Уткины братья конструкторы ракет

Обновлено: 20.04.2024

Алексей Фё́дорович У́ткин (15 января 1928, деревня Забелино, Бельковский район, Рязанская область) — советский и российский учёный, конструктор ракетных комплексов, спроектировал стартовый комплекс и подвижной состав для Боевого железнодорожного ракетного комплекса [1] [2] . Доктор технических наук (1989), профессор (1993), академик РАН (1997), Российской академии космонавтики им. К. Э. Циолковского (1994), Санкт-Петербургской инженерной академии (1994). Заслуженный деятель науки и техники (1995), лауреат Ленинской (1976), Государственной (1980) премий СССР.

Содержание

Биография

Родился 15 января 1928 года в деревне Забелино Бельковкого района Рязанской области.

В 1945 году окончил Лашманскую поселковую школу, поступил в Ленинградский военно-механический институт и в 1951 году, окончив обучение, получил квалификацию инженера-механика. Молодого специалиста распределили в Морское артиллерийское центральное конструкторское бюро (ЦКБ-34) — так в те годы именовалось Конструкторское бюро специального машиностроения (КБСМ).

В ЦКБ-34 в должности инженера-конструктора Алексей Уткин начал свой путь в области военной техники с участия в создании корабельных артиллерийских башенных установок (МК-5 и МК-5бис). В середине 50-х годов, с началом в стране эры ракетного оружия, ЦКБ-34 получило заказы на проектирование первых стартовых установок для кораблей ВМФ. С этого времени А. Ф. Уткин принял активное участие в разработке надпалубных корабельных пусковых установок (СМ-69, СМ-70, СМ-76, СМ-77), проявив незаурядную эрудицию, техническую интуицию и талант организатора. В 1959 году становится ответственным представителем Главного конструктора на заводах-изготовителях. Сборка, заводские испытания, ходовые испытания с пусками ракет, сдача на вооружение стартовых установок для крылатых ракет комплексов П-35, а впоследствии зенитного ракетного комплекса С-200.

С 1963 года — начальник крупного конструкторского отдела, в котором наряду с работами по морской и зенитной тематикам начаты конструкторские проработки и экспериментальные исследования по созданию стартовых систем для Ракетных войск стратегического назначения (РВСН).

В 1967 году А. Ф. Уткин назначается заместителем Главного конструктора, а в 1970 году Главным конструктором — начальником комплекса. За период с 1970 по 1990 год под его руководством разработаны и сданы в эксплуатацию 4 стартовых комплекса с шахтными пусковыми установками для запуска баллистических ракет, железнодорожный стартовый комплекс 15П761, пусковая установка для крылатых ракет на подводных лодках и мобильная пусковая установка зенитного ракетного комплекса С-300.

Под руководством и при личном участии Алексея Уткина разработаны методология индустриального способа строительства стартовых установок шахтного типа для РВСН и современные методы оптимизации их параметров и массо-габаритных характеристик. Изобретение, внедрённое в пусковую установку зенитного ракетного комплекса С-300П, дало возможность решить схему передачи стартовой нагрузки без передачи динамики при старте ракеты. В процессе создания железнодорожного стартового комплекса Алексей Федорович внёс большой научный вклад при исследовании несущей способности и деформативности податливого грунтового основания при больших динамических нагрузках. Результаты натурных экспериментальных исследований с помощью специального динамического стенда легли в основу теоретических исследований и разработки экспресс-метода по прогнозу несущей способности и деформативности грунтовых оснований на неподготовленных в инженерном отношении площадках. Им решена проблема передачи больших массовых нагрузок на железнодорожное полотно в процессе эксплуатации машин, а с использованием имеющихся экспериментальных данных по воздействию железнодорожного полотна на буксы подвагонных тележек решена фундаментальная задача по динамике нагружения агрегатов комплекса. Созданный под его руководством боевой железнодорожный стартовый комплекс обладает высокой живучестью за счет маневренности и скрытности.

Под руководством и при личном участии Алесея Уткина был выполнен большой объём теоретических исследований в процессе поиска оптимальных решений по созданию специальных машин, длительное время работающих в агрессивной среде (морская вода). Для обеспечения надежного функционирования специальных машин в этих условиях была решена проблема выбора конструктивных материалов, покрытий, стойких к морской воде. Одной из последних разработок КБ под руководством А. Ф. Уткина стали уникальные железнодорожные стреловые краны грузоподъемностью 80 тс и 150 тс, выполненные на уровне мировых стандартов. Созданная и подтверждённая патентом гидравлическая система железнодорожного крана грузоподъемностью 150 тс позволила эффективно выполнять совмещение операций в процессе подъема-опускания груза, поворота крана, телескопирования стрелы.

А. Ф. Уткин — доктор технических наук, профессор. С 1968 года по совместительству преподаёт в Балтийском государственном техническом университете (БГТУ «Военмех») на кафедре стартовых и технических комплексов ракет и космических аппаратов. Автор книги «Отечественные стратегические ракетные комплексы» (1999), а также свыше 70 научно-технических трудов и более 100 изобретений, защищенных авторскими свидетельствами и патентами, большинство из которых внедрены в производство.

В 1976 году Алексей Уткин удостоен Ленинской премии. В 1980 году за создание пусковой установки ЗРК С-300П ему присуждена Государственная премия, а в 1995 году Указом Президента РФ ему присвоено звание «Заслуженный деятель науки и техники Российской Федерации». Он награждён также орденом Трудового Красного Знамени и знаком «Почётный железнодорожник».

А. Ф. Уткин избран академиком Российской академии ракетных и артиллерийских наук, Российской академии космонавтики имени К. Э. Циолковского, членом-корреспондентом Санкт-Петербургской инженерной академии, членом научного совета Российской академии наук по проблемам машиностроения и технологии процессов. Живёт и работает в Санкт-Петербурге.

Семья

Отец — Уткин Федор Дементьевич (1896—1940), свою трудовую деятельность начал в 14 лет; работал на заводах в поселках Клетино, Пустобор Рязанской области, в дальнейшем был плановиком-экономистом на чугунолитейном заводе в поселке Лашма.

Мать — Уткина (Лашина) Анисия Ефимовна (1894—1981), всю жизнь занималась воспитанием четырёх сыновей и вела домашнее хозяйство.

Супруга — Уткина (Антипова) Валенина Григорьевна (р.1931).

Дочь — Иванова (Уткина) Людмила Алексеевна (р.1954), окончила Ленинградский институт точной механики и оптики.

Внук — Иванов Алексей Михайлович (р.1977), студент 5-го курса Балтийского государственного технического университета.

Брат — Уткин, Владимир Фёдорович (1923—2000) — российский, советский ученый и конструктор в области ракетно-космической техники. Дважды Герой Социалистического труда. Первый заместитель главного конструктора и начальника, главный конструктор и начальник КБ «Южное» (город Днепропетровск, Украина).

Брат — Уткин Николай Фёдорович (1919—1989), профессор, на протяжении 19 лет работал проректором Балтийского государственного технического университета.

Брат — Уткин Пётр Федорович (1925—1974), служил в Вооруженных Силах СССР, подполковник Советской Армии [3] .

Увлечения

Алексей Фёдорович любит заниматься строительством на даче и работать с деревом. Красивое дерево и камень, особенно когда они срезаны и отполированы мастером с проявлением волокон причудливого рисунка, воспринимается как прекрасное творение природы.

В свободное время не упускает возможности прочесть очередную книгу, предпочитает исторические романы. Любит романс, особенно в исполнении Галины Каревой и Олега Погудина. Является поклонником творчества Бориса Штоколова и Анны Герман. Из кинофильмов выделяет картины с участием Жана Маре, Жана Габена, Вячеслава Тихонова, Алексея Баталова, Михаила Жарова, Николая Черкасова, Александра Борисова.

В студенческие годы был страстным болельщиком институтских баскетбольных команд. Находясь на пенсии, с удовольствием смотрит телетрансляции матчей по баскетболу.

Первая публикация о знаменитых конструкторах ракетных комплексов братьях Уткиных в большей степени касалась жизненного пути и трудовой деятельности второго из братьев — Владимира Фёдоровича Уткина http://proza.ru/2021/02/14/1502. Личности всех четырёх братьев Уткиных весьма интересны. При ознакомлении с жизненным путём Владимира Фёдоровича я обратил внимание, насколько важную роль в его становлении сыграла семья Уткиных. Его судьба неразрывно связана с судьбами родителей, других братьев Уткиных: старшего Николая и младших - Алексея и Петра [1].
Сегодняшний мой рассказ дополнится информацией о судьбах остальных братьев Уткиных[2]. Как мне кажется, это позволит с большей степенью достоверности раскрыть характеры и судьбы этих талантливых людей, великих патриотов нашего Отечества. Об деде и отце братьев Уткиных было рассказано в первой части очерка.
Напомню: старший из братьев Николай родился в 1919 году в посёлке Пустобор близ рязанского старинного городка Касимов, Владимир — в 1923 году, Пётр - в 1925 году, Алексей - в 1928 году.
Закончив среднюю школу Николай поступил на первый курс МВТУ. Он закончил пять курсов института накануне Великой Отечественной войны. Защитить диплом не успел — помешала война. Студентам МВТУ с учётом сложности момента выдали справки с правом работы в должности инженера с правом защиты диплома по окончании войны. Почти всю войну проработал инженером-технологом в Перми на военном заводе. В 1944 году Николай с женой Лидией перевёлся в Ленинград. В 1945 году Николай защитил диплом в Ленинградском военно-механическом институте. Его оставили в институте на должности преподавателя. После ранней смерти отца в 1940 году старший из братьев Николай фактически стал главой семейства, сыграв большую роль в становлении младших братьев.
Владимир пошёл на фронт в августе 1941 года, демобилизовался в 1945 и вернулся в родной посёлок Лошмань. Устроился работать старшим комендантом в Лошманское ремесленное училище, там же работала учителем физики его будущая жена Валентина.
Петра, после того как его в 17,5 лет в 1943 г. из 10-го класса забрали в армию. После окончания войны и срочной службы он решил остаться служить в армии. Аттестат об окончании школы Пётр получал уже после войны. До того момента, когда должен был демобилизоваться, он уже семь лет был военным. Всю свою жизнь посвятил армии. Дослужился до звания подполковника.
Владимир и Алексей пошли по стопам Старшего брата Николая. В 1945 году Алексей окончив школу, поступил на первый курс Ленинградского военно-механического института. В 1946 году на первый курс Военмеха поступил и вчерашний фронтовик Владимир. Когда ребята уезжали в Ленинград мама Анисья Ефимовна дала сыновьям с собой мешок высушенной картошки, для Ленинграда 1946 года — настоящее богатство.
В Ленинграде в бытовом смысле было несладко. Жили более чем скромно, в комнате общежития Военмеха, где столом служил чемодан, с положенной на него сверху чертежной доской. Ребята-студенты, Володя и Леша, иногда приходили к ним. Тогда в комнате Николая становилось ещё теснее. Но как говорит народная мудрость: "В тесноте - да не в обиде!". Они всего добивались сами. Ребята подрабатывали там, где только могли. Но самое интересное, что о тех временах учёбы в Ленинграде братья Уткины всегда вспоминали, как о самых светлых и счастливых в их жизни.
По воспоминаниям жены Петра Уткина [2]:
«Николаю Федоровичу и Лидии Ивановне дали разрушенную квартиру на 11-й Красноармейской улице. Они сами ее восстанавливали вместе с еще двумя преподавателями института. Три семьи и жили.
В доме сначала даже крыши не было, все восстанавливали сами. До этого они жили в общежитии. Но когда переехали в квартиру, забрали Анисью Ефимовну.
Когда мы с Петром Федоровичем приехали, какое-то время жили у Николая. Петя уехал в часть, а я помогала нянчить Володину дочь, Наташу.
Семья Володи снимала комнатку на той же 11-й Красноармейской, но через два дома от дома Коли. Жили они на втором этаже с хозяйкой, у которой была проходная комната. Там они жили недолго. Володя и Валя работали. Наташе было два месяца, Вове - один год (сыну Николая Федоровича).
Мы тогда молоды, очень дружны, ощущали заботу каждого из братьев друг о друге. Часто собирались вместе.»
У всех братьев мама Анисья Ефимовна была как икона. Маме всегда лучшее место было за столом, ее все очень любили. Всю жизнь братья поддерживали друг друга.
Из воспоминаний дочери Владимира Фёдоровича Натальи:
«Поженились родители летом 1949 г., свадьба была скромной. Мама очень хорошо запомнила этот день. Говорила, что денег было мало, а папа, который также был достаточно стеснен в средствах, вдруг появился с огромным букетом цветов, причем сначала появился букет, а потом и он сам. Много за последующую совместную жизнь папа дарил маме цветов (и куда более изысканных), но эти были для нее самыми дорогими.

Помню, как мама рассказывала о том, что на свадьбе в Ленинграде бабушка Анисья в своем тосте сказала: «Желаю вам, чтобы до конца жизни у вас была одна подушка». Первая мамина реакция - удивление: «Как можно желать такое?» Но потом она поняла мудрость сказанных слов.
Затем переехали в Днепропетровск. Их жизнь началась, по воспоминаниям мамы (она чаще мне рассказывала о том времени), с первой квартиры, которой для них стал . строящийся гастроном на улице Рабочей, недалеко от автозавода. Приехавшим на работу молодым специалистам выделили будущий торговый зал, и каждая семья жила, отделившись от другой, простынями, повешенными на веревки.
Жили трудно. На Украине оказались одни, без родственников и почти без друзей. После дружной многолюдной семьи и атмосферы взаимной поддержки, внимания, любви, которая была в Ленинграде, мои родители оказались отрезанными от всего этого.

Папа вспоминал: когда семья была на грани голода, он написал письмо в Ленинград, причем не с просьбой о помощи, а обычное, без грустных подробностей, чтобы не волновать братьев. Но каково же было его удивление, какая была радость и благодарность, когда Петр Федорович, который с семьей в то время жил в воинской части в Медвежке под Ленинградом, прислал мешок картошки! Это фактически спасло нас в то время.»
Вот такими были реалии жизни семей братьев Уткиных, да и абсолютного большинства молодых семей наших родителей в то нелёгкое послевоенное время. Учились и одновременно работали, отстраивая израненную войной страну. И мне показалось важным донести до читателей ту мысль, насколько важной в те нелёгкие послевоенные времена была взаимная поддержка членов большого семейства Уткиных.
А теперь я сосредоточусь на судьбе и служебной карьере главного смежника Владимира Фёдоровича Уткина — Алексея Фёдоровича [3].
В 1951 году, окончив обучение в Военмехе, Алексей получил квалификацию инженера-механика. Молодого специалиста распределили в Морское артиллерийское центральное конструкторское бюро (ЦКБ-34) - так в те годы именовалось Конструкторское бюро специального машиностроения (КБСМ).
В ЦКБ-34 в должности инженера-конструктора Алексей Федорович начал свой путь в области военной техники с участия в создании корабельных артиллерийских башенных установок (МК-5 и МК-5 бис).
В середине 50-х годов, с началом в стране эры ракетного оружия, ЦКБ-34 получило заказы на проектирование первых стартовых установок для кораблей ВМФ. С этого времени А.Ф.Уткин принял активное участие в разработке надпалубных корабельных пусковых установок (СМ-69, СМ-70, СМ-76, СМ-77), проявив незаурядную эрудицию, техническую интуицию и талант организатора. Эти качества молодого ведущего инженера определили его дальнейшие назначения.
В 1959 году Алексей Федорович становится ответственным представителем Главного конструктора на заводах-изготовителях. Сборка, заводские испытания, ходовые испытания с пусками ракет, сдача на вооружение стартовых установок для крылатых ракет комплексов П-35, а впоследствии зенитного ракетного комплекса С-200 - это далеко не полный перечень дел, в которых он принимал участие, накапливая конструкторский и производственный опыт.
С 1963 года - начальник крупного конструкторского отдела, в котором наряду с работами по морской и зенитной тематикам начаты конструкторские проработки и экспериментальные исследования по созданию стартовых систем для Ракетных войск стратегического назначения (РВСН).
Новая ответственная работа увлекла его. Она требовала неординарных конструкторских решений, глубоких научных исследований, масштабных и натурных экспериментов, разработки новых технологий, недюжинных организаторских способностей. В 1967 году А.Ф.Уткин назначается заместителем Главного конструктора, а в 1970 году Главным конструктором - начальником комплекса.
За период с 1970 по 1990 год под его руководством разработаны и сданы в эксплуатацию 4 стартовых комплекса с шахтными пусковыми установками для запуска баллистических ракет, железнодорожный стартовый комплекс 15П761, пусковая установка для крылатых ракет на подводных лодках и приобретённая многими странами мира мобильная пусковая установка зенитного ракетного комплекса С-300.
А.Ф.Уткин - крупный ученый. Под его руководством и при личном участии разработаны методология индустриального способа строительства стартовых установок шахтного типа для РВСН и современные методы оптимизации их параметров и массо-габаритных характеристик. Это позволило быстрыми темпами с минимальным ущербом для готовности стартовых комплексов страны наращивать уровень их защищенности.
Изобретение, внедренное в пусковую установку зенитного ракетного комплекса С-300П, дало возможность решить схему передачи стартовой нагрузки без передачи динамики при старте ракеты.
В процессе создания железнодорожного стартового комплекса Алексей Федорович внес большой научный вклад при исследовании несущей способности и деформативности податливого грунтового основания при больших динамических нагрузках. Результаты натурных экспериментальных исследований с помощью специального динамического стенда легли в основу теоретических исследований и разработки экспресс-метода по прогнозу несущей способности и деформативности грунтовых оснований на неподготовленных в инженерном отношении площадках. Им решена проблема передачи больших массовых нагрузок на железнодорожное полотно в процессе эксплуатации машин, а с использованием имеющихся экспериментальных данных по воздействию железнодорожного полотна на буксы подвагонных тележек решена фундаментальная задача по динамике нагружения агрегатов комплекса. Созданный под его руководством боевой железнодорожный стартовый комплекс обладает высокой живучестью за счет маневренности и скрытности.

ВОСПОМИНАНИЯ Н.Ф.Ситниковой (дочери В.Ф. Уткина)
«С началом перестройки изменились и возможности выезда за границу. Первая поездка отца состоялась еще в 1967 г. во Францию на авиасалон в Ля- Бурже. Помню, сколько было у него впечатлений от этой заграничной поездки. Папа рассказывал о той технике, которая была там выставлена, о своих походах по городу, об архитектуре, об улыбках на лицах прохожих. Потом был достаточно большой перерыв в зарубежных поездках, и уже активно он начал ездить за границу в конце 80-х, а после переезда в Москву, в силу производственной необходимости, они стали достаточно частыми.
Приезжая из таких командировок, папа обязательно подробно рассказывал о том, что он видел в той или иной стране, причем старался передать особенности каждой из них, ее колорит, быт, характеры людей. Он был очень наблюдательным человеком, что позволяло ему не пропускать даже мелочи из увиденного. Рассказывал папа всегда интересно, ярко, образно, привозил с собой книги, открытки, карты, отчего после его рассказов казалось, что ты побывал вместе с ним. К поездкам всегда готовился, изучал официальную информацию о той стране, куда ехал. Помню, огромное впечатление произвело на него посещение Иерусалима, Италии; особенно его поразил высокий уровень жизни, чистота, ухоженность улиц, очень размеренная жизнь Люксембурга.
И, конечно же, нельзя не сказать о поездках отца в Америку. Не касаясь рабочих моментов, о которых я знаю только по рассказам, отмечу, что он приезжал из этих поездок с новым зарядом энергии, новыми идеями. Он проникся большим уважением к генералам Т. Стаффорду, Дж. Энглу, Д. Эбби, господам Д. Голдину, А. Никогосяну. С Томасом Стаффордом у Владимира Федоровича сложились дружеские отношения, что, как мне кажется, способствовало более эффективному решению многих вопросов.
Огромное впечатление на отца произвело посещение космического центра Джонсона и особенно то, как американцы относятся к воспитанию своих детей. Он рассказывал о том, что им позволено совершенно свободно садиться за тренажеры, в кабину космического корабля и т. д.
У Владимира Федоровича была мечта, чтобы и у наших, российских, детей было бы не меньше возможностей знакомиться с достижениями космонавтики. Поэтому, когда он посетил музей космонавтики в школе №16 Рязани и увидел, сколько полезного там собрано и как влияет это на развитие детей, он с огромным энтузиазмом стал подбирать туда экспонаты.
И уж коль скоро я затронула тему музея, не могу не сказать о Музее братьев Уткиных в Касимове, который открылся в 1998 году к 75-летию Владимира Федоровича и 70-летию Алексея Федоровича.
В нем с большой любовью и теплотой собраны сведения о всей семье Уткиных, материалы по их работам, подобраны замечательные экспозиции, экспонаты, книги по космической тематике.
О Владимире Федоровиче и Алексее Федоровиче, я думаю, что они счастливые люди, потому что получили самую высокую награду еще при жизни - признание, почет и уважение со стороны земляков.
Что греха таить, ведь мы знаем, как часто, если не всегда, признание ко многим заслуженным людям приходит слишком поздно. Здесь, к счастью, этого не произошло».
Н.Ф. Ситникова (дочь В.Ф. Уткина) в музее братьев Уткиных: «Дорогие ребята, вы сегодня с такой любовью рассказывали о том, что Вы делаете в этом музее, сколько всего нового узнали и подготовили. Я восхищена! Это действительно очень теплые воспоминания – когда Владимир Федорович вернулся в родную школу, которую закончил в далеком 1941-м году, и увидел музей. Не в каждом городе такое бывает. Вам есть, чем гордиться!».
А завершить рассказ о славном семействе Уткиных из сердцевины русской земли - хочу строками из стихотворения Нины Фольгеровой [3]:
"Семьёю, родами великими, отчизна испокон сильна,
Корнями могучими-кедрами, дубами, берёзами -
Листвою необъятною в небо устремлена.
Вставай, вставай и пробуждайся, воскресни
Чувство великое материнство-отцовство в нас. "

ИСПОКОН ВЕКОВ СТОЯЛА И СЛАВИЛАСЬ РОССИЯ СВОИМИ РОДАМИ!
ЕСЛИ МЫ СЕБЕ, СВОИМ ПРЕДКАМ, СВОЕЙ ЗЕМЛЕ НЕ ИЗМЕНИМ -
РОССИЯ СТОЯЛА, СТОИТ И БУДЕТ СТОЯТЬ.


Тридцать лет назад братья Уткины создали боевые железнодорожные ракетные комплексы (БЖРК) – «космодромы на колесах», которые своей неуловимостью и боевой мощью наводили ужас на США. Американцы сделали все возможное, чтобы их уничтожить. Однако, русские не сдались и через несколько лет на просторы нашей страны выйдет новое поколение БЖРК – ракетные комплексы «Баргузин»

В истории противостояния советско\российской и американской инженерных военных школ есть одна страница, которая до сих пор вызывает чувство глубочайшего уважения к отечественным инженерам и глубочайшего потрясения действиями политиков 90-х годов прошлого века. Речь идет о создании в Советском Союзе боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК) – мощнейшего оружия, равному которому до сих пор не создано ни в одной стране мира.

Все эти проблемы были успешно решены и двенадцать советских ракетных поездов стали для американцев зубной болью. Разветвленная железнодорожная сеть СССР (каждый поезд мог в сутки перемещаться на 1 тыс км), наличие многочисленных естественных и искусственных укрытий не позволяли с достаточной степенью уверенности определять их нахождение, в том числе с помощью спутников.

Ничего подобного американские инженеры и военные создать так и не смогли, хотя и пытались. Опытный образец американского БЖРК до 1992 года проходил испытания на железнодорожном полигоне США и Западном ракетном полигоне (авиабаза Ванденберг, Калифорния). Он состоял из двух типовых локомотивов, двух пусковых вагонов с МБР «МХ», командного пункта, вагонов системы обеспечения и вагонов для личного состава. При этом американцам не удалось создать эффективные механизмы опускания контактной сети и отвода ракеты во время ее старта в сторону от поезда и железнодорожных путей, поэтому запуск ракет американскими БЖРК предполагался со специально оборудованных стартовых площадок, что, конечно, значительно снижало фактор скрытности и внезапности. Кроме того, в отличие от СССР, в США менее развита железнодорожная сеть, и железные дороги принадлежат частным компаниям. А это создавало множество проблем, начиная от того, что для управления локомотивами ракетных поездов пришлось бы привлекать гражданский персонал, заканчивая проблемами с созданием системы централизованного управления боевым патрулированием БЖРК и организацией их технической эксплуатации.

В итоге, сначала, по настоянию Великобритании, с 1992 года Россия поставила свои БЖРК «на прикол» - в места постоянной дислокации, затем – в 1993 году, обязалась, согласно договора СНВ-2, в течение 10 лет уничтожить все ракеты РТ-23УТТХ. И хотя этот договор, фактически, так и не вступил в законную силу, в 2003-2005 году все российские БЖРК были сняты с боевого дежурства и утилизированы. Внешний облик двух из них сейчас можно посмотреть только в музее железнодорожной техники на Варшавском вокзале Санкт-Петербурга и в Техническом музее АвтоВАЗа.

Справка: Первый БЖРК 15П961 «Молодец» с межконтинентальной баллистической ракетой 15Ж61 (РТ-23 УТТХ, SS-24 «Sсаlреl») был принят на вооружение в Советском Союзе в 1987 году. К 1992 году в нашей стране было развёрнуто три ракетных дивизии, вооруженных БЖРК: 10-я ракетная дивизия в Костромской области, 52-я ракетная дивизия, дислоцировавшаяся в ЗАТО Звёздный (Пермский край), 36-я ракетная дивизия, ЗАТО Кедровый (Красноярский край). В каждой из дивизий имелось по четыре ракетных полка (всего 12 составов БЖРК, по три пусковых установки в каждом).

Молодец» с виду выглядел как обычный железнодорожный состав из нескольких рефрижераторных и пассажирских вагонов. В этот состав входили три трехвагонных пусковых модуля с МБР РТ-23УТТХ, командный модуль в составе 7 вагонов, вагон-цистерна с запасами горюче-смазочных материалов и три тепловоза ДМ-62. Поезд и пусковая установка были разработаны на базе четырехтележечного восьмиосного вагона грузоподъемностью 135 тонн силами КБСМ. Минимальный пусковой модуль включал в себя три вагона: пункт управления пусковой установкой, пусковую установку и агрегат обеспечения. Каждая из трех пусковых установок, входящих в БЖРК, могла осуществлять пуск как в составе поезда, так и автономно. При движении по железнодорожной сети страны БЖРК позволял оперативно менять дислокацию стартовой позиции до 1000 километров в сутки. При этом идентифицировать поезд именно как БЖРК можно было лишь по наличию в составе третьего локомотива, либо обратив внимание средствами наземного наблюдения на рефрижераторные вагоны с восемью колесными парами (обычный грузовой вагон имеет четыре колесных пары). Даже уменьшение массы ракеты на 1.5 тонны по сравнению с шахтным вариантом и распределение нагрузки пусковой установки по восьми осям вагона не позволило конструкторам полностью уложиться в допустимую осевую нагрузку на путь. Для решения этой проблемы в БЖРК применены специальные «разгрузочные»устройства, перераспределяющие часть веса вагона с пусковой установкой на соседние вагоны. Для обеспечения автономной работы пускового модуля, а так же устройства для закорачивания и отвода контактной сети, пусковые модули были оборудованы четырьмя дизель-генераторами мощностью 100 кВт. Автономность работы ракетного поезда составляла 28 суток.

Сама ракета РТ-23УТТХ имела головную часть разделяющегося типа индивидуального наведения с десятью боевыми блоками мощностью 0.43Мт и комплексом средств преодоления ПРО. Дальность стрельбы - 10100 км. Длина ракеты 23 м. Стартовый вес ракеты 104,8 т. Масса ракеты с пусковым контейнером 126 тонн. Получив приказ о запуске ракет, поезд останавливался в любой точке своего маршрута.

Специальным устройством отводилась в сторону контактная подвеска, открывалась крыша одного из рефрижераторных вагонов, откуда в вертикальное положение поднимался пусковой контейнер с ракетой. После этого осуществлялся минометный старт ракеты. Выйдя из контейнера, ракета отклонялась в сторону от поезда с помощью порохового ускорителя и только после этого на ней запускался маршевый двигатель.

И эта технология позволяла отвести струю маршевого двигателя ракеты от пускового комплекса и тем самым обеспечить устойчивость ракетного поезда, сохранность людей и инженерных конструкций, в том числе железнодорожных. С момента получения приказа на запуск до старта ракеты проходило не более 3 минут.

Советские БЖРК официально были сняты с боевого дежурства в мае 2005 года. Однако, за прошедшие 10 лет потенциальная угроза нашей стране не уменьшилась. Она просто трансформировалась. Нынешняя администрация США исповедует стратегию «глобального обезоруживающего удара», согласно которому на территорию вероятного противника внезапно может быть обрушен массированный неядерный удар. «Та программа перевооружения, в первую очередь средств морского базирования, которую Соединенные Штаты проводят, позволяет им выйти в период 2015-2016 годы на общий объем возможной доставки к важным объектам Российской Федерации порядка 6,5-7 тысяч крылатых ракет, причем около 5 тысяч - с морских носителей», - подчеркнул в конце прошлого года журналистам генеральный конструктор концерна ПВО «Алмаз-Антей» Павел Созинов.

Удержать этот «крылатый рой» от нападения можно только в том случае, если США будут знать, что точно и гарантированно получат ответный удар. Поэтому с 2012 года в России начались работы по созданию нового поколения боевых железнодорожных ракетных комплексов. Опытно-конструкторские работы по этой теме ведет главный создатель российских МБР - Московский институт теплотехники (МИТ). В отличие от «Молодца», «Баргузин» (так будет называться новый ракетный поезд), будет вооружен не «Скальпелями», а ракетами типа «Ярс» полностью российской разработки и производства. Они вдвое легче, чем РТ-23УТТХ, хотя и содержат не 10, а 4 (по открытым источникам) разделяющихся боевых частей. Зато летят на тысячу километров дальше. Первый новый ракетный поезд должен быть сдан в опытную эксплуатацию в 2018 году.

Судя по имеющейся информации, «Баргузин» вообще – ни вагонами, ни тепловозами, ни электромагнитным излучением, не будет выделяться из общей массы грузовых поездов, тысячи которых сейчас ежедневно снуют по российским железным дорогам. Например, «Молодца» таскали три тепловоза ДМ62 (специальная модификация серийного тепловоза М62) совокупной мощностью 6 тыс л.с. А мощность одного нынешнего магистрального грузового двухсекционного тепловоза 2ТЭ25А «Витязь», который серийно выпускается «Трансмашхолдингом» составляет 6 800 л.с. А масса «Ярса» не требует дополнительного усиления ни вагонов-транспортировщиков, ни самих железнодорожных путей, по которым проходит поезд. Поэтому вскоре у нашей страны вновь появится еще один весомый «аргумент» в разговоре о мире на нашей планете.

Сейчас средства массовой информации размещают много материалов о гениальном ученом, его деятельности на ведущих предприятиях ракетно-космической промышленности. Но не так много известно о личной жизни, характере, семье этого выдающегося человека. Мы обратились к дочери Владимира Федоровича – Наталии Ситниковой с просьбой рассказать о ее знаменитом отце.

– Я знаю, что в городе Касимове, на родине Владимира Федоровича, находится музей братьев Уткиных…

– Касимов – старинный, красивый город районного значения. Музей там был открыт еще при жизни отца. Это было в 1998 году, когда отмечали его 75-летие. А его младшему брату Алексею Федоровичу в тот год исполнилось 70 лет. Музей находится в Касимовской школе № 2, где учился и которую в 1941 году окончил Владимир Федорович. В ней до сих пор сохранились документы о его учебе. Позднее, в 2002 году, в год 850-летия Касимова возле школы был открыт мемориал: установлены макет ракеты-носителя «Зенит» (о чем мечтал Владимир Федорович) и барельеф академика. «Зенит» стал последней разработкой под руководством моего отца в КБ «Южное» в Днепропетровске.

– Остался ли кто-то из ваших родственников на Рязанщине?

– В 25 километрах от Касимова находится деревня, в которой мои родители в 1994 году построили дом для своей семьи. В этой же деревне был родительский дом папы, а рядом, в соседней деревне до сих пор стоит родительский дом моей мамы. В окрестностях Касимова много родственников. Кстати, в деревне Лашма, где находится дом, также установлен бюст В. Ф. Уткина.

– Ваши папа с мамой были родом из одного села?


– Нет. Они родились в разных селах, расположенных недалеко друг от друга. Между собой дружили их отцы. Мама с папой знали друг друга с раннего возраста, ведь они учились в одной школе. Мама была очень красивая. Когда после войны отец появился в родном селе, первого человека, кого он встретил там, была она. Это судьба. На момент их встречи мама окончила учебу в индустриальном техникуме в Касимове. Моя бабушка, ее мама, в одиночку поднимала четырех детей, но сумела дать им всем среднее специальное образование. Затем мама уехала учиться в Москву, а отец – в Ленинград. Они стали переписываться. Через четыре года они поженились, и мама переехала к отцу в Ленинград. А там уже родилась я.

– Как вы считаете, почему на Рязанщине появился такой самородок, как ваш отец, Владимир Федорович?

– Во многом благодаря постоянному труду. Его отец был врожденный интеллигент, несмотря на то, что происходил родом из крестьян. Есть люди, которым не надо прививать интеллигентность, она у них врожденная. Мой дед – Федор Дементьевич окончил двухклассное училище, работал на лесопилке, со временем стал плановиком на чугунно-литейном заводе. По тем временам это была солидная должность. С малолетства дед предлагал моему отцу и его братьям что-то смастерить, развивая их ум. Братья увлекались авиамоделизмом. Когда появились первые фотоаппараты, Николай Федорович, старший брат, практически из ничего сделал фотоаппарат. Пытливый ум братьев постоянно развивался, сама жизнь подталкивала их к конструированию. Тягу к знаниям также закладывали хорошие учителя в школе. Отец вспоминал школьного учителя по математике и физике Бориса Васильевича Оськина, который привил ему любовь к этим предметам. Отец Уткиных рано ушел из жизни (моему отцу было тогда 17 лет), и младшие братья все время тянулись за старшим братом Николаем. И когда тот переехал в Ленинград, поступив в Военмех, младшие братья поехали за ним, а затем перевезли маму.

– Как сложилась ваша судьба и судьба ваших двоюродных братьев?

– Старший сын Николая Федоровича – Владимир преподает в Военмехе, он кандидат технических наук. Как и в свое время Николай Федорович был образцом для подражания для своих младших братьев, так и наш двоюродный старший брат Владимир стал для нас примером. Другие мои двоюродные братья и сестры окончили Ленинградский политехнический институт. Я училась на физико-техническом факультете Днепропетровского государственного университета. Сначала работала в КБ, потом в университете, в научно-исследовательской лаборатории, преподавала, защитила кандидатскую диссертацию. Переехав в Москву, недолго работала в МИХМ (Московский институт химического машиностроения), но вскоре моя жизнь изменилась и мне пришлось заняться другими видами деятельности. Сейчас я являюсь директором Музея ракетно-космической техники имени академика В. Ф. Уткина, открытого на территории ОАО «Корпорация Рособщемаш». Музей был создан по инициативе генерального директора корпорации А. В. Усенкова.

– Почему вы пошли по стопам отца?


– Владимир Федорович очень любил технику, любил сам во всем разбираться, вплоть до того, что сам чинил приемники, сломавшуюся бытовую технику.

В детстве я мечтала стать врачом, училась по всем предметам ровно, на «отлично». А в девятом классе у нас появились очень хорошие учителя по математике и физике. И для меня эти предметы стали наиболее интересными. Кому-то нравились стихи, а мне – математика. Отец был доволен. Мне хотелось осваивать что-то техническое. К десятому классу я уже понимала, чем занимается мой папа, и думала, что это очень интересно. А слово «ракета» на тот момент звучало еще достаточно романтично.

– Владимир Федорович занимался вашим воспитанием, ведь он был таким занятым человеком?

– А что такое воспитание? Если взрослый человек говорит, что надо делать то-то и то-то, то частенько ребенок начинает делать все наоборот. Отец делал все сам с удовольствием и интересом, поэтому и все тянулись за ним. Он говорил тихим, спокойным голосом, никогда не повышал его. Мои дочери спрашивают меня сейчас, как ему это удавалось?

Получил как-то Владимир Федорович премию в размере двух тысяч рублей. По тем временам это были большие деньги. И тут они с мамой узнали, что в Рязани планируется строительство памятника женщине-матери. Посовещавшись, мои родители перечислили две тысячи рублей на этот памятник. К сожалению, проект так и не состоялся… Мои родители не были богатыми людьми, просто у них было такое воспитание. Заработанные деньги тратились на театры, концерты, книги, пластинки. У родителей была да и сейчас есть большая библиотека. Папа с мамой жили душа в душу и понимали друг друга с полуслова. Они очень оберегали друг друга. Ощущение его постоянной заботы о маме, даже в мелочах, все время присутствовало в их отношениях. Это и было лучшим воспитанием!

– Отец чувствовал свою значимость, свой вес в обществе?

– Он был глыбой, скалой, в том смысле, что был очень надежным, обязательным, основательным и мудрым. Никогда не приписывал себе чего-то единолично. Он понимал, что за ним стоит коллектив, понимал, что есть преемственность на предприятии: задел сделал один главный конструктор – продолжает другой. Он был человеком, который не кичился тем, чего достиг. Он не был равнодушен к наградам и знал им цену.

– Почему Владимир Федорович переехал из Днепропетровска в Королев?

– Когда родители жили на Украине, их все время тянуло сюда, в Россию. Раньше они не могли переехать, потому что у папы шла интенсивная работа, в последние годы сдавались один за другим ракетные комплексы. А потом времена изменились. Нельзя назвать какую-то одну причину их переезда в Россию. Мама все время мечтала о Москве, так как у нее здесь остались все родственники, а у Владимира Федоровича вся родня – в Питере. На Украине же у нас родственников не было.

Он был глыбой, скалой

Переехав в Королев в 1990 году, в течение 10 лет папа возглавлял ЦНИИ машиностроения. Он принимал участие в перестройке управления ракетно-космической отраслью страны в новых экономических условиях, возглавляя в институте работы по формированию проекта Федеральной космической программы России (которая в нашей стране разрабатывалась впервые), руководил Координационным научно-техническим советом Российского авиационно-космического агентства и Российской академии наук по исследованиям и экспериментам на станции «Мир» и РС МКС, то есть его новая жизнь в Королеве была яркой и насыщенной.

Справка «ВПК»

Уткин Владимир Федорович (1923–2000)


Российский ученый, конструктор и организатор работ в области ракетно-космической техники.

Действительный член Академии наук СССР, Российской академии наук, Национальной академии наук Украины, Международной академии космонавтики, президент Российской академии космонавтики имени К. Э. Циолковского, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, кавалер высших боевых и трудовых наград СССР, депутат Верховного Совета СССР четырех созывов, участник Великой Отечественной войны.

Генеральный конструктор КБ «Южное», Днепропетровск (1971–1990), генеральный директор ЦНИИ машиностроения, Королев, Московская область (1990–2000).

Автор более 200 научных трудов и множества изобретений. Под руководством Владимира Федоровича Уткина созданы стратегические шахтные и мобильные ракетные комплексы, космические аппараты.

Владимир Федорович Уткин – активный участник работ в области международного сотрудничества в исследовании и освоении космического пространства («Интеркосмос», МКС и др.).

РОСКОСМОС-СПОРТ

Уткин Владимир Фёдорович


Уткин Владимир Фёдорович — российский, советский ученый и конструктор в области ракетно-космической техники, первый заместитель главного конструктора и начальника, главный конструктор и начальник КБ «Южное» (город Днепропетровск, Украина), доктор технических наук, профессор.

С 1942 года и до конца войны Уткин воевал на различных фронтах — Волховском, Северо-Кавказском, Южном, 4-м и 1-м Украинских, 3-м Белорусском, пройдя путь от Волхова до Берлина, испытав тяготы походной жизни, горечь утрат и счастье побед. За мужество и отвагу, проявленные на фронтах Великой Отечественной войны, старший сержант Уткин был награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени, медалями.

В 1946 году Уткин поступил в Ленинградский военно-механический институт. После успешного окончания института в 1952 году получил распределение в одно из ведущих конструкторских бюро страны — КБ «Южное» в городе Днепропетровске (Украина). Работал инженером-конструктором, старшим инженером, затем возглавлял различные научно-исследовательские и проектно-конструкторские подразделения: начальник группы, начальник сектора, заместитель начальника отдела, заместитель главного конструктора.

В 1967 году назначен первым заместителем главного конструктора и начальника КБ «Южное», в 1971 году — главным конструктором и начальником, а в 1979 году — генеральным конструктором и начальником КБ.

Указом Президиума Верховного Совета СССР в августе 1969 года Уткину Владимиру Фёдоровичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

В качестве разработчика и руководителя научно-исследовательских работ Уткин непосредственно принимал участие в создании современных ракет-носителей и космических летательных аппаратов. Под его руководством разработаны и сданы на вооружение четыре стратегических ракетных комплекса, обеспечивших паритет отечественных ракетно-ядерных сил с соответствующими силами США, создано несколько ракет-носителей. Последняя разработка — высокоэффективная, экологически чистая ракета-носитель «Зенит», способная выводить на околоземную орбиту 12 тонн полезного груза, твердотопливная ракета РТ-23 (по натовской классификации SS-24), которой оснащались БЖРК, высокоэффективная стратегическая ракета Р-36М (по натовской классификации SS-18), не имеющая аналогов в США. В области космических аппаратов были введены в строй различные спутники оборонного и научного назначения. Всего на разнообразные орбиты было выведено более трехсот аппаратов семейства «Космос», которые составляют значительную часть от общего количества спутников этой серии.

К числу достижений КБ, возглавляемого Уткиным, относятся также создание разделяющихся орбитальных головных частей ракет, разработка уникального минометного вида старта тяжелой ракеты из шахты, решение комплекса научно-технических проблем, обеспечивающих непрерывное боевое дежурство жидкостных ракет в заправленном состоянии в течение многих лет, а также стойкость ракет при действии на них поражающих факторов. Стратегия конструктора-ученого Уткина — нахождение альтернативных оптимальных научно-технических решений при минимальных затратах.

Уткин — активный участник работ в области международного сотрудничества по исследованию и освоению космического пространства. Знаменательным событием стала реализация обширной программы «Интеркосмос», являвшейся значительным вкладом в дело совместного исследования околоземного пространства учеными различных стран. В содружестве с французскими учеными был осуществлен проект «Аркад» с помощью спутника «Орел».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1976 года Уткин Владимир Фёдорович награждён орденом Ленина и второй золотой медалью «Серп и Молот».

В 1976 году был избран действительным членом (академиком) АН Украинской ССР, в 1984 году — академиком АН СССР.

С 1986 года он являлся генеральным директором и генеральным конструктором НПО «Южное». Уткин принимал самое деятельное участие в работах по использованию оборонных научно-технических разработок в интересах науки и народного хозяйства: создание ракеты-носителя «Циклон» на базе СС-9, спутника «Космос-1500», использованного для вывода каравана судов из льдов Восточно-Сибирского моря.

В 1990—2000 годах директор Центрального научно-исследовательского института машиностроения Российского космического агентства. Он активно принимал участие в перестройке управления ракетно-космической отрасли страны в новых экономических условиях, внес существенный вклад в разработку Федеральной космической программы России. Под его руководством в институте велись научные исследования по различным разделам Федеральной программы, проводятся научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы с целью создания экспериментальных аппаратов специального назначения. В рамках достигнутых договоренностей с США обеспечивается научно-техническое «сопровождение» ключевых проблем, связанных с международной космической станцией МКС.

Действительный член Леонардо-клуба.

Жил в Москве. Скончался 15 февраля 2000 года. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

Дважды Герой Социалистического Труда.

Лауреат Ленинской премии (1964), Государственной премии СССР (1980).

Почётный гражданин Рязани (27.05.1987).

Память
Бронзовые бюсты установлены в Рязани, Касимове и Лашме. Мемориальные доски установлены в Касимове на школе, которую окончил В. Ф. Уткин, и в Лашме на доме, в котором он вырос.

Уткин, Владимир Фёдорович на сайте «Герои страны»

Герои Социалистического Труда. Биобиблиографический словарь. Том 1. М., 2007

Читайте также: