и очень добросовестно.


Несмотря на то, что во всем оружейном мире ставку делали именно на магазинные винтовки, в российских армейских кругах находилось немало традиционалистов, всерьез полагавших, что даже к концу ХIХ века пуля — «все та же дура», а штык — как и раньше «молодец». Среди них встречались, подчас, фигуры очень авторитетные.

Известный военный теоретик и педагог генерал М.И. Драгомиров являлся не только убежденным скептиком по части магазинных ружей, но и огнестрельного оружия вообще. «Все усовершенствования огнестрельного оружия, — писал генерал Драгомиров, — ведут только к тому, что пуля становится несколько менее дурой, но молодцом она никогда не была и никогда не будет». В своей статье «Армейские заметки» М.И. Драгомиров называл стрельбу из магазинных винтовок «бестолковой трескотней», принципиально отстаивал тезис, что однозарядные винтовки лучше для русского солдата, поскольку они легче «магазинок» и гораздо проще устроены. Генерал Драгомиров был в своем негативном восприятии магазинного оружия, увы, не одинок.

Не желая остаться, как перед Крымской войной, на обочине процесса перевооружения, Россия вынуждена была резко активизировать исследовательские и конструкторские работы по созданию отечественной магазинной винтовки.

Оружейник Менделеев

Изобретение в 1884 году французом Полем Вьелем бездымного пороха открыло новую эру в совершенствовании оружия, причем не только ручного огнестрельного. Бездымный порох более чем в три раза усиливал энергию выстрела в сравнении с традиционным дымным (черным) порохом. Соответственно, патроны с ним стали более легкими, выстрел — более настильным, позиция стрелка не обозначалась огромным клубом дыма из винтовки, бездымный порох меньше боялся влаги и был более долговечен при хранении.

В конце 80-х годов ХIХ века бездымный порох уже производился в России в промышленных объемах. Важную роль в создании промышленного цикла изготовления бездымного пороха сыграли работы великого русского ученого Д.И. Менделеева. Именно ему принадлежит идея заменить термическую сушку первичной массы пороха на химическую сушку спиртом, что сразу же на несколько порядков сделало производство бездымного пороха более легким и безопасным.

Создание новой магазинной винтовки под патрон с бездымным порохом, вероятно, очень ускорилось, если бы не опрометчивое решение военного министра России П.С. Ванновского о предварительном (до выпуска магазинной винтовки) производстве однозарядной винтовки уменьшенного калибра.


Это решение, отодвинувшее принятие на вооружение винтовки Мосина как минимум на два года, было, без сомнения, результатом мощного влияния в русской военной науке «однозарядников». Их бесспорный интеллектуальный лидер генерал Драгомиров не уставал говорить и писать, что его идеалом стрелкового оружия является винтовка малого калибра – «около восьми миллиметров, под патрон с прессованным порохом и пулей в стальной оболочке, но обязательно однозарядная».

Архаичная надежность

Народное название винтовки Мосина — «трехлинейка» — происходит от старой системы измерения калибра ствола винтовки в «линиях». Русская «линия» — дореволюционная техническая мера длины, равная одной десятой дюйма, или 2,54 мм. Три «линии» давали, соответственно, понятный современному человеку калибр винтовки — 7,62 мм.

Русский патрон 7,62R оказался весьма технологичным в изготовлении, устойчивым по баллистическим характеристикам. По энергетике он немногим уступал признанным западным патронным «грандам»: английскому 7,71 мм патрону Ли-Энфилд, американскому 30-06 Спрингфилд или немецкому патрону 7,92 Маузер. Вместе с тем, уже в момент принятия на вооружение русский патрон 7,62R имел неустранимую особенность, которая постепенно делала этот боеприпас все более и более архаичным — выступающую закраину, грубо говоря, выступающий край на донышке гильзы.

В патронах, имеющих гильзу с закраиной, упор боеприпаса в патроннике осуществляется рантом закраины в пенек (торец) ствола. В более технологически развитых патронах с кольцевой проточкой (т.е. без закраины, вместо нее у донышка гильзы сделано углубление-канавка), например, в 7,92 мм патронах Маузера, этот упор осуществляется скатом гильзы в скат патронника (условно — гильзу удерживают направляющие, которые упираются в углубление на гильзе).


Последняя конструкция в производственном отношении — и при изготовлении патрона, и при изготовлении винтовки — существенно сложнее, т.к. требует повышенной точности изготовления ската гильзы и соответствующего ему участка патронника. При поточном изготовлении оружия и боеприпасов в условиях российской производственной культуры достичь приемлемого совпадения соответствующих параметров гильзы патрона и патронника винтовки оказалось, по мнению тогдашних военных экспертов, невозможно.

Только по причине технологической отсталости российских оружейных заводов архаичный, хотя и весьма надежный патрон с закраиной (рантом) получил, теперь уже навеки, свое характерное наименование — русский 7,62 мм R.

Решение о приеме на вооружение именно рантового патрона, конечно же, не могло пройти даром. Основная часть всех трудностей, преодоленных С.И. Мосиным при создании «трехлинейки», пришлась на ликвидацию проблемы «закусывания» рантом патрона других патронов в магазине и деталей затворной группы винтовки. Добиваясь безотказного заряжания, Мосин разработал специальный механизм подающего устройства винтовки — «отсечку-отражатель» – простой, но очень важный элемент конструкции винтовки. Функция «отсечки-отражателя» заключается в том, что верхний патрон заполненного магазина при движении затвора остается отделенным (отсеченным) от других патронов в магазине, а потому подается в патронник винтовки без помех. Все остальные патроны при этом находятся под гребнем «отсечки-отражателя», который освобождается только при соответствующих, строго фиксированных положениях затвора.

Конкуренция с Леоном Наганом

В 1889 году С.И. Мосин выставил на конкурс Военного министерства свою трехлинейную (7,62 мм) пехотную винтовку, созданную на основе его же предшествующей, однозарядной модели. Некоторые конструктивные идеи этой винтовки позаимствованы, по-видимому, у испытывавшейся в том же году австрийской винтовки системы Маннлихера с пачечным заряжанием рядного (один над другим) среднерасположенного магазина.

Чуть позже изделия Мосина на тот же конкурс была представлена винтовка системы Нагана, которую активно лоббировал в военном ведомстве России с присущей ему феерической энергией бельгийский предприниматель Леон Наган. В октябре 1889 году он лично привез во вновь учрежденную «Комиссию по выработке малокалиберного ружья» винтовку калибром 8 мм (3,15 линий) и 500 патронов к ней. Так началась достаточно острая конкурентная борьба русского и бельгийского конструкторов.

Бельгиец Леон имел очень хорошие связи на всех этажах военного ведомства России. Впоследствии он сумел успешно «пробить» на вооружение русской армии очень спорную, с точки зрения обеспечения скорострельности, модель своего револьвера — знаменитый «Наган».

В конкуренции с винтовкой Мосина исходные лоббистские позиции Леона Нагана были несколько слабее: как раз накануне Бельгия отказалась от производства винтовки системы Нагана, которая на конкурсе проиграла по всем статьям немецкой винтовке Маузера. Обе винтовки проходили стрелковые и эксплуатационные испытания в Измайловском, Павловском, 147-м Самарском полках и в гвардейском первом батальоне.

Любопытно, что солдаты и офицеры воинских частей, проводившие испытания, единогласно высказались в пользу винтовки Нагана. Позже в военном ведомстве России их явно непатриотичное решение объясняли тем, что конкурсные винтовки Мосина были изготовлены на Тульском оружейном заводе, якобы в спешке, что не могло, дескать, не сказаться на общем качестве.

В ходе голосования в «Комиссии по выработке малокалиберного ружья» за принятие на вооружение русской армии именно бельгийской винтовки Нагана тоже высказалось большинство. За винтовку Нагана проголосовало 14 человек, в том числе авторитетнейшие эксперты Чагин, Редигер и фон дер Ховен. За винтовку Мосина высказалось только 10 экспертов.

Будущее мосинской «трехлинейки» решилось благодаря жесткой позиции инспектора оружейных и патронных заводов В.Н. Бестужева-Рюмина и профессора Михайловской артиллерийской академии В.Л. Чебышева. Их решающим аргументом, который поддержали также Чагин и Редигер, было указание на то, что винтовка Мосина существенно проще и дешевле в изготовлении.


Генерал-инспектор оружейных и патронных заводов Василий Николаевич Бестужев-Рюмин. Фото: Библиотека Конгресса США

«Я не могу согласиться с заключением большинства экспертов, — специально подчеркнул в финале своего доклада профессор Чебышев, — что обе испытанные системы одинаково хороши, это очевидно уже хотя бы потому, что система Мосина имеет громадные преимущества перед системой Нагана».

В результате нескольких этапов обсуждения Комиссия приняла на вооружение винтовку С.И. Мосина. Однако учитывая, что в ее конструировании приняли участие также члены Комиссии Кабаков и Роговцев, а некоторые элементы системы были предложены Л.Наганом, было принято решение назвать винтовку «русская трехлинейная винтовка образца 1891 года».

Царь Александр III, которого отчего-то именуют царем-националистом, ознакомившись с итоговым докладом Комиссии, вычеркнул из названия винтовки слово «русская». Так замечательное изделие С.И. Мосина, в противоречие всем международным оружейным традициям, получило совершенно безликое — без национальных и конструкторских указателей — серийное название: «трехлинейная винтовка образца 1891 года».

Модернизация не требуется

В известной книге Владимира и Валентина Мавродиных «Русская винтовка» утверждается, что винтовка Мосина образца 1891 года была «лучшей из всех зарубежных аналогичных образцов стрелкового оружия». Вряд ли эта столь категоричная оценка является объективной — английская винтовка Ли-Метфорда или знаменитый немецкий Маузер образца 1888 года ни в чем не уступали русской «трехлинейке», а по ряду важных позиций и превосходили ее. Однако в чем бесспорно русская винтовка была хороша, так это в своей уникальной простоте и надежности, в ремонтопригодности и нетребовательности к технологии изготовления.

Простота конструкции «мосинки» является, наверное, своего рода оружейным абсолютом. Достаточно сказать, что затвор винтовки — сложнейшая часть любого ружья — состоит всего из семи деталей, причем разборку-сборку затвора можно производить без каких-либо инструментов. Эта невероятная простота обеспечила очень долгий выпуск винтовки без какой-либо существенной модернизации — в «мосинке» попросту нечего модернизировать. Очень важным достоинством винтовки является наличие отделяемой боевой личины затвора, заменить которую при поломке можно было на любую другую — все части «мосинки», вне зависимости от завода-изготовителя, взаимозаменяемы.

В 1891 году одновременно с пехотной модификацией винтовки были приняты на вооружение драгунская и казачья трехлинейные винтовки.

Пехотная винтовка весила без штыка при пустом магазине 3,99 кг, а после принятии ствольной накладки, предохраняющей пальцы стрелка от ожога, и длинного шомпола ее вес возрос до 4,2 кг без штыка. Из пехотных ружей европейских держав винтовка Мосина была самой длинной — 1306 мм.

Драгунский тип винтовки был на семь сантиметров короче (ствол вместо 80 см стал 73 см). На весе винтовки это почти не сказалось — он уменьшился всего на 300 г. Казачья винтовка отличалась от драгунской только отсутствием штыка, причем для верхового всадника она была неудобной — тяжелой и плохо сбалансированной.


С началом Первой мировой войны казаки стали явочным порядком перевооружаться на трофейный кавалерийский «Маузер», который, хотя тоже был довольно тяжел, но, по крайней мере, существенно лучше сбалансирован.

В магазине «мосинки» размещалось пять патронов. Начальная скорость пули стандартного заводского патрона составляла 620 м/с. В специальной литературе попадается указание, что пуля винтовки Мосина с 50 шагов пробивала 16-35 однодюймовых досок. Если в первую цифру (16 досок) еще можно как-то поверить, то вторая явно навеяна «ура-патриотическим» вдохновением. К этому же «вдохновению» относится и такой часто встречающийся в литературе показатель боя винтовки как наибольшая прицельная дальность, которая определяется в 1900 метров.

Проблема в том, что на «прицельную дальность» в 1900 метров можно прицелиться разве что в железнодорожный вагон и то, наверное, если он будет стоять бортом к стрелку. Фигура человека в рост полностью закрывается мушкой винтовки при прицеливании уже на 300 метров. На 600 метров целиться в человека с помощью открытого прицела все равно, что целиться в него вообще без прицела — на «авось», по стволу. Даже при применении четырехкратного оптического прицела практическая дальность стрельбы из «мосинки» (т.е. расстояние, на котором можно реально прицелиться и реально попасть) вряд ли превышает 800, максимум 900 метров. Впрочем, все пехотные винтовки Европы, вышедшие производством в одном поколении с «мосинкой», дают приблизительно такой же практический результат.

За рубежом винтовка С.И.Мосина известна как ружейная система «Mosin», либо как «Mosin-Nagant» — в память о заимствовании некоторых элементов системы Нагана в конструкцию русской «трехлинейки». Артиллерийский комитет России постановлением от 25 ноября 1891 г. присудил полковнику С.И.Мосину престижную Большую Михайловскую премию, вручаемую один раз в пять лет.

Принятие на вооружение пехотной винтовки Мосина потребовало значительных затрат на организацию полного цикла производства, включающего пороховую, патронную и оружейную составляющие. Военное министерство затребовало на эти цели 156,5 млн рублей. На докладе военного министра царь Александр III наложил нехарактерную для него резолюцию: «Сумма ужасающая, но делать нечего, приступать нужно». Русская армия никогда впоследствии не жалела об этом решении Царя-Миротворца.

Снайперская винтовка образца 1891/30 г. с оптическим прицелом ПУ

После первой мировой войны снайпинг прочно вошёл в армейскую жизнь, став элементом боевой подготовки отличных стрелков в войсках. Но в СССР пристальное внимание к снайперскому движению было обращено только в конце 1920-х годов, да и то не высшим военным командованием, а руководством всемогущего ОГПУ-НКВД. Тесное военно-техническое сотрудничество Советского Союза с Веймарской Германией способствовало передаче СССР самых современных образцов военной техники и вооружений, а также технологий их производства. Тогда же в СССР появляются и первые предприятия по производству оптических приборов. Именно это обстоятельство, наряду с началом работ по усовершенствованию основного оружия пехоты - трёхлинейки, дало толчок для создания в 1927-28 годах первого советского образца снайперского оружия, сконструированного на базе драгунской винтовки Мосина образца 1891 г.

Новый снайперский вариант старой винтовки был оснащён 4-х кратным оптическим прицелом Д III («Динамо», третьего образца). Первый советский оптический прицел Д III являлся копией германского прицела «Цейсс» и служил для точной стрельбы по удалённым малоразмерным целям, показывающимся в поле зрения стрелка на короткое время. Он представлял собой оптическую зрительную трубу с механизмами установки углов прицеливания и учёта боковых поправок. В верхней части окулярной трубки имелся барабанчик с маховичком и шкалой делений от 1 до 10 (через каждые 100 м), слева - располагался барабанчик для боковых поправок горизонтальных лимб. Прицельное приспособление состояло из вертикальной нити с острым концом (прицельного пенька) и горизонтальных нитей, расположенных под прямым углом к пеньку. Верхний край горизонтальных нитей находился на одной высоте с острым концом пенька, образуя перекрестье прицела.

Поскольку прицельное приспособление и изображение цели находились в фокальной плоскости объектива прицела, то прицеливание заключалось в совмещении острия прицельных нитей с изображением цели. Снайперская винтовка Мосина давала возможность вести прицельную стрельбу с оптическим прицелом от 100 до 1000 м, а с открытым рамочным прицелом (не снимая оптического) - на дальность до 600 м. Новое оружие, оснащённое отечественными прицелами, отличалось высокими боевыми качествами. Так, при стрельбе сериями по 10 выстрелов на дальность 100 м рассеивание составляло 3,5 см, на 200 - 7,5, на 400 - 18,0, на 600 - 35,0. Уже вскоре снайперские винтовки начали поступать на вооружение конвойных и пограничных войск ОГПУ-НКВД.

Советские ВС получили аналогичное оружие только спустя два года - в 1930 г. Конструкторы проектно-конструкторского бюро Тульского оружейного завода при проведении комплексных работ по усовершенствованию штатного оружия разработали специальную снайперскую модель 7,62-мм винтовки образца 1891/30 годов, которая отличалась от стандартного образца наличием оптического прицела, высоким качеством изготовления ствола, отогнутой вниз для удобства заряжания рукояткой стебля затвора, отсутствием штыка, увеличенной на 1 мм высотой мушки, облегчением усилия на спусковом крючке до 2-2,4 кг.

Основные баллистические показатели снайперских винтовок (без штыка) были аналогичны показателям винтовок валового производства, но целевое оружие имело улучшенную меткость боя за счёт отбора их из числа рядовых образцов, показавших наилучшие результаты стрельбы, или же за счёт специального изготовления с улучшенным качеством обработки поверхности канала ствола и уменьшенными допусками.

Стабильность боя снайперских винтовок Мосина была значительно выше, чем у оружия валового производства, что достигалось более тщательной подгонкой ложи к стволу со ствольной коробкой и изготовлением ложи, как правило, из высококачественного материала - орехового дерева. Из-за установки прицела, перекрывавшего паз для обоймы в ствольной коробке, заряжать снайперские винтовки из стандартных пятизарядных обойм не представлялось возможным, поэтому заряжание производилось по одному патрону, что значительно снижало боевые возможности этого оружия в реальной боевой обстановке.

Вначале для армейской снайперской винтовки принимают 4-х кратный прицел марки ПТ образца 1930 г., а с выявлением его недостатков, в следующем году, - улучшенную модификацию: оптический прицел ВП образца 1931 г. Но и в этой модели прицела советским конструкторам так и не удалось добиться полной герметичности окулярной трубки из-за неудачной конструкции диоптрийного кольца. Прицелы ПТ и ВП, так же как и прицел Д III, монтировались на кронштейне конструкции А.А. Смирнского, основание которого наглухо крепилось накладкой с шестью винтами на передней части ствольной коробки, хотя подобное расположение прицела усложняло заряжание оружия.

Поэтому в 1936-37 гг. оптический прицел ВП был заменён усовершенствованным 4-х кратным прицелом типа ПЕ. Он был рассчитан на дальность стрельбы до 1400 м. Масса прицела 0,62 г. Достаточно надёжная конструкция кронштейна «Сесо» с боковым креплением прицела в немалой степени повлияла на точность наводки при стрельбе, а также позволила в случае повреждения в бою пользоваться открытым секторным прицелом.

Первое крупное боевое крещение снайперское оружие прошло в период Советско-финской войны 1939-40 гг., когда отличные качества советских винтовок, оснащённых прицелами ВП, ПТ и ПЕ, были проверены боевой практикой. Но ставка, которую в предвоенные годы высшее военное командование делало на широкое внедрение в систему вооружения пехоты автоматического оружия, привела к тому, что уже в 1937 г. снайперскую винтовку образца 1891/30 гг. планировали заменить 7,62-мм автоматической снайперской винтовкой системы С.Г. Симонова (АВС) образца 1936 г.

Однако высокое рассеивание даже при стрельбе одиночным огнём способствовало тому, что была изготовлена всего лишь малая партия снайперских винтовок Симонова. А спустя всего три года, в 1940 году, на смену 7,62-мм снайперской винтовке образца 1891/30 гг. приходит новая 7,62-мм снайперская самозарядная винтовка системы Токарева (СВТ) образца 1940 г. Прицел ПУ был значительно облегчён по сравнению с предшественниками и весил всего 0,27 кг. Крепление прицела ПУ кронштейном сверху на ствольной коробке, также разработанное Ф.В. Токаревым, позволяло вести стрельбу с открытым секторным прицелом на дальность до 600 м.

Однако суровая реальность боёв начального периода войны 1941-1945 гг. убедительно доказала, что снайперская винтовка СВТ-40, несмотря на свои многочисленные достоинства, значительно уступает своей предшественнице по основному показателю для этого вида оружия - кучности стрельбы. Многочисленные рекламации, поступавшие на снайперские СВТ с фронта, заставили советское военное командование вновь вспомнить о старой, незаслуженно забытой снайперской винтовке образца 1891/30 гг. В октябре 1941 года снайперскую СВТ-40 снимают с производства.

В начале 1942 г. Ижевский машиностроительный завод восстанавливает производство снайперских винтовок образца 1891/30 гг., но они уже были рассчитаны под унифицированный прицел ПУ, разработанный специально для снайперских СВТ-40. Однако и у этой винтовки имелись определённые недостатки: фронтовиков не устраивали, в первую очередь, её масса и значительная длина, в результате чего длительная работа с ней утомляла снайпера; низкая скорострельность винтовки - 10-12 прицельных выстрелов в минуту также не вполне отвечала требованиям современного маневренного быстротечного боя.

Особые нарекания вызывал нерегулируемый спусковой механизм, поскольку тугой спуск не обеспечивал сохранения точности прицеливания во время выстрела. Переход на упрощённые технологии и удешевление производства привели к тому, что ложи, которые с 1942 г. стали изготавливать из берёзовых заготовок, зачастую давали поводку, чего раньше у оружия, имевшего высококачественные ореховые ложи, не встречалось. Некоторые снайперы отмечали недостаточно качественное изготовление оптики, в частности прицелов ПУ выпуска 1943-44 гг. Кроме того, по заключению фронтовиков, при выверке и приведению винтовки к нормальному бою установка на шкале барабанчика вертикальных поправок прицела не всегда совпадала с действительными дистанциями, а частое изменение установки барабанчика вертикальных поправок давало отклонение по горизонтали.

Высказывалось мнение о неудачном расположении оптического прицела ПУ на винтовке. В частности отмечалось, что прицел расположен далеко от глаза стрелка, в результате чего при прицеливании снайперу приходится отрывать щеку от приклада до 3 см и вытягивать шею (чтобы наблюдать всё поле зрения без лунообразных теней по краям). Из-за неправильного положения головы глаз стрелка отклонялся от оптической оси прицела, вызывая ошибку в прицеливании.

В ходе войны 1941-1945 гг. советские снайперы использовали следующие боеприпасы: 7,62-мм винтовочные патроны с лёгкой, тяжёлой, бронебойной (Б-30), бронебойно-зажигательной (Б-32), пристрелочно-зажигательной (ПЗ) и трассирующей (Т-46) пулями. Патроны с лёгкой и тяжёлой пулями, как правило, применялись для стрельбы по живой силе противника; патроны с бронебойной и бронебойно-зажигательной пулями - для уничтожения расчётов пулемётов, орудий (особенно орудий прямой наводки) и ПТР (РПГ), а также для стрельбы по амбразурам ДОТов и ДЗОТов, по стереотрубам, автотранспорту и пикирующим самолётам. Патроны с зажигательной пулей применялись для поджигания объектов, мешающих наблюдению и обстрелу укрывающих снайперов, а также деревоземляных огневых точек противника; патроны с трассирующей пулей — для целеуказания (причем, только в наступлении). Пристрелочные (разрывные) пули, использовавшиеся для стрельбы по легковоспламеняющимся целям и для корректировки стрельбы по подвижным и неподвижным целям, как правило, советскими снайперами в годы войны практически не применялись. Носимый запас патронов зависел от выполняемой снайпером задачи и от вида боя (наступательный или оборонительный).

Винтовка Мосина образца 1891/1930 г. довоенного выпуска

В России на различных оружейных и около оружейных интернет ресурсах не утихают споры типа "Мосин 91/30 против Маузера 98К". Необходимо упомянуть, что основная масса противников этих споров никогда не держала в руках ни один из указанных образцов и строят свои суждения по большей части основываясь не на исторических фактах, особенностях конструкции и личных впечатлениях от стрельбы или охоты, а руководствуясь политическими взглядами. В результате получается спор "совковые поцреоты против немцефилов".

Подходя к вопросу объективно, в любом случае следует признать неоспоримые факты - по сравнению с "7,62-мм винтовкой Мосина обр. 1891/1930 г.", конструкция Маузера 98k обладает рядом несомненных преимуществ, среди которых меньшая общая длина, более высокая скорострельность, прочность, выше эксплуатационный ресурс, удобство в обращении, затвор имеет более плавный ход, а так же в целом не уступает по надежности "Трехлинейке".

К тому же, система Маузера после окончания Второй Мировой войны получила самое большое распространение из военных образцов времен обоих мировых воин и выпускается сегодня в огромном количестве вариантов различными производителями оружия по обе стороны Атлантики, при чем в широчайшем диапазоне калибров. Конструкция же "Трехи" не получила дальнейшего развития и в настоящее время наиболее важным фактором, влияющим на решение о покупке "Мосинки", является очень низкая рыночная стоимость.

Из преимуществ "Трехлинейки"

  • нетребовательность к технологии изготовления и большие допуски.
  • простая конструкция затвора.

Из чего следует в итоге достаточно высокая степень надежности функционирования и простота в эксплуатации.

Однако недостатки "Трехи" перевешивают преимущества этого оружия.

Недостатки

  • рукоятка затвора находится слишком далеко от шейки приклада, что отрицательно сказывается на скорости перезаряжания.
  • винтовки пристреливались со штыком - при стрельбе он должен был находиться на винтовке, иначе точка попаданий существенно смещалась, что делало готовое к бою оружие громоздким и тяжелым. на обр. 1891/30 штык по-прежнему должен был находиться на оружии при стрельбе.
  • устаревший игольчатый штык, крепящийся на стволе, а не на ложе.
  • достаточно большая общая длина винтовки.
  • ударно-спусковой механизм "Трехлинейки" имеет длинный и тяжелый ход спускового крючка, без предупреждения, что не способствует меткости стрельбы, в отличии от Маузера 98 со спуском с предупреждением при столь же простом устройстве УСМ.
  • магазины всех модификаций винтовок Мосина и карабинов на их основе выступают за пределы ложи и не защищены от механических повреждений, в то время как магазины винтовок и карабинов Маузер 98 полностью скрыты в ложе.
  • неудобный в использовании предохранитель.
  • не самые удобные щели для прохода ремня, играющие роль антабок.
  • патрон с закраиной, потребовавшей введения достаточно сложной в изготовлении и уязвимой к повреждениям отсечки-отражателя, в то время как наиболее совершенные системы магазинов обеспечивали надежную подачу патронов с закраиной и без отсечки как отдельной детали, к примеру магазин системы Ли к винтовкам Ли-Метфорд и Ли-Энфилд емкостью до 10 патронов с двухрядным их расположением.

В заключении хотелось бы упомянуть несколько лучших армейских магазинных винтовок с продольно-скользящим затвором:

Читайте также: