Конструктор владимир георгиевич степанов

Обновлено: 19.05.2024

Согласно данным Единого государственного реестра юридических лиц (ЕРГЮЛ) от 25.06.2022, публикуемым налоговой службой РФ, Степанов Владимир Георгиевич (ИНН 773100804050) упоминается в следующих юридических лицах.

Данный ИНН был выдан налоговой инспекцией региона Москва.

  1. Москва
  2. Московская область (управление эксплуатацией нежилого фонда за вознаграждение или на договорной основе)

Учредитель Степанов В. Г.

    (до 04.04.2008 г. * ; организация ликвидирована 04.04.2008). (до 31.12.2021 г. * ). (до 01.01.2022 г. * ; организация ликвидирована 19.07.2007).

Степанов Владимир Георгиевич и опосредованно связанные лица

По данным, содержащимся в ЕГРЮЛ, прослеживаются следующие косвенные связи лица с российскими организациями, их руководителями, учредителями. Обращаем внимание, что связи могут носить формальный характер и не обязательно свидетельствуют о реальных контактах указанных лиц. При установлении связи учитывалось совпадение не только фамилии, имени и отчества, но и ИНН физического лица.


    (руководитель СНТ "ОСТРОВОК")
    (учредитель до 31.12.2021 *СНТ "ОСТРОВОК")
    (учредитель до 31.12.2021 *СНТ "ОСТРОВОК")
    (учредитель до 31.12.2021 *СНТ "ОСТРОВОК")
  1. Филлипов Виктор Евгеньевич
    (учредитель до 12.02.2020 *СНТ "ОСТРОВОК")
    (ликвидир. 30.06.2014)
    (Сандаков Андрей Владимирович - руководитель, учредитель) (ликвидир. 05.10.2020)
    (Шмелев Борис Александрович - учредитель до 15.12.2021 * )

Дальнейшие связи не найдены

* Указана дата изменения в ЕГРЮЛ (может не совпадать с фактической).

Представленные на этой странице данные получены из официальных источников: Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ), Государственного информационного ресурса бухгалтерской отчетности (ГИР БО), с сайта Федеральной налоговой службы (ФНС), Минфина и Росстата. Указанные данные подлежат опубликованию в соответствии с законодательством РФ.

Разработкой программного обеспечения и обработкой информации занимается ООО "Профсофт" (ИНН 3906992381). Используется информация только из официальных открытых источников. Если вы заметили ошибку или некорректную информацию, пожалуйста, свяжитесь с разработчиком.

История Тураевского машиностроительного конструкторского бюро «Союз» началась 1 августа 1964 года, когда Министерством авиационной промышленности на базе ОКБ-300 академика Сергея Константиновича Туманского было учреждено новое КБ, которое сначала носило название «Почтовый ящик 1864». Новое предприятие расположилось в подмосковном посёлке Тураево, где уже имелась производственная база.

Основной задачей конструкторского бюро была разработка и создание жидкостных ракетных двигателей малой тяги, а затем на их основе – двигательных установок ориентации и стабилизации космических аппаратов на орбите и коррекции орбиты КА. К концу 50-х годов отечественная космическая отрасль вплотную подошла к созданию управляемых искусственных спутников Земли, для которых было предложено создать жидкостные ракетные двигатели малой тяги (ЖРДМТ) на двухкомпонентном топливе, что увеличивало запас энергии на борту космического аппарата в 4-5 раз. Кроме этого, жидкостные ракетные двигатели требовались и для оснащения крылатых ракет, входивших в боекомплект военной авиации. Для решения этой задачи в ОКБ Сергея Туманского в течение нескольких лет формировался коллектив, состоящий из опытных и молодых талантливых учёных.

Первым главным конструктором и руководителем ТМКБ «Союз» стал одарённый конструктор Владимир Георгиевич Степанов, который создал организацию, включающую в себя собственно конструкторское бюро, производство и испытательную службу, а также организовал процесс создания новых изделий, не имеющих аналогов в мире. На полигоне близлежащего посёлка Фаустово был построен стендовый комплекс для испытаний жидкостных ракетных двигателей и двигательных установок (ДУ). Таким образом, Владимиру Степанову удалось замкнуть на одном предприятии весь цикл создания ЖРДМТ и ДУ – проектирование, изготовление и экспериментальную отработку новых изделий.

В сжатые сроки были созданы первые в мире жидкостные ракетные двигатели тягой 0,6 кГ и 10 кГ, а также ЖРД для военно-воздушных сил. Двигатель Р201-300 предназначался для крылатой ракеты Х-22, а Р209-300 – для ракеты мишени (ОКБ главного конструктора А.Я.Березняка).

Реализация космической программы ТМКБ «Союз» началась с разработки для двигательной установки для космического аппарата «Истребитель спутников». При создании этих изделий был реализован целый ряд новых конструкторских решений:

• на порядок повышена эффективность системы ориентации, стабилизации и коррекции космического аппарата за счет создания ЖРД малой тяги;

• обеспечена надежная подача жидких компонентов топлива в условиях невесомости благодаря первым в мире сферическим бакам с металлическими разделительно-вытеснительными диафрагмами;

• обеспечено минимальное смещение центра масс космического аппарата по мере выработки топлива.

В дальнейшем семейство двигательных установок ТМКБ «Союз» пополнилось ещё рядом моделей. В 1967 году появилась двигательная установка 11Д79, обеспечивающая и сегодня старт космических аппаратов в условиях невесомости с промежуточной орбиты к планетам солнечной системы, а также ДУ 100, 101, 98, 113, предназначавшиеся для различных модулей лунной экспедиции.

Коллектив предприятия рос, накапливался опыт в космическом двигателестроении. Продолжалась активная работа по доводке ЖРД малой тяги, в конструкцию которых вносились принципиальные изменения. Двигатели тягой 10 кгс успешно использовались для обеспечения ориентации и стабилизации аппарата «Луна-16», впервые в мире в автоматическом режиме в сентябре 1970 г. Забор лунного грунта с доставкой его образцов на Землю. ЖРДМТ, разработанные и изготовленные в ТМКБ «Союз», обеспечили мягкую посадку автоматических аппаратов серии «Луноход» на поверхность Луны. Эти двигатели обеспечили ориентацию и стабилизацию беспилотного орбитального ракетоплана («БОР»), являющегося аналогом космического самолета, перед входом в верхние слои атмосферы и на начальном участке спуска на Землю.

Двигатели тягой 40 кгс; 20 кгс; 2,5 кгс входили в систему ориентации, стабилизации и коррекции орбитальных обитаемых станций «Алмаз», пилотируемых экипажами П.Р.Попович – Ю.А.Артюхин и Б.В.Волынов – В.М.Желобов.

В 70-е годы ТМКБ «Союз» параллельно с космической тематикой освоил новое тематическое направление – прямоточные воздушно-реактивные двигатели, в процессе работы над которыми коллективом ОКБ впервые в мире была реально воплощена концепция размещения ракетного двигателя твердого топлива (РДТТ) с автономным корпусом внутри камеры сгорания ПВРД. После окончания работы ракетного двигателя, его корпус выбрасывается из маршевой камеры скоростным напором.

Первым в этом ряду стал двигатель 3Д81 для ракеты класса «корабль-корабль» 3М80 ударного комплекса «Москит». В дальнейшем была проведена его модернизация и на этой основе создан двигатель 3Д83 для ракеты 3М82, отличающийся наличием регулируемого двухпозиционного сверхзвукового сопла. Концепция размещения стартового твердотопливного ускорителя внутри камеры сгорания ПВРД нашла дальнейшее развитие при проектировании прямоточных воздушно-реактивных двигателей в ТМКБ «Союз», а также стала использоваться в разработках других предприятий.

Одновременно с этим была создана форсажная камера с регулируемым соплом для самолёта МиГ-25, а затем и МиГ-29.

Продолжалась также работа и над совершенствованием жидкостных реактивных двигателей малой тяги. Был создан целый ряд ЖРДМТ тягой от 40 кгс до 40 гс. Последний из них, 11Д444, до сих пор не имеет мировых аналогов. Он является рекордсменом среди жидкостных реактивных двигателей не только по минимальному уровню тяги, но и по продолжительности непрерывного огневого включения в космосе, которая составляет 100 часов. Этот двигатель в составе ДУ 11Д78, разработанной конструкторами ТМКБ «Союз» в 1978 году, использовался в реализации программы вывода на орбиту стационарных спутников связи.

С 1979 года в ТМКБ «Союз» совместно с ЦИАМ им. П.И.Баранова велись разработки осесимметричного двухрежимного ПВРД на углеводородном топливе для перспективных беспилотных летающих аппаратов на водороде по программе «Холод».

В 80-х годах конструкторское бюро завершило работу над ещё одним прямоточным двигателем – 31ДП, которым и сегодня оснащаются не имеющие аналогов сверхзвуковые крылатые ракеты класса «воздух-поверхность» Х-31А (противокорабельная) и Х-31П (противорадиолокационная). В октябре 1988 года успешно закончились испытания единственного в своём роде ПВРД для гиперзвуковой экспериментальной летающей лаборатории ГЭЛА с полетным числом Маха 4.5.

В 1991 году ТМКБ «Союз» приступило к масштабному проекту высокоскоростных прямоточных воздушно-реактивных двигателей для пилотируемого летательного аппарата по программе Российского космического агентства «ОРЕЛ-2-1». Во время многочисленных стендовых экспериментов проведена поузловая отработка воздухозаборников, камер сгорания и сопел в условиях, соответствующих полетным числам Маха от 3.5 до 7, исследованы способы топливоподачи и форма форсунок, установлена оптимальная геометрия камер сгорания. Определены также полнота сгорания в зависимости от типа впрыска, геометрии проточного тракта и условий на входе в камеру сгорания, зависимость задержки воспламенения и границы самовоспламенения от температуры и числа Маха на входе.

Политические изменения в России в период с 1991 по 2001 годы привели к спаду во всей отечественной экономике, и в оборонной промышленности в частности. Значительно сократился государственный заказ, а вместе с ним прекратилось и финансирование научных исследований. Но, несмотря на сложные экономические условия Тураевское предприятие продолжало изыскания в области двигателестроения для космоса и обороны.

В рамках государственной программы реформирования оборонного комплекса 24 января 2002 года вышел указ Президента РФ № 84. Согласно этому документу, а также постановлению Правительства РФ № 149 от 13 марта 2002 года, ОАО «ТМКБ «Союз» вошло в состав ОАО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение».

В настоящее время АО Тураевское машиностроительное конструкторское бюро «Союз» является одним из основных российских разработчиков двигателей для космоса и ВПК. Предприятие располагает структурой, позволяющей полностью замкнуть цикл создания двигателей и двигательных установок для летательных аппаратов. Это конструкторское и технологическое бюро, опытное и мелкосерийное производство, экспериментальная база, включающая в себя лабораторию прочностных динамических и статических испытаний, стенды для огневых испытаний ЖРДМТ и ПВРД. Научно-технический, конструкторский и производственный потенциал позволяет не только постоянно совершенствовать уже выпускающиеся двигатели, но и проводить исследования в области высокоскоростных прямоточных воздушно-реактивных двигателей.

Абанин Георгий Васильевич

Авиационный конструктор, главный конструктор министерства автомобильного транспорта РСФСР, секретарь Советской части рабочей группы Постоянной комиссии СЭВ по сотрудничеству в области транспорта, вице-президент немецкой дирекции Международного фонда российско-элинского сотрудничества.

Абдулин Рашид Раисович

Абдулин Рашид Раисович

Абдулин Рашид Раисович

Конструктор в области систем управления ЛА, заместитель управляющего директора — главный конструктор ОАО «Московский научно-производственный комплекс «Авионика», член правления.

Александров Алексей Дмитриевич

Александров Алексей Дмитриевич

Александров Алексей Дмитриевич

Специалист по системам управления, начальник и главный конструктор Московского института электромеханики и автоматики (ПАО «МИЭА»). Профессор, заведующий кафедрой «Системы автоматического и интеллектуального управления» МАИ.

Алексеев Семён Михайлович

Алексеев Семён Михайлович

Алексеев Семён Михайлович

Советский авиаконструктор, начальник ОКБ № 1 опытного авиазавода № 1, главный конструктор по высотному снаряжению и ответственный руководитель завода «Звезда», Герой Социалистического Труда.

Алферов Владимир Викторович

Главный конструктор АО «Научно-производственное предприятие «Топаз».

Альмяшев Игорь Зиеевич

Альмяшев Игорь Зиеевич

Альмяшев Игорь Зиеевич

Конструктор и специалист в области авиастроения, авионики, системного анализа, теории автоматического управления, теории оптимизации и исследования операций математического моделирования, заместитель генерального директора по авионике ФГУП «ГосНИИАС».

Андреев Владимир Александрович

Андреев Владимир Александрович

Андреев Владимир Александрович

Конструктор криогенной техники, главный конструктор ПАО «Туполев».

Аносович Андрей Борисович

Аносович Андрей Борисович

Аносович Андрей Борисович

Советский авиационный инженер-конструктор, главный конструктор Инженерного центра «ОКБ им. А. И. Микояна», главный конструктор — директор программы по самолёту МиГ-31.

Антонов Дмитрий Александрович

Антонов Дмитрий Александрович

Антонов Дмитрий Александрович

Авиаконструктор, главный конструктор ОКБ А. Н. Туполева по самолётам Дальней авиации Ту-95МС, Ту-142М и Ту-142М3.

Архангельский Иван Иванович

Главный конструктор ОАО «МКБ «Факел» им. академика П. Д. Грушина».

Асеев Михаил Юрьевич

Асеев Михаил Юрьевич

Асеев Михаил Юрьевич

Главный конструктор — первый заместитель директора программы перспективного авиационного комплекса дальней авиации (ПАК ДА) ПАО «Туполев».

Атонов Вениамин Степанович

Атонов Вениамин Степанович

Атонов Вениамин Степанович

Конструктор электронно-вычислительной техники, главный конструктор НИЦЭВТ.

Афонин Николай Иванович

Афонин Николай Иванович

Афонин Николай Иванович

Конструктор электронной аппаратуры, начальник опытно-конструкторского отдела ВНИИА им. Н. Л. Духова.

Бабак Александр Георгиевич

Бабак Александр Георгиевич

Бабак Александр Георгиевич

Председатель совета директоров, генеральный конструктор центра НПП «Томилинский электронный завод».

Бабак Владимир Петрович

Бабак Владимир Петрович

Бабак Владимир Петрович

Советский и российский авиаконструктор, президент концерна «Штурмовики Сухого», главный конструктор самолётов типа , ,.

Бажинов Игорь Константинович

Учёный, специалист в области космической баллистики и навигации КА, конструктор ракетно-космической техники, член «группы Тихонравова», один из создателей первого искусственного спутника Земли.

Базенков Николай Ильич

Базенков Николай Ильич

Базенков Николай Ильич

Советский авиаконструктор, организатор производства, главный конструктор самолёта Ту-95 и всех его модификаций, в том числе дальнемагистрального пассажирского самолёта Ту-114, Герой Социалистического Труда.

Баканов Анатолий Георгиевич

Баканов Анатолий Георгиевич

Баканов Анатолий Георгиевич

Конструктор в области моторостроения, генеральный конструктор и генеральный директор ООО «ОБК моторостроения» (Воронеж), генеральный конструктор ГК «Инновационные системы».

Баканов Сергей Александрович

Баканов Сергей Александрович

Баканов Сергей Александрович

Главный конструктор ОКБ «Факел» (Калининград), автор и исполнитель бардовских песен.

Барковский Александр Фёдорович

Барковский Александр Фёдорович

Барковский Александр Фёдорович

Российский авиастроитель. Первый заместитель генерального конструктора — первый заместитель исполнительного директора — технический директор главный конструктор самолёта МКИ.

Барковский Владимир Иванович

Барковский Владимир Иванович

Барковский Владимир Иванович

Авиаконструктор, директор Инженерного центра «ОКБ им. А. И. Микояна».

Барышев Владимир Михайлович

Барышев Владимир Михайлович

Барышев Владимир Михайлович

Авиаконструктор и инженер-конструктор стартовых ракетных комплексов, заместитель генерального конструктора ОКБ В. М. Мясищева, начальник Филиала № 2 ОКБ В. Н. Челомея.

Бахвалов Юрий Олегович

Бахвалов Юрий Олегович

Бахвалов Юрий Олегович

Первый заместитель генерального директора — генеральный конструктор КБ «Салют» ФГУП «ГКНПЦ им. М. В. Хруничева», конструктор ракеты «Ангара».

Бегак Александр Аркадьевич

Бегак Александр Аркадьевич

Бегак Александр Аркадьевич

Авиаконструктор, разработчик летательных аппаратов серии «Бегалёт», лётчик-испытатель, изобретатель, путешественник, общественный деятель, трёхкратный рекордсмен мира.

Бекирбаев Керим Бекирович

Бекирбаев Керим Бекирович

Бекирбаев Керим Бекирович

Инженер-аэродинамик, главный конструктор и начальник ЛИК ОКБ им. А. С. Яковлева, Герой Социалистического Труда.

Бекирбаев Тамерлан Османович

Бекирбаев Тамерлан Османович

Бекирбаев Тамерлан Османович

Советский и российский учёный, специалист в области радиолокации, главный конструктор авиационных РЛСУ НИИ Приборостроения им. .

Белов Анатолий Петрович

Белов Анатолий Петрович

Белов Анатолий Петрович

Главный конструктор Московского вертолётного завода им. М. Л. Миля, руководитель проекта создания экспериментального и первого промышленного экземпляра вертолёта на газовом топливе.

Белосвет Анатолий Алексеевич

Белосвет Анатолий Алексеевич

Белосвет Анатолий Алексеевич

Авиаконструктор, специалист в области аэродинамики, главный конструктор инженерного центра «ОКБ им. », первый заместитель генерального директора АНПК «МиГ».

Беляков Виктор Петрович

Беляков Виктор Петрович

Беляков Виктор Петрович

Учёный в области криогенной и вакуумной техники, член-корреспондент АН СССР, генеральный директор и главный конструктор НПО «Криогенмаш», Герой Социалистического Труда, профессор МАИ.

Беляков Ростислав Аполлосович

Беляков Ростислав Аполлосович

Беляков Ростислав Аполлосович

Советский и российский учёный, авиаконструктор, академик АН СССР, генеральный конструктор ОКБ имени А. И. Микояна, дважды Герой Социалистического Труда, почётный генеральный конструктор самолётов МиГ.

previous

История ОАО Тураевского МКБ «Союз» корнями уходит в ОКБ-300, созданное в 1943 г. по инициативе генерального конструктора А.А. Микулина. В этом прославленном ОКБ, специализировавшемся на создании авиационных воздушно-реактивных двигателей, в 1959 г. появилось задание на разработку жидкостных ракетных двигателей Р201-300 для ракеты Х-22 и Р209-300 для крылатой ракеты-мишени Главного конструктора А.Я. Березняка. Тематика была новой, и для её освоения в ОКБ была выделена группа конструкторов, составлявшая до трети всего конструкторского коллектива. После первых успешных результатов стендовых испытаний этих ЖРД в КБ поступили два новых задания на разработку двигательных установок: одной для управляемых спутников УС-А и УС-П системы глобальной морской разведки и целеуказания, второй для космического аппарата «Истребитель спутников» ОКБ В.Н. Челомея.

Шел 1961 год. Стало ясно, что для выполнения расширяющегося круга задач по ЖРД потребуется увеличение количества конструкторов, и в ведущие ВУЗы страны от ОКБ-300, в то время возглавляемого С.К. Туманским, поступили заявки на молодых специалистов. В следующем году ОКБ-300 пополнилось более чем 40 выпускниками МВТУ, МАИ, КуАИ, ХАИ, КАИ.

1 августа 1964 г. этот коллектив опытных и молодых конструкторов был выделен в самостоятельное предприятие, носящее сегодня название ОАО ТМКБ «Союз», и перебазирован в поселок Тураево, где к этому времени уже имелась опытная производственная и испытательная база. Новому предприятию передали также огневые стенды в поселке Фаустово. Таким образом, ТМКБ «Союз» стало предприятием с замкнутым циклом создания двигателей и установок для космических аппаратов и авиационных ракет. Первым руководителем и Главным конструктором стал Владимир Георгиевич Степанов.

Результатом труда конструкторов, технологов, производственников и испытателей предприятия, кроме упоминавшихся выше двигательных установок, стали также первые в мире двухкомпонентные жидкостные ракетные двигатели малой тяги (ЖРДМТ) с тягой от 40 г до 40 кг.

ЖРДМТ и двигательные установки, созданные на предприятии, участвовали в престижных программах освоения космического пространства:

- обеспечение запуска основного двигателя блока «Д» и его модификаций при старте космических аппаратов с промежуточной орбиты ИСЗ к другим планетам солнечной системы;

- доставка лунного грунта на Землю в автоматическом режиме станциями «Луна 16», «Луна 20» и «Луна 24»;

- доставка автоматического аппарата «Луноход» на поверхность Луны;

- обеспечение ориентации и стабилизации орбитальной обитаемой станции «Алмаз»;

- обеспечение ориентации и стабилизации аналога космического самолета «БОР-4»;

- обеспечение раннего обнаружения старта баллистических ракет с помощью спутников УСК;

- коррекция параметров геостационарной орбиты спутников связи «Грань», «Экран», СНТВ.

В 70-е годы на предприятии параллельно с космической тематикой было освоено новое тематическое направление, связанное с воздушно-реактивными двигателями. Были созданы форсажные камеры и регулируемые сопла для двигателей самолетов МИГ-31 и МИГ-29. Эти изделия были рекордсменами по минимальной массе в своем классе.

Затем были созданы прямоточные воздушно-реактивные двигатели, в которых впервые в мире реализована конструкция с расположением корпуса твердотопливного стартового двигателя внутри камеры сгорания ПВРД. По этой схеме сконструированы двигатели 3Д81 для ракеты 3М80 ударного комплекса «Москит», 31ДП для ракеты Х-31, а также для гиперзвуковой летающей лаборатории ГЭЛА. Оригинальная конструкция двухпозиционного регулируемого сопла с бесцилиндрованным приводом позволила существенно расширить зону работы двигателей и увеличить дальность полета ракет. Это относится к двигателям 3Д83 для ракеты 3М82 и ПВРД для ракеты Х-31АД.

При создании изделий ЖРД и ПВРД приходилось решать многие конструкторские задачи, но на пути предприятия в 90-е годы возникали проблемы другого характера, связанные с финансовыми трудностями в условиях ограниченного объема заказов.

В этой критической ситуации судьбоносным оказалось вхождение в 2002 г. предприятия в состав Корпорации «Тактическое ракетное вооружение». Поворотным моментом в оздоровлении финансового положения предприятия стало решение Генерального директора ОАО «КТРВ» Бориса Викторовича Обносова об организации серийного производства двигателей 31ДП в ОАО ТМКБ «Союз». Такое решение требовало глубокого анализа состояния предприятия, возможности перестройки его производства и дооснащения для резкого увеличения объема выпуска продукции в сжатые сроки.

Генеральный директор Корпорации Б.В. Обносов и Председатель Совета директоров ОАО ТМКБ «Союз» Ю.К. Семак сумели создать условия и организовать работу в дочернем предприятии Корпорации таким образом, что напряженные планы были полностью выполнены.

С этого времени на предприятии, благодаря нахождению в составе Корпорации, сохраняется стабильное финансовое положение. В настоящее время ведется интенсивная работа по разработке нового изделия и по созданию научно-технического задела для разработки ПВРД для высокоскоростных летательных аппаратов. Это вселяет в коллектив предприятия уверенность, что в следующем году ТМКБ «Союз» достойно подойдет к своему 50-летнему Юбилею.

Это была наша последняя встреча. Вернее, это было прощание, но тогда я не знала, что навсегда.
Мастер был болен, но я не думала, что настолько серьёзно. Когда кто-то произнёс озабоченно: «Что будет со Школой после ухода Джи?», – я внутренне возмутилась: «Какого ухода? Он же ещё не стар». Мой собственный возраст отстоял лишь на десяток лет, а чувствовала я себя более молодой, бодрой и жизнерадостной, чем в свои восемнадцать, во многом благодаря Школе и Лучу, проводимому Мастером. Сам Мастер мне представлялся чуть ли не бессмертным. Правда, за последнее время его тело заметно похудело, и цвет кожи приобрёл желтовато-землистый оттенок, но я не хотела верить внешним изменениям.
С помощью одного из учеников сняв виноград с недоступной для меня высоты, пошла прощаться. По дороге обдумывала, что бы достойное и умное сказать.
Выйдя из убогого домика, где он проживал, Мастер (создатель Духовной Школы, единственной по своей синтетической универсальности на планете Земля) медленно пошёл мне навстречу, приветливо улыбаясь. Тогда моё сердце молчало (ум работал над приветственной фразой), но где-то на глубинном уровне запечатлелся трогательный облик человека, может, самого значимого в моей жизни. Сейчас оно обливается слезами.
Джи обнял меня и стал благодарить. Вместо того чтобы обратиться в слух, я перебила его и принялась говорить сама о своей благодарности заготовленной фразой. Ситуация была разрушена мной. Это было верхом забвения всего того, чему учил Мастер. И это на восьмом году пребывания в его Школе.
А как всё стремительно обнадёживающе начиналось.

Первая встреча была встречей взглядов. Семинар проходил на берегу моря в сосновом бору.Джи стоял в отдалении у сосны. Я уже знала, что это он – человек, создавший Школу, которую после продолжительных целенаправленных поисков я нашла. Взгляд тёмно-карих глаз был испытующим. К тому времени я научилась выдерживать пристальные взгляды, но сила проникновенности этого взгляда заставила меня опустить глаза. Неосознанно я почувствовала свою малость (при всём моём тогдашнем самомнении) рядом с духовной мощью, исходящей от этого человека.
Это был мой первый многодневный семинар, и я ещё плохо ориентировалась в школьном пространстве. На лекцию, проводимую Константином Серебровым для избранных – в чьё число я тогда не входила – я попала по недосмотру организатора. Лектор говорил что-то об Абсолюте, а во мне возникла мысль: откуда он может знать о Непознаваемом.
Константин приостановил свой монолог, стал обводить аудиторию взглядом, говоря, что чувствует отток энергии, и, остановив взгляд на мне, произнёс:
– Вот он – мексиканский шпион, – и велел мне уйти.
За меня заступилась тогда наша калининградская группа и – как я позже узнала – Джи, с которым к тому времени мне довелось совсем немного пообщаться в общей компании:
На довольно вместительной удлинённой террасе деревянного домика царила непринуждённая обстановка. Возможно, этому способствовал ходивший по кругу литовский медовый бальзам «Суктинис».
Когда моя первоначальная робость поубавилась, я – на мой взгляд в подходящий момент – продемонстрировала свою осведомлённость в замыслах Сталина короновать себя (о чём слышала от многознающего человека).
Джи сказал, как мне показалось, серьёзно:
– О, она много знает.
Я восприняла это чуть ли ни как похвалу. Уже позже пришло понимание, насколько я завышаю свою значимость, и как это должно быть смешно со стороны.
По окончании семинара, прощаясь с Джи, я, пытаясь подавить волнение, стала говорить о своей благодарности ему за то, что существует Школа, которую я, наконец, нашла.
Он обнял меня, и по тому, с какой доверчивостью и теплотой отозвалось моё сердце, я почувствовала, что оно у меня есть.

На подготовительном этапе посвящения в мистический орден, которое проводил Мастер Джи, мы читали молитвы для очищения своего внутреннего пространства. Потом надо было, закрыв глаза, представлять знак ордена и под музыку нараспев произносить имя ордена.
Через некоторое время после того, как мы замолчали, погружаясь в медитацию, я увидела над знаком яркую вспышку. Из неё, пламенея в импровизационном танце, поднимались оранжевые языки… В глазах появилась резь, разрешившаяся слезами (видимо, вымывавшими остатки душевной нечистоты). Приложив руки к груди, я почувствовала тепло. Откуда-то возник необычный звук, зазвучал в унисон с мелодией, сопровождавшей призыв ордена. Но вскоре, усиливаясь, приобрёл собственное звучание и завибрировал в живых изумрудных нитях. Всё моё восторженное существо, устремляясь вверх и растворяясь в этой светомузыке, светилось и пело:
– Я вас тоже люблю!
Это было как совместное духовное дыхание: встречные потоки любви сливались в любовное единство.

Проводя обучающие ситуации, Джи неизменно учитывал состояние каждого конкретного питомца. И если мне, например, не всегда удавалось услышать то, что он хотел донести до меня, то это происходило из-за неумения настроиться на его тонкую волну. Опасаясь предстать пред его всевидящим оком бездарной ученицей, я начинала волноваться и, вместо наблюдения за собой, наоборот, приходила в хаотическое состояние.
Некоторые слова Мастера понимались мной только по прошествии времени. Так, когда он сказал обо мне:
– Миссис Хадсон (это моё прозвище, появившееся с лёгкой руки Джи)! Ведь не может быть (имелось в виду, такого парадоксального человека). Но ведь – есть! – я приняла это чуть ли не как комплимент (какая я необыкновенная).
Лишь постепенно я постигала смысл сказанного Джи, наблюдая присутствие во мне, казалось бы, несовместимых качеств. Мой кундобуфер (психологическое устройство препятствующее столкновению противоречивых субличностей) мешает выявлению противоречий. Скафандр гордыни труднопробиваем. Гордыня появилась как защита от душевной боли: я не уязвима для оскорблений, насмешек; я всё равно выше вас всех. Для осознания этого мне даже не надо демонстрировать своё превосходство. Я могу позволить себе выглядеть безобидной овечкой – я-то уверена, что у меня слоновая шкура.
Но благодаря Школе и подсказкам Мастера Джи, моя гордыня заметно поубавилась и мне чаще удаётся отслеживать свои противоречивые проявления.

Мне не раз говорили, что я не учитываю людей. Я понимала это так: что не оглядываюсь на мнение окружающих, не завишу от него, не подстраиваюсь ни под кого – и что это хорошо.
Смысл учитывания состояния ближнего дошёл до меня только на осеннем семинаре в Карелии, когда Константин передал нам слова Джи о том, что путь в Школьном Луче – это путь Любви к Творцу и ближнему своему. Нужно глубокое переживание: всё, что вокруг, создано Абсолютом. Мы здесь у него в гостях (придём и уйдём). Будучи в гостях, человек становится скромным, деликатным. Требования к другим уменьшаются, к себе – увеличиваются. Любовь к людям проявляется как сочувствие, сострадание: не наступать на больной мозоль, не быть слоном в посудной лавке (что мне обычно не удавалось с моей – хотелось бы сказать овеновской (списать на звёзды) прямолинейностью – на самом деле, как это не хочется признавать, неделикатностью и чёрствостью). Молитва – связь с Богом. Тогда наступает полнота (никуда не надо бежать, всё во мне), умиротворённое гармоничное состояние из глубины сердца.
Этот Карельский семинар, как никакой другой, проходил в атмосфере братской любви.

В Евангелии от Марка больная женщина в дерзновенном желании выздоровления, прикоснувшись к одежде Христа, излечивается. Он говорит ей, что её спасла её вера. Произошла встреча с Христом и через Него оздоровительная сила влилась в неё.
Состоялась ли моя встреча с Мастером Джи на глубинном духовном уровне? Моё душевное здоровье нуждалось в лечении (только я это не всегда осознавала), и дерзости мне не занимать, если дело касается моего целеустремлённого желания, но слишком сильна была моя самоуверенность. На эту нелепую мою веру в свой разум (сомневающийся почти во всём, кроме самого себя), проявляющуюся бахвальством, празднословием, игнорированием авторитетов, грубой прямолинейностью, отсутствием чуткой сердечности, Джи не раз намекал. А при нашем последнем прощании в Крыму указал прямо, видя, что иносказаниями трудно изменить мою бытийность:
Когда в последний момент (перед тем, как он с Алёной собирался сесть в такси) я задала случайный ненужный вопрос, и Алёна начала отвечать, он остановил её. В его голосе я уловила недовольство. Он видел нас лучше, чем мы сами, и пытался помочь нам обеим понять что-то важное. Я заволновалась, но не от того, что расставалась с человеком, столь много сделавшим для моего духовного развития, оживлявшим моё сердце и озарявшим душу светлой радостью, а от того, что хотелось сохранить лицо. (Что мне не удалось не только в переносном смысле: вскоре в ненужной спешке выскочив на крыльцо, и автоматически продолжая движение, я упала с крыльца и врезалась лицом (руки запоздали) в каменистую землю.)
Позже я поняла, что Джи, явно указывая на празднословие, хотел донести до меня и более глубинные причины моих падений, мешающих восхождению на Святую Гору: эгоизм и душевную чёрствость.
Уроки Мастера усваивались, к сожалению, очень медленно, но – хоть и со скрежетом – подвижки происходят. Моя сущность всё же пробивается через коросту ложных личностей. И скольким из нас его уроки и его Школа помогали… и помогают и после того, как он покинул мир земной.
В моей душе благодарность и вера в бессмертие Учителя, благодаря которому сердца его учеников озаряются Любовью.
Константин Серебров писал в «Практической алхимии»: «Мастер проходит мимо сакуры – на её ветвях появляются цветы».
В Луче Любви Мастера Джи расцветают наши души. Он не прошёл мимо, он с нами.

Читайте также: